Opal

Почему британский режиссер воскресил «Леди Макбет» Лескова?

Почему британский режиссер воскресил «Леди Макбет» Лескова?

Британский режиссер Уильям Олдройд снял фильм по русской пьесе XIX века. То, что британцы любят костюмированные драмы, корсеты, родовые поместья, лошадей и манеры – не секрет. Интересно в этой истории то, что для постановки было выбрано довольно редкое произведение – пьеса «Леди Макбет Мценского уезда» Николая Лескова 1864 года. Действие перенесли в Великобританию XIX века, героиню переименовали, концовку изменили. Перед выходом фильма «Леди Макбет» на экраны британских кинотеатров мы встретились с режиссером и задали ему несколько вопросов

– Уильям, почему именно пьеса Лескова? Выбор не самый очевидный.
– Я читал, что Николай Лесков – учитель Чехова, который постоянно вдохновлял его. Вообще-то я знал оперу «Леди Макбет Мценского уезда» Шостаковича и был уверен, что она популярна в России. Опера послужила поводом к осуждению композитора руководством коммунистической партии и была запрещена с 1930-х до 1950-х. В 1978 году в Лондоне Ростропович поставил оперу в первоначальной редакции в студии с Лондонским симфоническим оркестром. Тогда я не знал, что есть еще и пьеса. А потом мы со сценаристом Элис Берч (Alice Birch) пили кофе, и в конце встречи она упомянула об очень интересной книге, которую можно адаптировать для кино. Это был перевод Лескова. Я прочитал, и меня сразу же захватила главная героиня – Катерина. Поразительно сильная, я бы даже сказал – неотразимая. Я ставил Ибсена в театре, поэтому знал, как работать с сильными женскими образами. Мне в целом нравится литература того времени: Ибсен, Стриндберг.

3

– Чем же вас так захватила Катерина Лескова?
– Я впервые встретил женский персонаж, который борется с обстоятельствами с такой силой! Кроме того, она полностью берет контроль в свои руки. Пусть даже этот контроль оборачивается жестокостью и кровью. Меня не устраивает, что почти все сильные женщины в литературе часто заканчивают жизнь самоубийством, пропадают, убегают. Когда я прочитал историю Лескова, подумал: «Вот оно!» В кино мало женских образов, когда на главную роль можно выбрать любую актрису, какую захочется! Именно потому, что у зрителя нет никаких ожиданий, место для таких персонажей свободно.

– Вы специально искали подобную историю, потому что сейчас модно снимать фильмы, в центре которых – сильная женщина? Как, например, «Вдали от обезумевшей толпы» по роману Томаса Харди или «Дикая» с Риз Уизерспун, «Отмель» с Блейк Лайвли…
– Нет. Мне просто понравилась пьеса. Я люблю сильные характеры, и в этот раз так случилось, что сильный характер – у молодой женщины. Но, с другой стороны, именно молодые девушки чаще всего ходят в кино, поэтому есть необходимость в героинях, которые отражают их мир. А пьеса Лескова идеально подошла мне и этому тренду в индустрии.

– Ваш любимый фильм о сильной женщине?
– Не совсем уверен, что это фильмы именно о сильных женщинах, потому что на них можно посмотреть и как на жертв, но мне очень нравится российский фильм «Елена» Звягинцева. Очень люблю фильм «Левиафан», «Танцующую в темноте» с Бьорк и «Пианистку» Михаэля Ханеке. Героини всех этих фильмов – сложные и притягательные. Но часто они – жертвы обстоятельств. Отличие Катерины из пьесы Лескова – она изначально находится в позиции жертвы, но решается взять судьбу в свои руки.

4

– Как вы искали актрису на главную роль?
– Я видел Флоренс Пью в фильме «Падение» Кэрол Морли. Мне импонировала ее харизма. До работы со мной она никогда не снималась в главной роли. На пробах я увидел настойчивость и тот огонь, который должен был быть в моей героине. Она идеально подходила на роль молодой невесты, а потом жены, жизнь которой полна надежд в начале фильма, но в конце фильма она должна органично превратиться в убийцу.

– Когда русскоязычные люди, которые читали Лескова в школе, идут по лондонскому метро и видят рекламный плакат фильма «Леди Макбет», они сразу думают «только если Мценского уезда», даже не подозревая, что так оно и есть. Однако англоязычные зрители наверняка видят в этом диссонанс, потому что они ожидают увидеть Шекспира, а вы даете им Лескова. Это сделано специально?
– Естественно, нет. Но мне приятно, что хотя бы у русскоязычных зрителей постер вызывает правильные ассоциации.

5

– Вы изменили место действия, перенесли его в Великобританию. Почему?
– Я не хотел снимать англоязычный фильм, действие которого происходит в России. Для этого нужно было бы делать фильм на русском. Но я все равно хотел снять фильм по этой пьесе. Начал смотреть на общественные параллели между Великобританией и Россией XIX века и обнаружил много интересного. В России до 1861 года существовало крепостное право и человек владел человеком. В Великобритании до 1870-х жена была собственностью мужа и не имела права владеть деньгами. Даже если у нее было какое-то наследство, оно принадлежало мужу!

– С другой стороны, для мужа – отлично! Заполучил и жену, и деньги! Что вас как мужчину не устраивает?
– Я верю в равенство, в то, что нас определяют поступки, а не пол. Я также верю в то, что женщины должны быть настолько же независимыми, как мужчины, и делать ровно то, что они хотят. И, если они хотят зарабатывать и владеть чем-то, это их право! Я за полное равноправие.

6

– В вашем фильме довольно много жестокости и секса. Это тоже определенный тренд после славы сериала «Игра престолов»?
– Признаюсь в страшном – я не смотрел ни одной серии «Игр престолов». Я хотел показать жестокость и секс, которые есть в нашем мире, но не хотел, чтобы это выглядело чрезмерно, гротескно. Я также не собирался снимать что-то на грани порно и показывать секс, который щекочет нервы. Для меня было важно, чтобы зритель увидел, что двигатель жестокости героини – ее страсть. Думаю, что в «Игре престолов» жестокие сцены удушения показали бы более реалистично, кроваво, человек бы задыхался, кашлял, его бы тошнило, он хаотично махал бы руками. Мы же оставили это за дверью, и зритель лишь слышит звуки. Так что, действительно, жестокость и секс в моем фильме присутствуют, но я не хотел эксплуатировать эту тему. В фильме Анджея Вайды «Сибирская Леди Макбет» по Лескову смерть Теодора, которого душит героиня, вообще никак не показана. Это театральная традиция – когда самые страшные вещи происходят за сценой.

– В конце пьесы героиня утонула, а у вас она с блеском выкручивается из ситуации и отправляет в тюрьму невинных людей. Почему вы выбрали именно такой вариант?
– Мы хотели, чтобы героиня победила и выжила, даже если это выживание по сути равно моральной тюрьме. Ирония заключается в том, что тех людей, которые не давали ей быть свободной, больше нет, но как только их не стало, героиня оказалась максимально несвободной.

Беседовала Кристина Москаленко
Фото из архива Олдройда

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

1 Comment

  • Анри
    05.05.2017, 10:47

    Леди Макбет Мценского уезда, не пьеса, а скорее повесть.
    Сам Лесков определил жанр этого произведения как очерк. Наверное, стоит это поправить в тексте.

    REPLY