Общественно важный марафон

Общественно важный марафон

Если в последние несколько дней вы прогуливались по центру Лондона, то наверняка могли заметить желтые таблички с информацией о том, что какие-то дороги и мосты будут перекрыты в воскресенье, 13 апреля, потому что почти 40 тысяч человек решились пробежать 42-километровую дистанцию Лондонского марафона. С одной стороны, сложно поверить в то, что такое огромное количество людей по собственной воле готово пробежать чуть больше 42 тысяч метров, когда большинство из нас не хочет жить после 5-километрового марш-броска на  беговой дорожке в спортзале. С другой стороны, в Лондоне куда ни пойди, везде обязательно наткнешься на бегунов: в каком-нибудь Гайд-парке или Риджентс-парке их больше, чем белок, но даже на обычной улице в центре города вас то и дело будут обгонять потные люди в беговых кроссовках и с рюкзаками за спиной.

Чтобы поговорить о марафоне, мотивации, тренировках и сборе средств на благотворительность, «Англия» встретилась с Екатериной Никитиной – талантливым фотографом и блогером, которая в свободное от работы время может пробежать 32 км за 3 часа и 9 минут и в это воскресенье собирается пробежать Лондонский марафон.

– Катя, ты как-то в своем блоге писала о том, что на людей, которые способны пробежать 42 км, ты смотришь как на героев. Сейчас ты сама собираешься пробежать эту дистанцию. Твой взгляд на марафонцев как-то изменился?

– Да, я действительно это писала после того, как Костя Пинаев пробежал марафон. Если же говорить о моих забегах, то в первый раз я пробежала 20 км примерно год назад, и тогда я была совершенно уверена в том, что это мой лимит. Я помню, как я добегала последний километр: айфон мне на тот момент уже сказал, что 19 км я уже пробежала и оставался лишь один километр. Когда я закончила этот забег, мне хотелось просто умереть, но при этом я понимала, что есть же люди, которые бегут в два раза больше. И это казалось совершенно невероятным, я действительно смотрела на них как на героев. Но сейчас все поменялось, и мне кажется, что ничего такого особенного в этом нет.

– На данный момент твоя самая длинная дистанция – 32 км. В день официального забега тебе придется бежать еще десятку; ты к этому готова?

– Ты знаешь, мне все говорят о том, что самое страшное начинается после 30-го километра. До этой отметки все, кто готовится к марафону, способны добежать. Самая жесть начинается после. Когда я бежала 32 км, то на 31-м и 32-м километре я просто ног не чувствовала: не то чтобы они тяжелые или гудят – их просто не чувствуешь. На такой дистанции бежать становится естественнее, чем идти, ноги тебя несут и несут. Так что мне сложно говорить об этих последних километрах: надеюсь, все-таки силы на них мне хватит. При этом опытные бегуны говорят, что не стоит недооценивать поддержку болельщиков, которые кричат бегунам “Go!Go!Go”, и последние километры на этой волне можно пробежать.

Правильно ли я понимаю, что свои тренировки ты начала значительно позже, чем основная масса бегунов?

– Да, я узнала, что побегу марафон, ровно за три месяца до самого забега. Соглашаться на участие в марафоне за такой короткий срок – это немного безумие; люди обычно узнают, что они участвуют в этом забеге, как минимум за полгода. Я же подписалась на него в январе, и, когда я уже глянула на дистанцию марафона на карте, у меня реально началась паника. Впрочем, я и до этого бегом уже занималось, моя максимальная дистанция тогда составляла 20 км, и я слышала, что если человек пробегает двадцатку, то и 42 км он тоже способен пробежать.

– А какими-то специальными тренировочными программами для бегунов-марафонцев ты пользовалась?

– Я их посмотрела, конечно, но мне показалось, что там все слишком усложнено, и тренируюсь к марафону я по своему собственному графику. Для меня идеально совмещать частые короткие пробежки по 5-7 км, чтобы держать мышцы в тонусе, и на выходных пробегать длинные дистанции на 20-30 км. Кроме того, я делаю интервальный бег в спортзале раз в неделю – терпеть его не могу. Все марафонцы такой вид бега не любят: все-таки марафонская дистанция предназначена для однообразного бега, когда у тебя нет скачков и ты не бежишь на пределе своих сил. А интервальный бег – это минута бега на максимуме своих возможностей и минута более спокойного бега или ходьбы.

"В какой-то момент ты начинаешь чувствовать, что это не твоя личная 
история, а чуть ли не общественный проект. Для людей Лондонский марафон 
перестает быть абстрактным мероприятием, в котором побегут 40 тысяч 
идиотов. Они знают одного идиота из этих 40 тысяч, более того, ты ему 
уже помог деньгами: в такие моменты начинаешь чувствовать, что это и 
твой марафон тоже. И кто знает, может, через год или два кто-то еще 
соберется пробежать эту дистанцию? А еще на эти деньги дети из не самых 
обеспеченных семей летом поедут куда-нибудь отдыхать. Это же так круто: 
ты делаешь какой-то безумный поступок, и еще столько людей от этого 
счастливы!"

– А ты как-то меняла питание с началом тренировок?

– Энергия для бега в основном берется из углеводов, и перед марафоном даже советуют есть больше риса или пасты. Я все это очень люблю, и питание мне даже особо менять не пришлось. Более того, я боюсь что-то резко менять перед забегом: сейчас во время забегов мне энергии хватает и я не хочу срезать углеводы и добавлять, например, белка, потому что не знаю, как на это среагирует мой организм.

–  Когда ты подписалась на забег, тебя не пугал тот факт, что тебе не только 42 км надо пробежать, но еще и деньги на благотворительность собрать?

– Нет, мне казалось, что 1400 фунтов – вполне подъемная сумма, которую реально можно собрать. Опять же мне повезло, что мой блог читают много людей, и из-за моих недавних проблем в личной жизни читатели очень часто писали слова поддержки. Когда передо мной появилась задача собрать эту сумму, я подумала: «Ладно, ребята, теперь докажите, как вы меня любите, скиньтесь хотя бы по десятке на благотворительность» (смеется). Если честно, я думала, что мне придется делать какие-то специальные мероприятия: делать фотодень, после которого участники получают хорошие фотографии, а мне деньги – на благотворительность; или напечь пирожных и распространить их среди русской тусовки. Но ничего из этого мне делать не пришлось. Хочу отметить, что мне очень сильно помог Костя Пинаев, который сделал благотворительный тур, посвященный стрит-арту, а остальные деньги я получила от читателей блога. Самое интересное, что деньги мне переводили люди, которых я совсем не знаю, много было анонимов – я даже не знаю, кого поблагодарить. Если не считать тура, то деньги для меня пожертвовал 61 человек, и из них я знаю только одну треть.
Так что меня совсем не напрягала необходимость собирать деньги. Наоборот, мне понравилось, что в мою марафонскую историю втягивались другие люди, читали мои посты о забегах, переводили деньги. А самое главное – многие из них тоже начинали бегать. В какой-то момент ты начинаешь чувствовать, что это не твоя личная история, а чуть ли не общественный проект. Для людей Лондонский марафон перестает быть абстрактным мероприятием, в котором побегут 40 тысяч идиотов. Они знают одного идиота из этих 40 тысяч, более того, ты ему уже помог деньгами: в такие моменты начинаешь чувствовать, что это и твой марафон тоже. И кто знает, может, через год или два кто-то еще соберется пробежать эту дистанцию? А еще на эти деньги дети из не самых обеспеченных семей летом поедут куда-нибудь отдыхать. Это же так круто: ты делаешь какой-то безумный поступок, и еще столько людей от этого счастливы!

 – О чем ты думаешь во время бега?

– Для меня очень важный момент заключается в том, что я совершенно не могу думать о деле. В последнее время у меня часто бывает перегруз, когда думаешь о том, что надо успеть сделать миллион разных дел. Из-за этого начинаешь переживать, боишься что-то не успеть, прокручиваешь все это в голове. А во время бега я об этом думать не могу, это просто какой-то процесс медитации. Во время бега я думаю об очень простых вещах: «Ммм, небо голубое», «Помойка воняет», «Какой красивый паб». Во время бега думаешь о какой-то ерунде и совсем не решаешь проблемы.

Вариант для ленивых

Если мысль о необходимости бежать без остановки 4 часа вгоняет вас в смертельный ужас, то всегда можно начать с чего-то более доступного. На меня, как и на Катю Никитину, в начале марта свалилась возможность пробежать Ричмондский полумарафон 4 мая. Дистанция не самая маленькая, но гораздо более реалистичная для человека, который еще не готов ставить рекорды, да и пожертвования для этого забега собирать не надо – достаточно заплатить вступительный взнос. В общем, я на это дело подписалась.

Прошлым летом я уже наворачивала круги по Риджентс-парку, потому в начале марта я достала свои ярко-зеленые беговые кроссовки из шкафа и начала бегать короткие дистанции по 5-6 км. Сначала мое время, скорость и дыхалка меня не очень устраивали, но чем больше я тренировалась, тем отчетливее приходило понимание, что тело отзывается на эту работу. Моя скорость начала заметно расти, я начала бегать по 15-18 км и даже один раз пробежала пробный полумарафон с результатом, который меня очень сильно порадовал.

Впрочем, радость приносит не только прогресс, но сам факт того, что ты смог преодолеть собственную лень, встать часов в 6 утра и отправиться на пробежку в Гайд-парк. Где, кстати, узнаешь, что ты не единственный такой безумец, способный променять сон на тяжелое дыхание, высокий пульс и тяжелые ноги.
После каждого забега растет уверенность в собственных силах, и я уже не думаю, что марафон – это какая-то параллельная реальность, хотя мне до сих пор кажется, что 42 км – это очень много. Но еще полтора месяца назад я и полумарафон пробегать не собиралась, а теперь присматриваю себе маршрут на 30 км, который я могла бы пробежать к концу лета.

Юлия Юзефович

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.