Opal

Пауза в кампании дорого обошлась тори

Пауза в кампании дорого обошлась тори

Сам того не сознавая, манчестерский убийца мог ненароком спутать карты и отправить Джереми Корбина на следующие пять лет жить в особняк на 10 Даунинг-стрит.

Звонок в 4 утра

Террористы, как показывает практика, плохо разбираются в политике. Мне не кажется, что 22-летний Салман Абеди специально выбрал день своего теракта, чтобы помешать проведению предвыборной кампании или повлиять на ее результаты. Скорее всего день и место взрыва были увязаны в его сознании с концертом популярной среди девочек-подростков американской певицы Арианы Гранде. Все 18 тысяч билетов были давно распроданы и он планировал нанести как можно больше вреда людям, пролить как можно больше крови, вызвать как можно более глубокий шок не только у жителей Манчестера, но и остального Соединенного Королевства.

Полиция установила, что перед тем как привести в действие самодельную бомбу, смертник долго ходил по центру города. Сомневался? Заметал следы? Думал о том, каким будет мир после него? Или о том, как выглядит рай, который обычно обещают “самоподрывникам” джихадистские проповедники?

Впрочем, какая нам разница. Нас с вами волнует то, что, отправляясь на тот свет, Салман Абеди унес с собой 22 ни в чем не повинных жизни. Что он нарочно выбрал крупнейшую спортивно-концертную арену страны, наполненную подростками и молодыми людьми.

Да, Британия потрясена, но она не напугана. Люди не попрятались по домам, не залезли под кровати от страха. Они ходят на работу, исполняют свои служебные и общественные обязанности, воспитывают детей, ухаживают за пожилыми родителями…

А что политики? Как они восприняли происшедшее? В 4 часа утра в ночь после теракта Тереза Мэй позвонила Джереми Корбину и сообщила, что в связи со случившимся собирается приостановить избирательную кампанию. Три дня  “пушки молчали”. В стране был траур и уровень террористической опасности поднят до отметки “критический”.

Однако пресса, хотя и уделяла главное внимание манчестерской трагедии, не могла “забыть” о выборах. И это оказалось на руку лейбористам, которые успели опубликовать свою программу неделей раньше, и их щедрые варианты решения социальных проблем явно понравились кое-кому из малоимущих британцев. Газеты, как и следовало ожидать, отнеслись к этой “утопической” программе скептически, но в целом восприняли ее благосклонно. Рейтинг “корбинистов”, который в начале мая был на 20 пунктов ниже, чем у консерваторов, стал расти.

А манифест тори попал к избирателям накануне теракта, и газетные аналитики не успели его толком обсудить. Между тем, в противоположность “конфетки”, предложенной лейбористами, программа премьер-министра Мэй не обещала, по мнению The Times, ничего, кроме “пота, крови и слез”.

 

За уход заплатит дом

Одним из самых спорных моментов манифеста консерваторов был предложенный в нем способ разрешения проблемы ухода за больными стариками. Число пожилых людей, страдающих тяжелыми заболеваниями, в Британии постоянно растет, а стоимость ухода за ними уже, кажется, пробивает потолок.

В 2005 году мне привелось побывать в новеньком доме для престарелых на юго-востоке Лондона, куда был помещен больной деменцией отец моего приятеля. Неделя пребывания в этом заведении, оборудованном всем необходимым инвентарем и укомплектованном квалифицированным персоналом, обходилась почти в £400. “Дорого, конечно, но зато папа в хороших руках и мы спокойны за него”, – объяснил тогда сын. Перед тем, как писать эту статью, я решил уточнить, сколько стоит такой уход сегодня? Ответ поразил  – £1 200 в неделю! За 12 лет стоимость выросла в три раза!

Самостоятельно такие расходы вряд ли осилит даже хорошо обеспеченная семья среднего класса. Тут без помощи государства не обойтись. Но где берет деньги государство? Из бюджета. А он у Великобритании, как всем известно, с большим дефицитом. Увеличивать госрасходы значит увеличивать дефицит. То есть наращивать национальный долг, который и без этого непомерно велик.

И что же делать? Решение, предложенное премьер-министром, предусматривает использовать средства, “спящие” в личной недвижимости больных пожилых людей. Схема простая: правительство берет на себя обязательство обеспечить уход за больными (в их собственном доме или в специальном учреждении), но часть средств на оплату этой важной социальной услуги с согласия пенсионеров изымает из принадлежащей им недвижимости. Стоимость жилых домов и квартир в Британии постоянно растет и на данный момент составляет весьма приличную сумму.

 

Опасный налог

Скажем, муж и жена пенсионного возраста живут в собственном доме, рыночная стоимость которого равна £300 000. Муж после перенесенного инсульта не может передвигаться без инвалидной коляски, а у жены – быстро развивающаяся деменция. Их пенсий едва хватает на питание, коммунальные услуги и прочие текущие расходы. Платить за уход им не из чего. Муниципальные власти обеспечивают им необходимую помощь, но при этом забирают часть средств из стоимости их недвижимости. Но не все. Тереза Мэй считает, что £100 000 должно остаться в распоряжение владельцев дома и при их желании перейти по наследству к детям.

Но детям эта идея тори (прозванная журналистами “налог деменции”) не понравилась. Рост стоимости жилья не дает им возможности обзавестись собственным домом. Выход чаще всего видится в использовании родительской недвижимости. А сто тысяч фунтов практически лишают их этой возможности. Возмутила она и самих стариков. Они-то полагали, что многолетним трудом и честной уплатой налогов заслужили того, чтобы расходы по уходу за ними приняло на себя государство.

Тут как назло грянул взрыв в Манчестере, и вопросы “отцов и детей” остались без ответа. Тем временем манифест лейбористов продолжал очаровывать тех, кто думает, что государственная казна бездонна, а тори не хотят растрачивать ее на простой народ. К середине прошлой недели разрыв между партиями упал до пяти пунктов, то есть почти в пределах допустимой ошибки. Еще чуть-чуть, и манчестерский убийца мог ненароком спутать карты конкурирующих партий и отправить Джереми Корбина на следующие пять лет жить в особняк на 10 Даунинг-стрит.

Как признался мне один из близких к консерваторам аналитиков, Корбин не может выиграть выборы. Тори могут подарить ему победу.

Тереза Мэй шла на выборы, обещая, что при ней Британия будет в надежных руках. Но всего семь пунктов преимущества перед лейбористами показывают, что эта репутация может и не сработать.  

 

Photo: flickr.com/photos/duncan


No Banner to display

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply