Opal

“Моменты счастья” Алекса Дубаса

“Моменты счастья” Алекса Дубаса

Мы сидим за столиком уличного кафе в просыпающемся Ковент-Гардене. Я пью горький кофе и смягчаю его историями жизни, настоящими, цепляющими. Как можно так просто рассказывать про значительные вещи?  Это талант, которым меня покорил Хемингуэй. Но я не с Хемингуэем, я – с Алексом Дубасом, теле- и радиоведущим, писателем и, можно сказать, евангелистом счастливых моментов. Он приехал в Лондон в роли «души компании» вместе с туристической группой «Клуба путешествий Михаила Кожухова».

– У любого города есть своя история, связанная с вами одной или несколькими поездками. Какие у вас отношения с Лондоном?
– Восприятие города будет зависеть от проводника, который тебе его покажет. Нужно посмотреть «его глазами». Мой первый Лондон был городом Ильи Лагутенко. Я приехал к нему домой в гости. Он только что написал песню «Карнавала не будет», и мы смекнули, что самое время снимать клип на карнавале в Ноттинг Хилле. В итоге видео не сняли, но те несколько дней в городе были очень «мумий-троллевскими»: первое ощущение, первый глоток воздуха, первые пабы, первые навигации и системы координат – в этом смысле я попал в хорошие руки. У меня все было в тот самый первый Лондон: мы катались на двухэтажных автобусах, заезжали в гости к каким-то друзьям и художникам на домашние вечеринки, тусовались на карнавале. Настроение моего первого Лондона пронеслось через все остальные приезды. А вообще я сюда приезжаю просто потусовать, погулять, попить пиво в пабе. Была одна незабываемая поездка, когда я презентовал книгу в Waterstones.

114636_no_wm4de72c066d046ef8d055df2b614107fa

– Это были «Правила аквастопа»?
– Да. Я прямо с самолета, опаздываю на встречу с читателями. Еду из Хитроу в такси и переодеваюсь из шортов в джинсы. Доезжаю до Пикадилли, забегаю с большим зеленым чемоданом, беру у Захара Прилепина микрофон и начинаю говорить. Люди тогда пришли не столько почитать книгу, сколько послушать новости с родины.

– В какой момент вы ощутили себя писателем?
– Когда мне захотелось рассказать не свою историю, а придумать ее. Я считаю, у каждого из нас есть истории на книгу. Может, даже не на одну. И дело это интересно тем, что оно всегда ново. Я давно пишу, люблю это делать. Просто раньше в голову не приходило, что можно создавать книги. Сейчас я в первую очередь – писатель.

– По вашей первой книге «Правила аквастопа» сняли кино в Греции. Когда ждать премьеры?
– Может быть, перед Новым годом. Однажды «киношники» позвали меня на съемки. Вот сидят 60 человек на греческой пирушке. Море, вилла, фонарики. Музыканты играют, сиртаки танцуют, цикады поют, все выпивают. Произносятся какие-то фразы, «Стоп! Камера!», и вдруг люди говорят на греческом. Я понимаю: «Они же сейчас произносят то, что ты зимой на Чистых прудах выстрадал!» Это был катарсис!

– Какие отклики вы получаете на книгу «Моменты счастья»?
– Самые теплые. Я немного переживал, что написанное не зазвучит. Было важно показать мужские, женские, стариковские, детские, юношеские, ломающиеся голоса – в этом своя красота. В результате получилось! Круто. Я доволен. Некоторые говорят, что читают книгу моим голосом.

114827_no_wmda2163724160c96bd3a85083559b4282

– Вы планируете еще что-то издавать?
– Надо выпустить книгу о путешествиях «Флаги на карте». Я же из каждой поездки привожу заметки, и у меня скопилось приличное количество материала. Нужно пару месяцев, чтобы сесть, отточить, сверить, проверить названия, какие-то истории, и выпустить. Но все откладывается, постоянно – новые места и впечатления. Только в этом году я уже побывал в любимых Одессе, Стамбуле, Лондоне, Риме и открыл для себя три больших страны: Исландию, Марокко, Швейцарию. «Флаги на карте» можно писать всю жизнь, но когда-то надо остановиться.

– Расскажите, если вы как писатель увидели человека, образ, ситуацию и внутри себя уже нарисовали историю. Вы поделитесь ей с другими или дождетесь момента, когда сможете перенести ее в книгу?
– Я рассказываю такие истории как можно чаще. Я прорабатываю сюжет на своих друзьях, знакомых и незнакомых людях и, глядя на реакцию, довожу текст до совершенства. Это некая репетиция. История при этом сужается и принимает нужные выпуклости, очертания и подчеркнутые грани.

– Вы согласны с мнением, что дело получается гораздо лучше, если отпускаешь ситуацию и относишься к нему как к повседневной задаче?
– Мне кажется, что правильная схема – третья. Вообще, у меня есть теория “третьей возможности”. Чаще всего люди стоят перед выбором между двумя вариантами. Почему? Каждый раз, когда мне предлагали выбрать из двух, я принципиально искал третий путь. Он всегда есть и, как правило, самый интересный. Идея в том, что сначала нужно «гореть», а потом это будет происходить механически. Так было с «Моментами счастья». Сейчас я «горю» спектаклем в стиле стэнд-ап.

114825_no_wm4215d7d00a085bc4af793832f4bc99b6

– Вы верите, что каждый человек от рождения наделен определенным даром?
– Мы с друзьями называем это суперсилой. Она не про летать и разрушать, а про то, когда твои друзья спрашивают: «Как это у тебя получается?» Например, у меня есть друг-режиссер. Я бы не сказал, что у него шедевральные фильмы, но его суперсила – в умении собирать друзей. Мы все – занятые люди, но почему-то когда он звонит и что-то предлагает, все всегда складывается, и мы едем. Моя суперсила заключается в том, что я понимаю, что хочет услышать человек.

– Вы – одиночка или коллективист?
– Мне очень комфортно быть и с самим собой, и с разными людьми. Единственное отличие – с собой я ощущаю целостность, а с людьми я «дроблюсь». Что неплохо, но иногда хочется собрать себя. Я не могу сказать, что люблю людей, но они мне очень интересны. Не меньше, чем города.

– Каким вы видите свое отражение?
– В последнее время я неосмысленно смотрю в зеркало, даже когда бреюсь, потому что очень спешу. Понимаю, что это не совсем верно, но последние два года я живу в самолетах. У меня просто нет времени посмотреть на себя, задуматься, осмыслить, помедитировать. Поэтому ответ: ничего не вижу.

– А вам хочется освободиться от спешки?
– Нужно немного остановиться, но я не понимаю, когда. Трумен Капоте, мой любимый писатель, исчезал на месяц и жил в домике с деревьями. У меня такого месяца нет. Я привязан к прямым эфирам и поездкам, хочется успеть обнять весь мир.

114630_no_wm246a3f1af3e21839bb68b35d4fdc93b7

– Когда у вас ближайший отпуск и как он пройдет?
– В августе я отправлюсь на Шантарские острова, это чуть выше Сахалина. Это такой удивительный архипелаг в заповедной зоне России, где бывает от силы человек сто в год. Там медведи бродят, рыбы много. Что поймаем – то и будем есть. Можно плавать на лодочке, а вокруг тебя – киты. Это довольно экстремальное путешествие, потому  что мы будем спать в палатках. Потом я вернусь в Москву, и мы с супругой на стареньком винтажном поезде поедем в Ирландию. Во время пути можно выходить, заглядывать на вискикурню, играть в поло, пообедать в ресторанчике. Я очень люблю поезда. Однажды я ехал из Сингапура через всю Малайзию в Бангкок. После Дублина – Париж, Довиль в Нормандии, где мы проведем две недели у наших друзей. Я смогу выдохнуть пар и поваляться на пляже. Это мое место силы, где я скрываюсь: лечусь, сплю, гуляю. Потом меня подхватит парусник “Крузенштерн”, направляющийся в Польшу. Оттуда – в Москву, где начну работать. Это масштаб месяца. Я знаю, что нужно очень точно формулировать свои желания, поэтому я хочу отдохнуть. Но понимаю, что надо осознанно сделать запрос во Вселенную, чтобы тебе это не сделали насильно.

– Запрос во Вселенную срабатывает?
– Я думаю, у всех сбывается. Иногда быстро, иногда – нет, иногда сам не замечаешь как. Главное – поймать.

– Вы можете представить свою другую жизнь в параллельной реальности?
– Мне очень нравится моя, других пока не хочу. Я сейчас живу в гармонии с собой, у меня прекрасный дом, период принятия всего. Себя, мира и дела.

Выражаем благодарность «Клубу путешествий Михаила Кожухова» за помощь в организации интервью

Беседовала Елена Михеева
Фото Splento

No Banner to display

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply