Opal

Читать! Нуар, готика и пригород Москвы

Читать! Нуар, готика и пригород Москвы

Три новых детектива норвежского, британского и русского писателей рассказывают о темных сторонах человеческих душ  

Ю Несбе. «Жажда»

Норвежский писатель, автор детективов о полицейском Харри Холе придерживается стандартов хорошо скроенного литературного сериала. Эти стандарты являются теми крючками, на которые цепляются и зависают что читатели, что зрители. Главный герой не идеален, обладает неким пороком – Харри Холе страдает алкоголизмом, позволяющим выпадать из общепринятых норм поведения, нестандартно мыслить и действовать. Завязывается роман на классической сцене обнаружения трупа с кошмарными подробностями – в «Жажде» с укусами на шее, – свидетельствующими о наличии маньяка. На сей раз Харри Холи действительно придется ловить так называемого вампириста, пьющего кровь убиенных им дев с помощью экзотического орудия преступления.

book2А знакомится маньяк со своими жертвами – та-дам! – в Тиндере. Острое желание удалить Тиндер в телефоне приходит на первых же страницах романа, а от телефонного блямка о «совпадении» так и вовсе мурашки по коже бегут. Одна из девушек, кстати, тоже долго мучилась, удалить ли ей это приложение о знакомствах, или нет, да так и не решилась, за что поплатилась жизнью, черт.

Поимка убийцы, фанфары, главный герой молодец, но гложут сомнения. В итоге находится истинный виновник преступлений, классический «дворецкий», на которого никто не думал – как завещала Агата Кристи, создавшая каноны жанра. Ну, и хлебные крошки к следующему сюжету тоже оставлены, вроде последнего кадра с яйцом в кино про всяких чужих и гигантских червей, – а ведь всех вроде бы поубивали мощной боеголовкой. Этот приемчик точно пришел из сериалов.

Ю Несбе бросал Харри Холе – в каких-то из детективов Несбе полицейский отсутствует, что ничуть не делает их дурнее популярной серии, – от Харри и правда устаешь в какой-то момент, зачитавшись и погрузившись в скандинавский нуар, в заснеженный Осло – в Осло у Несбе всегда идет снег и стоит зима. Да и писатель Несбе, так скажем, не ровный, есть у него не особо удачные произведения. Но «Жажда» – не из тех, она сделана в лучших традициях «Снеговика» и «Призрака» – хоть Харри Холе и бросил пить.

book3Эндрю Майкл Херли. «Лоуни»

«Лоуни» – дебютный роман английского писателя Энрю Майкла Херли, чье имя, возможно, стоит запомнить. Критики определили жанр произведения так – готика, триллер, детектив, ужасы. Привычка использовать хэштеги работает в литературе тоже, а все четыре метки обеспечивают популярность у читателей.

Безлюдная полоска английского берега в Ланкашире называется Лоуни – Глушь. Там находят останки ребенка – об этом пишут все британские газеты, и это событие отбрасывает главных героев романа – двух братьев Смита и Хэнни – на сорок лет назад. Воспоминания возвращают одного из них в предпасхальную семейную поездку на Лоуни вместе с соседями и приходским священником. Опасное побережье, где прилив наступает со скоростью скаковой лошади, погубило не одну душу, забывшую об осторожности. Мальчики тоже испытывают судьбу, заведя знакомство с местными жителями, которые ведут себя по меньшей мере странно. Интрига в том, что один из братьев немой, его Мать (с большой буквы называет ее автор) свято верит в искупительное паломничество, заставляет исполнять пугающий ритуал и надеяться на милость божью. Но там где промысел Бога, там и происки дьявола.

Херли рассказывает медленно, добавляя в атмосферу мистического страха беззаботность и беспечность детей. Религиозность и вера, их понимание у героев и обстоятельства путешествия сплетаются в тонкую ткань легко написанного романа. Автор преподает английскую литературу и художественное письмо – и очевидно его не назовешь сапожником без сапог. Меня постигло единственное разочарование – в финале нет всех объяснений всему случившемуся. Но это потому, наверное, что или веришь, или нет.

book1Дмитрий Глуховский. «Текст»

В начале нулевых роман Дмитрия Глуховского «Метро 2033» был дико популярен. Продвинутые школьники средних и старших классов, студенты, прогрессивная интеллигенция воспринимали утопию как прокламацию, у автора появились фанаты, на встречах с писателем было не протолкнуться. Мой сын с таким же запоем, как «Метро 2033», читал разве что гаррипоттеровскую серию. Да и то, пока не вырос.

Свой первый роман Глуховский написал в 26 лет, разместил его сначала в интернете, признавался, что пользователи подсказывали ему некоторые сюжетные повороты. Увы, продолжение «Метро 2034» я, например, дочитать не смогла, хотя он тоже стал бестселлером. Может, в силу возраста. Между двумя «Метро» был еще мистический и футуристический роман «Сумерки», который все-таки давал надежду на появление нового русского писателя с хорошим образованием, талантом и бэкграундом – Глуховский закончил университет в Иерусалиме, работал журналистом на европейском телевидении и канале Russia Today.

Новый роман Глуховского «Текст» опровергает его кредо писателя-фантаста – он абсолютно, даже чересчур реалистичный. Парень приезжает в родной пригород Москвы после семи лет тюрьмы, куда попал, ясное дело, не по своей воле. Мир, страна, его дом, его друзья – все изменилось. Мамы нет, девушка не любит, друга не поймешь. Он мстит. И вдруг узнает, что жизнь сегодня заключена в маленькую коробочку мобильного телефона – протез для мозга, как говорил один мой знакомый, включая навигатор. Протез или сам человек, заключенный в цифровую оболочку гаджета? Вот в чем вопрос.

______________________________________________

Любовь Антонова, ведущая рубрики 

Antonova

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply