Opal

Ученые “раскопали” забытые сокровища русской культуры

Ученые “раскопали” забытые сокровища русской культуры

Была ли русская жизнь в Соединенном Королевстве до первой волны эмиграции? И как жили русские люди на Туманном Альбионе вдали от родины?

Оказывается, вклад наших соотечественников в британское образование, науку, культуру огромен. Это и было главной темой обсуждения на Второй международной конференции “Русское наследие в современном мире”, организованной комитетом “Русское наследие в современном мире” и прошедшей 27 июня в Русском культурном центре (Россотрудничество) в Лондоне.

Как мозаику, собирали докладчики общую картину русского присутствия на Британских островах. Участники конференции прибыли из университетов Москвы и Саратова, Дублина и Глазго, Оксфорда и даже из небольшого валлийского города Кармартера.

Новым для исследователей-эмигрантологов  оказалось имя Николая Ляхова – адьютанта “черного” барона Петра Врангеля, которому, как и многим, пришлось эмигрировать после революции. Человек-улыбка, умевший всех зарядить своей энергией,  был тяжело ранен во время Гражданской войны и  не мог уже лихо скакать на лошадях.  Но он сохранил любовь к животным и создал первую в Соединенном Королевстве школу собак-поводырей. Его методика является основой для подготовки собак и сегодня.

Узнали участники конференции и о том, как учили русскому языку в Ирландии. Оказывается, знания передавали в первую очередь военным, среди которых были и шпионы. Как утверждает Анна Быкова, к 1950-м годам в ирландской армии не было ни одного офицера, который бы говорил по-русски. А ведь престиж СССР и необходимость в сотрудничестве с этой страной после победы во Второй мировой войне были огромными.  Учителями ирландских дипломатов и военнослужащих стали потомки знаменитых дворянских фамилий.

Дополнения к докладам порой сами становились открытием: рассказывая о жизни князя Феликса Юсупова в Оксфорде, Нина Кругликова предположила, что члены элитного Буллингдон-клуба приглашали князя в свои ряды с умыслом: им нужны были деньги. Неожиданным образом выступил князь Никита Дмитриевич Лобанов-Ростовский, который тоже состоит членом этого клуба. Деньги и только деньги нужны были молодым гулякам от Юсупова: по традиции члены клуба устраивали ужин с обильными возлияниями, во время которых били посуду и ломали мебель.

 

11-3

 Разумеется, любой владелец ресторации просил внести аванс  за развлечения подобного рода. Юсупов был богат, довольно ленив в учебе, но бить и крушить что-то было не в его правилах. На свои приемы он приглашал звезд первой величины: Анну Павлову, Сергея Дягилева – точно не дебоширов. Сам Никита Дмитриевич удивлялся, как его держали в клубе, если он не употреблял ни капли спиртного.

“Я живой музейный экспонат”, – не уставала повторять о себе профессор русской литературы Кембриджского университета Ирина Арсеньевна Кириллова. Долгие годы она была личным секретарем митрополита Антония Сурожского, служившего в Успенском кафедральном соборе в Лондоне. Ее личный опыт сохранения корней подобен тому, что переживали в детстве и владыка Антоний, и многие русские эмигранты: “Нам прививали русский язык и русскую культуру как драгоценность, дар, которым мы даже не знали когда воспользуемся. Мы не знали, что наступит 1991 год и “железный занавес” рухнет”.

Несомненно, что музыкальная культура стоит не на последнем месте в деле укрепления российско-британских связей. Светлана Зверева, исследователь из Глазго и одновременно руководитель “Русской капеллы”, рассказывала о том, как в начале XX века композитор Александр Кастальский, живший в Великобритании, соединил в одном произведении мотивы православной панихиды, католических заупокойных богослужений и англиканских поминальных песен. Так появился на свет реквием “Братское поминовение”, посвященный памяти воинов Российской империи и ее союзников во время Первой мировой войны.

Россия, родина – это не только сегодняшний день, который многие воспринимают под знаком политической ситуации. Таков один из выводов конференции “Русское наследие в современном мире”: наша культура складывалась долгие столетия, а русские люди жили и успешно реализовывали свои таланты в разных странах, в том числе и в Британии,  не роняя чести и внося вклад в развитие общества.

Юлия Пляукшта

Свежие впечатления

После выступлений гости и участники конференции смогли пообщаться на интересующие их темы уже между собой.

Вот что они рассказали газете “Англия”.

Михаил Ковалев, научный сотрудник Института всеобщей истории Российской академии наук, доцент Саратовского политехнического университета:

– Я считаю, что конференция удалась. Приятно было услышать доклады на самые разные темы: это и балет, и русско-британские музыкальные связи, и сотрудничество в области науки. Все это позволило показать широкую картину британско-российских контактов начиная с XVI века. Лично меня всегда захватывал архивный поиск, поскольку ты часто ищешь такие документы, письма, дневники, которые до тебя долгое время никто не брал в руки. И через судьбы людей я для себя и других открываю что-то новое. Я работаю в десяти архивах разных европейских стран: это связано с изучением российской научной эмиграции. Сейчас я готовлю научно-популярную книгу «Очерки российско-европейских связей в XX веке», где будет и страничка о профессоре Бирмингемского и Оксфордского университетов, первом главе русского отдела в Оксфорде Сергее Александровиче Коновалове, о котором я сегодня и делал доклад.

Оксана Карнович, заведующая квартирой-музеем Галины Улановой,  преподаватель Московской академии хореографии:

– Конференция была интеллектуально насыщенной и невероятно познавательной. Мы коснулись только некоторых пластов взаимодействия русских и британцев, их общего культурного наследия. Оно настолько глубокое, что нужно его заново открывать и устраивать как можно больше подобных конференций для взаимного обмена – культурного, исторического, научного. Со своей стороны я  буду продолжать изучение русских традиций в Королевском балете Великобритании.

11-2

Светлана Зверева, старший научный сотрудник Государственного института искусствознания, преподаватель Королевской консерватории Глазго,  один из руководителей русской капеллы в Глазго:

– После конференции у меня осталось впечатление, что несметное богатство, которое долго лежало на дне в какой-то тине некого океана времени, всеми забытое и покрытое несколькими слоями, сегодня вдруг всплыло на поверхность и заиграло всеми красками. Все увидели, какое пиршество русской жизни здесь было, если на него посмотреть пристально. Каждый доклад был гранью бесценного драгоценного камня. Если говорить о моей теме, раннюю редакцию реквиема композитора Александра Кастальского «Братское поминовение» я обнаружила в Центральном государственном архиве литературы и искусства в Москве. Это единственный крупный музыкальный памятник жертвам Первой мировой войны.

Нина Кругликова, доктор философии Оксфордского университета, автор эксклюзивных экскурсий по русскому Оксфорду:

– Подводя итоги конференции, я бы хотела отметить разнообразие затрагиваемых тем.  К тому же, мне было очень приятно, что, помимо моего доклада об обучении князя Феликса Юсупова в Оксфорде, участники смогли услышать  доклад Оксаны Моргуновой про одну из первых русских «оксфордеток» – Тамару Тэлбот-Райс. Для меня открытием конференции стало признание князя Никиты Дмитриевича Лобанова-Ростовского в том, что он был членом Буллингдонского клуба. Причем он, по его словам, был единственным человеком, который не употреблял алкоголь в этом клубе! 

Конференция завершилась, но осталось много впечатлений, материалов, ценных связей и энергии продолжать начатую работу. Следующее мероприятие должно пройти уже в начале декабря этого года. 

Татьяна Константинова

 

Фото: Галина Дерябина

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply