Opal

Эй, капитан, удержишь лодку на плаву?

Эй, капитан, удержишь лодку на плаву?

Есть ли у Терезы Мэй основания оставаться в должности премьер-министра?

Волки сыты, а овцы…

Как теперь выясняется, появившаяся недавно в прессе утечка информации о серьезных разногласиях в Кабинете министров говорит не столько о желании некоторых его членов удовлетворить собственные амбиции и прорваться к штурвалу, сколько о том, как спасти “Брекзит”.

Тереза Мэй стала год назад премьером не потому, что была активным “брекзитером”, а благодаря успешному опыту работы в правительстве Кэмерона (шесть лет возглавляла непростое министерство внутренних дел). Но особую роль в ее избрании сыграло обещание, прозвучавшее почти как клятва: “Брекзит есть Брекзит! Народ хочет “Брекзит” – мое правительство его обеспечит”. Это были сильные слова, произнесенные сильным и уверенным в себе государственным деятелем. Клятва произвела впечатление не только на рядовых избирателей, голосовавших за “Брекзит”, но даже и на тех, кто хотел остаться в Евросоюзе. Они поняли многократно повторенное заявление Мэй как обещание провести “Брекзит” так, чтобы в результате он удовлетворил не только “брекзитеров”, но и их оппонентов. То есть, понадеялись, что развод с Европой будет окончательным и бесповоротным, но он не нанесет большого вреда Соединенному Королевству. Словом, чтоб и волки были сыты, и овцы целы.

Клятва очень помогла Терезе на первых порах. Было создано министерство по “Брекзиту” во главе с известным евроскептиком Дэвидом Дэвисом, назначены два других жестких сторонника разрыва с Брюсселем на ключевые посты – Борис Джонсон в МИД, Лиам Фокс – в министерство внешней торговли.  Еврофилы тоже были солидно представлены в правительстве – “вечный молчун” Филип Хэммонд сменил Джорджа Осборна в кресле канцлера, а проевропейски настроенная бывшая журналистка Амбер Радд приняла под команду МВД, за оборону по-прежнему отвечает Майкл Фаллон, а за медицину – Джереми Хант.

Такая тактика давала людям основания полагать, что новый премьер знает рецепт “правильного” “Брекзита” и берет нужный курс. А чтобы не раскрывать заранее карты перед “любопытными брюссельцами”, она до поры до времени не оглашает свои планы.

Без прогресса

Прошел почти год, а премьер продолжала хранить молчание. Даже объявив досрочные парламентские выборы, она так ничего и не разъяснила избирателям. Ограничилась лишь фразой: “Голосуя за меня, вы проголосуете за стабильность”. Но этого оказалось мало. Особенно против такого уверенного в себе специалиста по популистским заявлениям, как лидер лейбористов Джереми Корбин.

Потеря консерваторами парламентского большинства была для премьер-министра, по ее собственному признанию в недавнем радиоинтервью, унизительной. Тем не менее она так и не объяснила, какой эффект окажут результаты выборов на программу выхода из ЕС.

Зато опытный французский дипломат Мишель Бернье, возглавляющий делегацию Брюсселя на переговорах с британцами, уже выразил разочарование тем, что Лондон пока не внес какие бы то ни было конкретные предложения по “Брекзиту” и этим объяснил отсутствие прогресса на переговорах. Барнье также утверждает, что срок выхода из ЕС должен быть ограничен двумя годами. Представитель Брюсселя сказал, что в этой ситуации второй этап переговоров о характере послебрекзитных отношений между Британией и ЕС, намечавшийся на октябрь, придется отложить на неопределенный срок.

Между тем переговоры явно затягиваются и, как предсказывает Филип Хэммонд, продлятся значительно дольше первоначально отведенных двух лет. Возглавляя кабинет в отсутствие Мэй, которая отправилась отдыхать в Альпы, канцлер неожиданно стал словоохотлив и даже предсказал, что процесс развода с Брюсселем займет около трех лет. Причем в эти годы Британия будет пользоваться всеми преимуществами члена Евросоюза и, соответственно, платить все положенные ей взносы в бюджет этой организации, хотя и не будет допущена к процессу принятия решений. Это заявление явно адресовано британскому бизнесу, который серьезно опасается потери доходов после “Брекзита”.

Министр финансов сделал еще одно важное заявление. По его словам, “никто не хочет оказаться в положении, когда нехватка рабочей силы поставит под вопрос экономические результаты”.  

Хэммонд также отодвинул до 2022 года вопрос покрытия дефицита национального бюджета. Дэвид Кэмерон планировал справиться с дефицитом к 2020 году. В свою очередь Амбер Радд постаралась хоть немного успокоить еврофилов, заявив, что до тех пор, пока продолжаются переговоры, граждане Евросоюза и в том числе британцы будут пользоваться правом свободного передвижения по континенту.

Кто виноват?

Что все это означает? Вероятнее всего, что если раньше министры-еврофилы, подчиняясь лозунгу Терезы Мэй, исполняли свои непосредственные обязанности, не противясь общему курсу на “Брекзит”, то после июньских выборов ситуация изменилась.

Можно предположить, что неудачное начало переговоров с Брюсселем, обострение экономических проблем, небольшой, но все-таки рост инфляции, уменьшение миграции из стран ЕС и другие проблемы развязали языки. Теперь “брекзитеры” чувствуют себя в кабинете не так уютно. Им, видимо, приходится отвечать на трудные вопросы, а удовлетворительных ответов у них нет.     

В правительственных коридорах намекают на то, что Лондону не избежать финального взноса в бюджет ЕС. Сильно повезет, если его удастся ограничить £80 млрд. Грубоватая шутка Бориса Джонсона, мол, “пусть они там свистят про деньги” (возможно, точнее будет “пусть они там идут лесом”) может оказаться не вполне уместной.

NHS начала испытывать трудности с набором врачей и медсестер. Раньше вакансии заполняли медработники из европейских стран. Сейчас поток сокращается, поскольку потенциальные мигранты не видят для себя надежного будущего в Британии. По этой же причине большие трудности испытывают гостиничная индустрия, сельское хозяйство, транспорт.

Сегодня немало стрел летит в премьер-министра. Терезу Мэй обвиняют в том, что, вселившись на Даунинг-стрит, она не принесла с собой хорошо продуманной программы по “Брекзиту”, не сумела должным образом организовать работу правительства, допустила немало ошибок. В частности, ей ставят в вину то, что под давлением консерваторов-“брекзитеров” она слишком рано запустила процесс переговоров по выходу из ЕС, когда британская сторона еще не была к ним достаточно хорошо подготовлена.

Сумеет ли миссис Мэй найти необходимые решения во время своего отпуска? Будут ли у нее веские основания удержать премьерское кресло? Противники мечтают заменить ее на главного “брекзитера” Дэвида Дэвиса. Но, судя по тому, как продвигаются переговоры с Брюсселем, серьезных и обоснованных планов нет и у него.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply