Opal

“Русские евреи” Парфенова: смотреть стоит!

“Русские евреи” Парфенова: смотреть стоит!

В мае этого года в Лондоне прошли показы двух фильмов из трилогии Леонида Парфенова и Сергея Нурмамеда «Русские евреи». Фильм первый «Русские евреи. До революции» лондонцы имели возможность видеть еще в прошлом году, нынешний его показ был повторным. А 23 мая в кинотеатре Prince Charles Cinema состоялись премьера второго фильма «Русские евреи. 1918-1948» и встреча зрителей с автором трилогии.

Оба фильма фактологически насыщенны, хотя и не во всем, как считают некоторые специалисты, точны. Впрочем, по словам самого Парфенова, к уровню серьезного научного труда он и не стремился, ничего нового в процессе работы над фильмом он ни сам для себя, ни для других не открывал – цели такой не было. «С телевидением ведь все иначе», «когда ты работаешь над созданием телепроекта, то тебе уже все известно, там нет и не может быть ничего для тебя нового, команда не будет ждать». Цель – показать, зафиксировать ассимиляцию отдельных людей и групп, вплоть до полного отрыва от корней и условности так называемой национальной идентичности, а не объять жизнь всех евреев в России за весь период ее существования.

Screen-Shot-2017-02-28-at-5.58

Всех не уместить

Фильм первый «Русские евреи. До революции» это исторический экскурс в то, каким образом к началу ХХ-го века Российская империя оказалась среди государств с самым большим числом проживающих на его территории евреев, каковы были предпосылки к тому, что на закате ее существования появится такое количество пассионариев еврейского происхождения, их миграция из местечек в крупные города, проблема черты оседлости, печально знаменитое дело Бейлиса и многочисленные погромы. Изначально поставленная авторами цель, а также невероятное количество евреев, оказавших огромное влияние на ход истории, на культуру, науку, политику, медицину России и Советского Союза в ХХ веке, диктуют избирательность в том, кого в качестве героев увидит зритель во втором фильме. Иначе «Русские евреи. 1918-1948» превратился бы в простое перечисление фамилий людей и их заслуг. Вокруг этой вынужденной избирательности в русскоязычной прессе уже возникло много споров и недоумений. Да, вы не увидите во втором фильме ни истории Пастернака, ни Мандельштама, про Бабеля – почти ничего, ни одного из физиков, создателей первой советской атомной бомбы, ни знаменитейших гениальных врачей еврейского происхождения. Но они просто туда не поместились, невозможно физически упомянуть всех в двухчасовом фильме. Кому-то покажется, что, например, Марку Шагалу уделено больше внимания, чем следовало бы, хотя из сюжета при этом никак не следует, что он был единственным евреем в русском художественном авангарде.

Screen-Shot-2017-02-28-at-5.45

Про Холокост…

Отсутствие упоминание трагедии Холокоста или событий в Бабьем Яру во втором фильме возмутило многих. Но логика повествования в фильме следует хронологии исторических событий, ведь мы помним, что в СССР трагедия Холокоста замалчивалась. По самым разным идеологическим причинам, в том числе из-за «юдофобии», развившейся на государственном уровне в послевоенное время. Кстати, сам Парфенов приоткрыл завесу или, как это принято говорить, выдал спойлер о содержании последнего фильма трилогии, пообещав зрителям, что Холокост в третьей части таки будет упомянут. А весь третий фильм будет посвящен тому, как резко поменялось отношение к национальному вопросу и конкретно евреям у Советского государства, еврейской эмиграции.

34040502173_6aefc55688_o

Фото Натальи Тарасовой

Мнения разделились

Некоторые сочли фильм настолько неоднозначным, что даже, мол, антисемиту и приверженцу теории мирового сионистского заговора будет чем поживиться. Приводимые цифры соотношения количества представителей национальных меньшинств в силовых структурах, в партаппарате, разговор о так называемой «моде» на еврейских жен действительно выглядят несколько странно на фоне рассуждения о революционном интернационале. Можно согласиться, что само утверждение о существовании «юдофилии» в ранне-советскую эпоху в официальных кругах требует дополнительной аргументации. Леонид Парфенов настаивает на том, что это была именно она. При этом странно полагать, что бытовой антисемитизм в России вообще внезапно куда-то испарился сразу после Октябрьской революции. Судьбам и проблемам простых советских евреев, и тем более такой очевидно притесняемой по религиозному признаку (мы помним про «опиум для народа») их части, как исповедующим иудаизм, в сюжетной конструкции второго фильма не нашлось места. В красочную иллюстрацию к идее о советской «юдофилии» они не вписались бы. Да и они недостаточно «русские», не пожелавшие полностью раствориться и стать частью русского мира – не выкресты, не отказавшиеся от религии и своих корней вовсе.

Screen-Shot-2017-02-28-at-5.55

“Мода” на еврейских жен

Так называемая «мода» на еврейских жен среди властной верхушки и не только – тоже не столь однозначна, ведь если исходить из идей интернационализма, то какая была кому разница, каково этническое происхождение этих женщин. Можем ли мы однозначно утверждать, что Лиля Брик стала Лилей Брик именно потому, что она была еврейкой? С другой стороны, если кому-то достаточно одного упоминания Троцкого или, например, Свердлова, чтобы породить разговоры о пятой колонне, то повод ли это не снимать о них и их роли в истории фильм?

34718337291_80e42740e7_o

После показа: Леонид Парфенов и Михаил Фридман – один из основателей фонда «Генезис», фото Натальи Тарасовой

Зрелищные проекты

Манера подачи материала в обоих фильмах впечатляет с технической точки зрения: большое количество анимации, вплоть до «говорящих» при помощи технологии захвата движения портретов и фотографий героев. Много исторической хроники, в том числе уникальной, фотографий. Изобразительные манера и приемы Парфенова все так же узнаваемы. Он много двигается в кадре: залезает на бронепоезд, на крыши как бы вместе с маленьким Шагалом в его родном Витебске, даже «удирает» на велосипеде от преследователей в сюжете о знаменитом убийстве Урицкого. Много путешествует в первой и во второй частях: он пройдет и по броду у селения Броды и посетит старейшее на территории тогдашней Российской империи еврейское кладбище (вернее, то, что от него осталось) и еще много других знаковых для истории евреев и их ассимиляции мест. Ну и какой рассказ о русских евреях без знаменитейших видов и улочек Одессы? Оба фильма зрелищны в хорошем смысле этого слова, телегеничность для Парфенова все так же крайне важна. Сюжету нет возможности нигде «просесть» и потерять внимание зрителя, все смотрится на одном дыхании. Это, безусловно, качественно сделанный проект. И даже при некоторой неоднозначности трактовок он стоит того, чтобы его посмотреть.

Мария Акопова

Фото arbuzz lectures

IMG_3311

IMG_8075

IMG_2217

No Banner to display

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply