Opal

Ольга Романофф: “Босая и дикая”

Ольга Романофф: “Босая и дикая”

Родная внучка Великой Княгини Ксении Александровны Романовой – сестры Николая II, княгиня Ольга Романофф (как она сама предпочитает себя называть) – удивительно интересный собеседник. Нетерпеливой, резкой и остроумной манерой общения она вызывает в памяти образ героини бесподобной Мэгги Смит из сериала “Аббатство Даунтон” – вдовствующей графини, которая за словом в карман не полезет.

Она откровенно морщится, когда в лобби лондонского The Goring Hotel, в котором проходит интервью, не оказывается домашнего печенья к чаю, и игнорирует жалкие McVities, которыми ее пытается задобрить пристыженная официантка. При этом Ольга охотно иронизирует над собой и непростыми буднями потомка Романовых в современном мире, которому недостает “класса”. Русскоговорящее сообщество знает Ольгу Романову в лицо, ведь она ежегодный патрон Русского бала, который в этом году пройдет в Лондоне уже в пятый раз. Недавно княгиня выпустила книгу, которая, если верить отзывам критиков и аннотации, обещает стать бестселлером.

book-cover Ваша книга “Княгиня Ольга: босая и дикая Романова” (Princess Olga: A Wild and Barefoot Romanov) поступила в продажу в октябре. Что скрывается за столь провокационным названием? И какова история ее создания?

 Книга рассказывает о моей необычной жизни: как меня воспитывали в Кенте моя англо-шведско-шотландская мама и мой русский папа. Я никогда не ходила в школу: у меня были няни, гувернантки и репетиторы. Босая, я сбегала от них через окошко детской и убегала играть с фермерскими детьми.

Я хотела сесть за книгу несколько лет подряд, но мои знакомые отговаривали меня. Потом я встретила Шарлотту Эллис, которая занимается пиар-поддержкой Русского бала, и она сказала мне: “Вы должны написать эту книгу, я буду вашим литературным агентом”. У Шарлотты большой опыт в издательском бизнесе, и на все у нас ушло шесть месяцев.

 Мы беседуем с вами на английском. Вы никогда не жалели, что не говорите по-русски? Как так получилось?

 Мой отец никогда не говорил со мной по-русски. Почему – об этом знал только он. Я жалею, что так и не освоила этот язык. Ведь так я бы смогла найти хорошую работу. Папа остался без гроша; у моей матери было много денег, но они с годами растворились в воздухе, ведь нам нужно было поддерживать дом. Но моя книга не об этом: это история счастливого детства с вкраплениями из русской истории и прекрасными фотографиями из коллекции моего отца. О том, как мы выживали, пойдет речь уже в следующей книге.

portrait2

Photo by James Scrymgeour

 Что вдохновило вас на создание “Босой и дикой Романовой”? Уж не мемуары ли знаменитого дедушки Великого Князя Александра Михайловича (Сандро) Романова?

 Мне не разрешали читать эти мемуары. Я смогла взять книгу в руки только когда умерла моя мать. Ведь в ней говорилось о его любовнице, а мама всегда пыталась представить наше прошлое в розовом свете. Позже я выяснила, что у моей бабушки Ксении тоже был любовник, но к тому моменту мне уже исполнилось сорок.

Кстати, до меня дошла шумиха по поводу фильма “Матильда”. Все знают, что Николай II встречался с ней еще до женитьбы. Я подозреваю, что эту историю так раздули из-за того, что вся царская семья была канонизирована, а у святых не бывает даже старых грешков.

 Есть ли что-то, что до сих пор отличает особ царской крови, аристократов, от обычных людей?

 На сегодня мы – Романовы – ничем не отличаемся от простых смертных. Мы одинаково бедны. Разница в том, что я не владею преимуществом среднего человека: я не получила профессии и не встала на карьерный путь. Обычные люди учатся в школах, поступают в университеты, могут быстро печатать, владеют языками! Моей династии – сотни лет, но это не решает вопрос с оплатой счетов!

portrait

Я смогла отремонтировать наш семейный особняк Provender House в Кенте, но для этого пришлось продать множество вещей, которые были привезены из России: письма, дневники и так далее. Впрочем, еще одно крыло так и не готово. Когда мне удастся его обновить, я смогу открыть пансион для людей, которые будут платить за привилегию общаться со мной.

Также я регулярно организую туры по дому: в такие дни он открыт для всех желающих.

 Остался ли у вас какой-то артефакт, который связан с историей России и вам особенно дорог?

 У меня не сохранилось драгоценностей, потому что родители все распродали еще в 70-х. Но я сохранила гравировальную ручку с алмазным наконечником, которой мой дедушка записал дату и время рождения моего отца на окне Зимнего дворца.

portrait4

Младенец Ольга с родителями – князем Андреем Александровичем и его женой Надин Макдугалл

 Если говорить об интересных исторических фактах в вашей книге, не могли бы вы поделиться одним “для затравки”?

 Мой отец обожал Распутина и был очень зол, что его сводный брат пытался его убить. Папа всегда говорил, что Распутин был абсолютно адекватным человеком и обладал тем, что сейчас называют “рейки” – даром исцелять с помощью касания ладонями. В действительности пирожные не были отравлены. Дмитрий и Феликс так и не могли понять, почему он внезапно ожил, хотя они оба были ужасными стрелками, и ни один из выстрелов не был смертельным. Феликс учился в Оксфорде, любил расхаживать в женской одежде и у него был дружок оттуда, который работал в MI6, вот он-то и убил Распутина. Все, в чем был повинен Распутин, – так это в том, что он хотел провернуть сделку между русскими и немцами, которая позволила бы России не участвовать в войне. Без участия британцев.

 Случалось ли вам бывать на родине своих предков?

 Впервые я приехала в Россию в 1998 году на похороны Николая II и членов его семьи в Петропавловской крепости. Все 56 Романовых собрались из разных уголков мира: мы сели в роскошные экипажи с эскортами и нам было разрешено ехать на красный. К нам присоединился Борис Ельцин с женой и дочерью. Я обожаю Петербург, мне очень комфортно в этом городе, и отец мне много рассказывал о нем. Москва тоже очень красива, но мне в ней неуютно: слишком много дорогих машин и богатых людей.

portrait3

Photo by James Scrymgeour

 С тех пор вы часто общались с другими потомками царского рода?

 Все мы, Романовы, тесно дружим. У нас есть специальный мессенджер, в котором мы общаемся и желаем друг другу доброго утра и спокойной ночи. Нас разбросало по свету, поэтому видимся мы редко – чаще всего на похоронах. Последний раз я видела родственников на презентации моей книги. Это куда более приятный повод для встречи, не правда ли?

Беседовала Ксения Дьякова-Тиноку

Автобиография Ольги Романофф продается на сайте издательства Shepheard-Walwyn, а также в магазинах Waterstones и Amazon.

Верхнее фото и обложка – Егор Песков

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply