Opal

Тереза Мэй: все, хватит, меняем стратегию!

Тереза Мэй: все, хватит, меняем стратегию!

После двух кровавых атак исламских экстремистов за последние две недели проблема обеспечения безопасности населения Соединенного Королевства неожиданно заняла главное место в предвыборной кампании

Комик-самоубийца

В конце 80-х годов, работая корреспондентом “Труда” на Ближнем Востоке, я несколько раз бывал на оккупированных Израилем палестинских территориях – Западном берегу реки Иордан и в секторе Газа. Во время одной из таких поездок удалось посетить семью недавно погибшего в Иерусалиме палестинского юноши-смертника, чья неумело раскрашенная фотография была расклеена по всей Газе. Правда, жилище семьи героя производило грустное впечатление. Мать и четверо детей ютились в тесной комнатке с земляным полом, покрытым сильно поношенными циновками. Отец семейства умер несколько лет назад, и не по возрасту состарившаяся мать поднимала детей в одиночку.

Я выразил ей соболезнование в связи с гибелью старшего сына. Да нет, что вы, сказала она, и на ее изможденном лице мелькнуло подобие улыбки. Он у нас был весельчак, мечтал стать комиком. Но мы им гордимся! Он совершил смелый поступок, достойный мужчины, и вдохновил нас всех на борьбу. Он молодец! Мне стало не по себе. Слова матери 15-летнего пацана, гордившейся тем, что сын подорвал себя на автобусной остановке, убив заодно двух молодых израильтян, звучали как-то противоестественно… Разговор не получался, и вскоре я попрощался, так и не пригубив заваренный для меня чай.

Прошло почти 30 лет, а эта странная беседа не выходит из головы. При каждом упоминании о каком-нибудь новом шахиде в памяти всплывают голодные, но одновременно счастливые глаза младших сестер и братьев того палестинского подростка, мечтавшего развлекать людей. Хочется верить, что они уцелели, что не попали в адскую мясорубку политических авантюр, затеваемых в шикарных особняках и кабинетах далеко-далеко от рваных циновок, на которых прошло их несытое детство.

Война джихадистам

На следующее утро после субботних трагических событий на мосту London Bridge и в Borough market, где погибли семь и были ранены около 50 человек, премьер-министр Тереза Мэй провела самое длинное за последние годы заседание “Кобры” – совета безопасности, членами которого являются ведущие министры кабинета и главы всех крупных силовых ведомств. Причина необычной продолжительности этого заседания “Кобры” стала понятна сразу после того, как Мэй сделала заявление для прессы у порога своей резиденции на Даунинг-стрит.

Вместо обычной в подобных ситуациях короткой информации о мерах по решению того или иного кризиса премьер начала свою речь с неожиданно резкой и категоричной фразы: “Enough is enough!”, которую можно перевести как “Ну, все, хватит!”, “Терроризм порождает терроризм”, и добавила: “Мы не можем и не должны больше делать вид, что отношение к безопасности будет оставаться таким, как прежде”. По сути дела это было объявлением войны исламскому экстремизму.

Стало очевидно, что британское правительство, выведенное из себя тремя терактами за три месяца – на Вестминстерском мосту, в здании концертной арены в Манчестере и, наконец, в районе Лондон-бридж, – собирается разработать широкую программу действий, направленную на предотвращение осуществления террористических актов как со стороны подпольных экстремистских организаций, так и “самодеятельных” терактов отдельных радикально настроенных одиночек.

Программа будет развиваться одновременно по нескольким направлениям. В том числе: вынесение экстремистам более жестких и продолжительных судебных приговоров; принятие более энергичных антитеррористических законов; оказание давления на международные IT-компании, чтобы они активнее действовали против потенциальных джихадистских заговорщиков.

  Мир лучше ссоры

Один из ведущих политических аналитиков этой страны и колумнист The Times Даниэл Финкельштейн сравнил недавно борьбу британских властей с исламскими экстремистами с войной, которую Лондон многие годы вел против ИРА (Ирландской республиканской армии).

В течение значительного периода времени террористы ИРА были вполне удовлетворены своим положением. По примеру палестинцев, захватывающих самолеты и совершавших громкие теракты в Европе и на Ближнем Востоке, боевики ИРА взрывали бомбы в Северной Ирландии и остальной Британии, дружили с крайне левыми партиями и движениями по всему миру, стали получать материальную поддержку от симпатизирующей им части местного населения. Все это поддерживало мораль членов ИРА и их надежды на победу. В их среде бытовало убеждение, что в конце концов они добьются своего именно благодаря террору.

Но когда постепенно стало понятно, что британское правительство не собирается уступать в военном отношении, а ряды террористов редеют и финансовая поддержка иссякает, ИРА стала склоняться к участию в мирных переговорах и сдаче оружия.

Приблизительно по такому же сценарию развивались события в конфликте между баскскими сепаратистами из террористической организации ЭТА и испанским правительством. И хотя риторика исламистов заметно отличается от той, которой пользовались боевики из ИРА и ЭТА, по мнению Финкельштейна, если официальный Лондон проявит твердость и упорство, то как бы эгоистичны и жестоки они ни были, обнаружив, что терроризм “не работает”, они в конце концов пойдут на попятную.

Еще одним важным фактором в борьбе с исламским экстремизмом станет более тесная и согласованная кооперация крупных мировых держав. Показательны в этом смысле поражения, которые терпят в последнее время так называемое “Исламское государство” и некогда мощная “Аль-Каида”. Согласились на мир “Тамильские тигры” на Шри-Ланке, сговорчивее стали колумбийские повстанцы. Кажется, близки к переговорам о мире и афганские талибы.

Важно и то, что, как считает известный британский историк Том Холланд, ученые и теологи многих мусульманских стран активно занимаются изучением истории ислама, собирают и анализируют материалы биографии пророка Мухаммеда, его заветы.

Я далек от того, чтобы рисовать радужную картину скорого будущего. Речь в данном случае скорее идет о тенденции, чем о конкретных процессах. Впереди немало насилия, зверств, боли и слез. Но наступит день, когда словосочетание “исламский экстремизм” уйдет в историю и оставит в покое наших потомков.

 

Photo: flickr.com/photos/number10gov

No Banner to display

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply