Opal

Горькое послевкусие после дружеской трапезы

Горькое послевкусие после дружеской трапезы

Зачем Тереза Мэй вдруг назначила внеочередные парламентские выборы?

Кто там на мостике?

Если вы еще не в курсе, то спешу сообщить, что через пять недель в Британии состоятся всеобщие выборы. Напомню, что до недавнего времени парламентские выборы не по расписанию, а по прихоти премьер-министра. Придя к власти в 2010 году, Дэвид Кэмерон решил положить конец волюнтаризму и провел через парламент закон, по которому выборы членов Палаты общин должны отныне происходить раз в пять лет в мае-июне. Последний раз Британия голосовала за новый состав Палаты общин ровно два года назад. Следующее волеизъявление должно было произойти в 2020-м. Но во второй половине апреля Тереза Мэй решила иначе и назначила срочные всеобщие выборы на 8 июня.

Нельзя сказать, что это было уж совсем неожиданно. Многие в окружении премьера давно обращали ее внимание на то, что победа на выборах укрепит ее власть и даст возможность управлять страной без оглядки на оппозицию. А победу считали неизбежной, поскольку лейбористы под управлением левака Корбина активно теряют поддержку своих базовых избирателей – трудовой Британии. Опросы общественного мнения показывали, как стремительно увеличивается отрыв тори от всех остальных участников политического чемпионата Соединенного Королевства. Но Тереза Мэй, год назад категорически отказавшаяся от внеочередных выборов и потом многократно и в разных аудиториях повторявшая это обещание, твердо стояла на своем – выборы в 2020 году!

И вдруг 18 апреля неожиданная перемена настроения. От предположений и догадок нет отбоя. Первое, что пришло в голову аналитикам – разрыв с лейбористами дошел до неприличных 21 пункта. Причем, что еще важнее, – впервые за последние десятилетия рейтинг консерваторов перевалил за 50%.

Даже если сделать поправку на эпидемию ошибок, охватившую намедни британские социологические службы, совсем не принимать во внимание их прогнозы было бы как минимум неосмотрительно.

Итак, если до сих пор Мэй отказывалась от досрочных выборов из-за некоторой неуверенности в их конечном результате, то теперь этот фактор снят. Есть все основания полагать: страна хочет, чтобы премьер-министр оставалась на капитанском мостике.

 

… но вы держитесь!

Но есть и другая причина в пользу досрочных выборов. О ней на Даунинг-стрит сначала просто молчали, а теперь говорят негромко и не очень уверенно. Но, как известно, шепот иногда воспринимается слушателями лучше, чем крик. Да и доводов в пользу этой “тихой” версии все больше.

Речь о том, что, как показали первые предварительные контакты с руководством Евросоюза, переговоры по “Брекзиту” будут тяжелыми и, вероятно, затяжными. Но главная опасность состоит в том, что их главный результат может оказаться для Британии крайне негативным. В этом случае Тереза Мэй, которая уселась в премьерское кресло без одобрения со стороны массового британского электората, рискует попасть в крайне неловкое положение.

Потеря привилегированного доступа к европейскому рынку, который сейчас покрывает более 40% британского экспорта, неминуемо приведет к спаду экономики, росту безработицы и падению уровня жизни той значительной части общества, которая живет на зарплату, пенсию и государственные пособия.

Понятно, что всеобщего восторга такая ситуация не вызовет. Главным виновником станет правительство, которое “не сумело договориться”. Чем же будет премьер-министр отвечать на растущее недовольство населения? Ведь это она назначала министров и несет за них полную ответственность. На этом острове не скажешь рассерженной толпе: “Денег нет, но вы держитесь!” Такой каламбур народ может и не оценить.

 

Мэй с другой галактики

В прошлую среду в резиденции на Даунинг-стрит британский премьер-министр принимала президента Еврокомиссии (так именуется глава правительства ЕС) Жан-Клода Юнкера и главного переговорщика по “Брекзиту” со стороны ЕС французского дипломата Мишеля Бернье. После официальных переговоров весьма откровенная беседа продолжалась за дружеским ужином. 30 апреля влиятельная немецкая газета “Франкфуртер альгемайне” и лондонская Sunday Times опубликовали ее подробности, которые, как предполагается, были “слиты” кем-то из чиновников аппарата Еврокомиссии.

На следующее утро в телефонном разговоре с немецким канцлером Ангелой Меркель Юнкер признался, что Тереза Мэй была не только в состоянии “повального отрицания” всех предложений Брюсселя, но и вообще “пребывала в другой галактике”.

Газеты цитируют Мэй, которая предложила сделать “Брекзит” успешным, на что Юнкер заметил: “Брекзит” не может быть успешным по определению”.

Мэй настаивала на том, чтобы обсуждение о торговом соглашении между Британией и ЕС проходило параллельно с переговорами о “Брекзите”. В ответ Юнкер достал из портфеля огромные кипы бумаги (2250 стр.) и объяснил, что это тексты соглашений вступления Хорватии в ЕС и торгового соглашения между ЕС и Канадой.

Обе стороны также не смогли договориться о размере суммы, которую Британии придется заплатить за выход из ЕС. Мэй заявила, что ее страна ничего не должна, поскольку в установочных документах Евросоюза нет упоминаний о подобных выплатах. Юнкер ответил, что без “финансового урегулирования развода” не будет никакого торгового соглашения между двумя сторонами.

“Я покидаю Даунинг-стрит в 10 раз более скептически настроенным, чем когда мы сюда входили”, – сказал Юнкер Терезе Мэй на прощание.

 

Показательный “слив”

Очевидно, что переговоры зашли в тупик еще не начавшись. У британской стороны явно нет козырей, которые помогли бы ей диктовать свои условия и сохранить преимущества имеющиеся у Лондона при членстве в ЕС. Значит серьезные негативные последствия “Брекзита” исключать нельзя.

Сейчас трудно представить себе, как именно будет правительство выбираться из этого надвигающегося кризиса. Напрашивается, например, такой вариант: “Народ пожелал выйти из Евросоюза, мы это обеспечили. Что касается нового торгового соглашения, то будем работать дальше”. Такое объяснение звучало бы вполне резонно. Но как его воспримут те, кто почувствует себя обманутым?

Тереза Мэй и ее Консервативная партия несомненно получат значительное большинство в парламенте. Но поможет ли это в “бодании” с ЕС? “Жесткий “Брекзит”, о котором говорят оппозиционеры, может дорого обойтись евроскептикам и разочаровать миллионы британцев.

 

Photo: flickr.com/donkeyhotey

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply