Финансовая свобода или финансовая ловушка?

Финансовая свобода или финансовая ловушка?

В прошлых выпусках «Анг­лии» Алена Луговская рас­сказывала о своем опыте ра­боты с агентствами по трудоустройству, о том, как в Англии принято уходить с предыдущего места работы и о том, какие в этой стране особенности проведения ин­тервью. В новой статье она рассказывает о том, как тут живется фрилансерам.

(Продолжение. Начало в №№ 24(426) – 26(428))

И вот я все-таки пришла к то­му, чем всегда хотела заниматься, – фрилансу. И хотя все хотя бы раз в жизни меч­тали «стать самому себе хо­зяином» и заниматься тем, что нравится, не все имеют к этому склонности и серьезные намерения. Я всегда знала, что одна из моих главных ценностей – это гибкость расписания и наличие свободного времени, когда я могу волевым решением расчистить свой рабочий день или даже целую неделю и инвестировать это время в более интересные и приятные задачи – прогулку за город, например, или визит приехавшей из-за границы подруги. Разумеется, при классической должности в офисе ни о каких таких вольностях не могло идти и речи. В моем отделе отпуска бронировались за полгода, а внеплановые выходные разрешались только при условии, что никто другой не взял в этот день выходной. Никакой работы на дому и поздних приходов на работу без пред­варительного уведомления ме­неджера в письменном виде.

Что ж, когда я познакомилась с лайф-коучем, которая за 50 лет своей жизни проработала на начальника только полтора года непосредственно после института, мое предс­тавление о святости регуляр­ного и стабильного дохода по­шатнулось. Когда она, проживая в России, купила квартиру в Лондоне без ипотеки, я всерьез решила поменять курс своей жизни.
Из 16 часов активного дня 12 часов отводится на работу, включая дорогу и обеденный перерыв, при этом деньги вполне такие скромные – это что, равноценный обмен? По­лучается, я обмениваю свою жизнь на небольшие деньги, при этом не испытываю никакого удовольствия от работы, глобального смысла в ней то­же нет. От того, больше туристов я отправлю в отпуск или меньше, мировая ситуация в целом не поменяется, если они не забронируют отпуск с моей компанией, она найдут в интернете другую. Ничьи жизни я не спасала и ничего принципиально нового в мир не вносила. Когда народ пуга­ли концом света в конце де­кабря 2012 года, я задалась вопросом: если бы я знала, что это мой последний день на Земле, хотела бы я провести его в офисе, отражая телефонные атаки недовольных отелем клиентов? Решила, что точно не хотела бы – и на всякий случай взяла выходной. А потом полдня бродила по городу и спрашивала себя: что я там такого особенного делаю, ради чего трачу лучшие годы своей жизни, что я оставлю после себя и чем ме­ня вспомнят. Конец света не наступил, но решение уво­литься было принято. Оста­лось только дождаться повода.

 

Выбираю непредсказуемость
Мои родители, помешанные на стабильности и финансовой защищенности, не позволяли фрилансовой теме развиться долгие годы. Даже когда я жи­ла в нескольких тысячах километров от них, их голоса звучали внутри меня: нет ни­чего лучше, чем стабильная гарантированная работа, даже если за нее мало платят. Я следовала этому постулату 12 лет своей профессиональной жизни, а потом мне смертельно надоело. С утра до вечера мечешься, как белка в колесе, жизнь проходит – а удовлет­ворения никакого. И под прикрытием мужа и подушки бе­зопасности я начала осваивать новый образ жизни – работая на себя. Вечерняя работа в колледже заложила основу и обеспечила базовый доход, ос­тавалось надстроить вокруг этого скелета остальную структуру.

Жизнь фрилансера увлекательна и непредсказуема. Есть определенный тип людей, вечных искателей и спасителей человечества, так они по оп­ре­делению не могут работать не то что в офисе – вообще в любой жесткой структуре. Я хорошо знаю пару таких яр­ких представителей, которых работодатели просто выгоняли чуть ли не со слезами на гла­зах – потому что люди они за­мечательные, умные, талантливые, но работать по общим правилам отказываются, а без этого никак. Один из них пы­тался реорганизовать консервативную немецкую контору по производству и обслужива­нию бытовой техники, на еже­дневной основе внося револю­ционные предложения. Навер­ное, его предложения были классные, но слишком смелые и кардинальные, поэтому ему пришлось уйти. Его дальнейшая жизнь состояла из грандиозных взлетов и падений: от зарабатывания десятков тысяч на бирже до проживания на социальном пособии, но ему такой образ жизни нравится – кто ж запретит? Другой ушел из компании, где его очень ценили, потому что они не позволяли ему сменить график работы на ночной (днем ему не работалось), поп­робовал основать пару компаний в одиночку, потом нашел себя в разработке веб-сайтов. Обоим очень нравится их ны­нешний образ жизни, вот только ипотеку им не дают, совсем никакую, говорят: нес­табильный доход.
За свободу надо платить
Как-то проходили со студентами колледжа тему «Работа». Предложила им расписать свою профессиональную деятельность: пять плюсов и пять минусов, по-русски, естест­вен­но, поскольку мы русский с ними изучаем. Они домашнее задание сделали, справились успешно, на уроке отчитались. Пошутили, что я тоже должна расписать свою рабо­ту на плюсы и минусы. Я за­думалась: преподавать мне нравится, я к этому долго шла – какие тут минусы? Я вполне довольна своей работой. Журналистика мне тоже нравится, собственно, она никогда меня не разочаровывала. По­том придумала: давайте, говорю, вместе распишем профессию фрилансера на плюсы и минусы. Они глубоко задума­лись. Сидят передо мной не­сколько европейцев, западных и восточных, и пара коренных жителей, англичан. Все про­фес­сионалы, офисные глав­ным образом – юрист, конт­рактор, руководитель отдела, пара банковских сотрудников и пара программистов, все мо­лодые и продвинутые, достаточно активные (после работы еще умудряются русский язык изучать на регулярной основе), мужчины и женщины.

Главный минус сразу нарисовался: нестабильный доход. Все они упирали, что зависи­мость от нерегулярных де­неж­ных поступлений – сос­тоя­­ние пренеприятнейшее. А я только что ушла со ста­бильной офис­ной работы и мне не­понятно: как это неприятное? Вот в офи­се было по-настоящему скучно, однообразно, все до тош­ноты регламентированно и предсказуемо. Они говорят: за­то стабильная зарплата. Я опять: ну и что, стабильная зарплата? В течение пяти лет 25-го числа каж­дого месяца на мой счет при­ходила не­боль­шая сумма де­нег, которая под­дер­живала ме­ня в состоянии ста­бильности, но высоко взле­теть не да­вала. Я начинаю им наки­ды­вать плюсы: ни­какого на­чаль­ства, никаких плане­рок-ле­тучек-приглашений на ко­вер, полная свобода дейст­вий, не нужно высиживать время до конца рабочего дня, большая часть времени проходит дома, в привычной комфорт­ной обс­тановке. А они ки­вают головой и все равно грустно произ­но­сят: зато не­регуляр­ный доход.
Синица в руке
Я усиливаю нажим. Предс­тав­ляете, говорю, если никто вам не указывает, что и как де­лать, вы сами себе хозяин, са­ми определяете фронт работ и беретесь за интересные для вас проекты, вам не нужно та­щиться в метро в час пик и переживать, что опять опаз­ды­ваете, у вас нет неприятных коллег, которые выносят вам мозг, вам не нужно сот­рудничать с людьми, которых вы терпеть не можете, ваш начальник не устраивает вам разносов под плохое настроение и ваши клиенты не орут на вас и не учат вас, как надо работать. Вы в любой момент можете взять выходной или уехать на две недели в от­пуск, но даже находясь на приличном расстоянии от до­ма, вы все равно можете поддерживать связь с заказчиками и даже продолжать работу над проектом – благо интер­нет всегда под рукой. Они опять соглашаются, что все это, безусловно, очень здоро­во, но примерить на себя та­кой образ жизни не готовы. Уж очень это рискованно с фи­нан­совой и прочих точек зрения.

Я уже в какой-то момент сдалась и стала размышлять с их позиции. Жизнь в Лондоне недешевая, собственного жилья без ипотеки ни у кого из них нет, подсобного хозяйства тоже, следовательно, на картошку из огорода рассчитывать не приходится. Аренду квартиры оплачивать нужно, по счетам платить нужно, про­­ездной покупать – куда в Лон­доне без проездного? Со­держа­ние машины стоит де­нег, обе­ды в городе тоже до­полни­тель­ный расход – получается, минимальный расход на месяц так велик, что рас­считывать на нерегулярные за­работки не приходится. Обой­тись малым не получится. Сама вспомнила, как несколько лет назад ухо­дила с работы в никуда. Пер­вая же ме­сячная квартплата ввела меня в дол­ги, а после второй я ос­нова­тель­но в них погрязла. Сидеть по уши в долгах мне не пон­ра­вилось, и второй раз я уходила с по­душкой безопасности с расче­том на полгода. Есть такая ум­ная вещь, придуманная американцами – когда на сберегательном счету лежит сумма, позволяющая сносно прожить полгода-год, руки развязаны и можно принимать кардинальные шаги в плане карьеры. У американцев тоже счетов вы­ше крыши, они ухо­дить в ни­куда не лю­бят. Моя подушка безопасности, которую я ак­тивно копила последний год на работе, позволила мне немного передохнуть и ос­мотреться, оценить обстановку и просчитать дальнейшие шаги.

(Продолжение следует)

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.