Opal

Имперский синдром, или Бегство из Европы

Имперский синдром, или Бегство из Европы

Ведущий специалист по конституционным вопросам полагает, что второй референдум о членстве в ЕС вполне возможен.

Премьер в роли Кассандры

Сегодня ни у кого нет сомнений в том, что накануне прошлогоднего референдума британские политики совершенно четко представляли себе, к каким последствиям для страны может привести “Брекзит”. “Чтобы сохранить возможность доступа к европейскому общему рынку или Таможенному союзу, нам придется пойти на уступки и выполнять правила ЕС, не обладая при этом правом участия в их обсуждении и принятии. Речь будет идти о таких же значительных финансовых вложениях в брюссельскую казну, какие мы делаем сейчас, о сохранении режима свободного передвижения граждан ЕС внутри Европейского союза, а, возможно, и о том, и о другом, и еще о чем-то третьем”.

Догадайтесь, кому принадлежит это строгое предупреждение? Очередной современной “прорицательнице Кассандре”, которую посвятили в свои секреты боги? Нобелевскому лауреату по экономике? Вовсе нет. Оно прозвучало из уст министра внутренних дел в правительстве Дэвида Кэмерона, выступавшего против развода с ЕС.

И звали этого министра Тереза Мэй! Но если вероятные последствия “Брекзита” отчетливо представляли себе ведущие члены Консервативной партии, если они открыто высказывались об этом в СМИ и на предвыборных собраниях, то как могли не знать о них сами “брекзитеры”? Или у них тогда заложило уши? У всех разом? Однако ни Борис Джонсон, ни Майкл Гоув, ни бывший лидер UKIP Найджел Фарадж, ни другие “рыцари “Брекзита” никогда не жаловались на потерю слуха, зрения или иных чувств. Они все прекрасно слышали, но предпочитали ответы вроде: “да они вас просто пугают…”

Теперь мы знаем: то, что предрекала министр Тереза Мэй в июне прошлого года, была чистая правда.

… или хлопнуть дверью!

Хотя большинство министров разбежались по отпускам, политическая жизнь в Лондоне не замирает. В самом конце прошлой недели глава Банка Англии Марк Карни объявил, что экономика страны замедляет темп, а фунт стерлинга никак не возвращается на позицию, которую занимал до референдума. В связи с этими сложностями Карни понизил прогноз роста ВВП на этот и следующий годы. Речь идет всего лишь о десятых долях процента, но сам факт того, что экономика развивается не так быстро, как раньше, не выглядит обнадеживающим.

По этой причине Карни не стал повышать процентную ставку и оставил ее на отметке 0,25%. По сути, она сейчас равна нулю. Это помогает промышленности получать в банках дешевые кредиты и расширять производство. Но зарплаты почти не растут, а покупательная способность населения падает. В мае Банк Англии спрогнозировал рост ВВП на этот год менее чем на 0,4% в квартал при суммарном годовом росте 1,9%. Теперь эта цифра, по-видимому, не превысит 1,6%.

The Financial Times особенно озабочена тем, что британские домохозяйства перестали увеличивать свои сбережения и, наоборот, наращивают долги. К тому же инфляция, по мнению экспертов, уже в конце лета может достичь 3%. Между тем, торговые сети предвещают дальнейший рост цен на импортируемые продукты питания и одежду. Это тоже напрямую связано с “Брекзитом”, который в июне прошлого года “уронил” фунт стерлинга по отношению к американскому доллару на 15%, после чего покупка товаров за рубежом стала менее выгодна.

Еще одна важная новость просочилась из источников, близких к правительству. Газеты дружно назвали сумму “откупных”, которые Британия готова заплатить Евросоюзу перед выходом из этой организации. Речь идет о £36 млрд, или 40 млрд евро. Это почти вдвое меньше, чем требует Брюссель. Планирует ли Тереза Мэй постепенно сближать эти позиции или собирается, в конце концов, громко хлопнуть дверью?

Авторы беды

“Некоторые британские политики страдают имперским синдромом, – заметил недавно в своей открытой лекции профессор Королевского колледжа Лондона Вернон Богданор, один из самых авторитетных специалистов по конституционным вопросам в стране, – для них Британия по-прежнему находится в центре мироздания. Стоит нам только объявить наши желания и цели, как другие государства с величайшей готовностью бросятся помогать нам в их достижении. В прошлом году “брекзитеры” утверждали, что Британия должна покинуть ЕС, потому что он заполнен зловредными иностранцами, чьи интересы не совпадают с нашими. Теперь мы считаем Евросоюз благотворительной организацией и удивляемся, почему она не спешит исполнить наши желания”.

Интересно, что Богданор, ведущий эксперт по вопросам госуправления, чутко реагирующий на происходящие в обществе перемены, уверенно ассоциировал этих британских политиков с “брекзитерами”.

По мнению ученого, ситуация в стране изменилась после недавних парламентских выборов. Тереза Мэй объявила их в надежде на то, что получит подавляющее большинство в Палате общин и укрепит позицию своего правительства на переговорах с Брюсселем. Но, неожиданно для нее, выборы вновь вернули в повестку дня вопрос о Европе.

Прежде всего потому что мнения большинства членов нижней палаты парламента явно не совпадают с видением премьер-министра по поводу того, каким быть “Брекзиту”.

Укрепление положения лейбористов, добавивших 30 депутатских мандатов к своему списку, поставило под вопрос то, насколько окончательным было решение референдума. Социологические исследования мотивов голосования показывают, что многих избирателей привлекло обещание лейбористов добиваться “мягкого “Брекзита”. В округах, где в 2016-м выиграли тори, а сейчас лейбористский кандидат набрал 55% голосов, сдвиг в настроениях составил от 7% до 8%. По сути дела, во многих местах выборы обернулись местью сторонников Евросоюза.

Еще одно важное обстоятельство – выборы увеличили раскол в самой Консервативной партии. Если результаты переговоров не устроят тех, кто выступает за сохранение добрых отношений с ЕС, они могут объединиться с еврофилами из других партий.

Наконец, нельзя сбрасывать со счетов Палату лордов, в которой немало либерал-демократов и независимых членов. Даже если правительству все-таки удастся протолкнуть “жесткий” “Брекзит” через нижнюю палату, лорды могут заблокировать это решение под тем предлогом, что у правительства нет абсолютного большинства.

И еще одна цитата из лекции Богданора: “Брекзит “– это катастрофа, навлеченная на жителей Британских островов ими самими. Каждый, кто подал свой голос за выход из Евросоюза, – один из непосредственных авторов этой беды”.

Photo: flickr.com/photos/dullhunk

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply