За пределами квадрата

За пределами квадрата

Если бы сегодня кто-то решил составить список самых изве­стных русских картин, то в первую пятерку несомненно попадет «Черный квадрат» Казимира Малевича. Вполне возможно, что именно картина Малевича и возглавила бы этот рейтинг, но проблема в том, что у большинства зна­ния об этом художнике заканчиваются ровно там же, где они и начинаются – на все том же «Черном квадрате».

Новая выставка в галерее Tate Modern, которая проводится в рамках перекрестного Года культуры России и Ве­ликобритании, рассказывает о разных периодах жизни и творчества художника. Кура­торы галереи гордо отмечают, что такой масштабной выставки, посвященной Казимиру Малевичу, в Великобритании никогда не было.

На этой выставке кураторы связывают все этапы творче­ства Малевича с исторически­ми событиями, пытаясь по­нять, как жилось художникам-модернистам в России в первой половине ХХ века. На­до ведь понимать, что это в Европе практически в каждую эпоху можно было найти бунтарей, которые отказывались следовать консервативным традициям, принятым в современном им мире искусства. Но для России эксперименты Малевича были полной неожиданностью.

Контекст русской истории важен еще и потому, что Ка­зимир Малевич, перенимая западные веяния в искусстве, адаптировал их под русские реалии. Самым ярким примером такой гибридной формы стал кубофутуризм, который объединял в себе наработки французских кубистов и италь­янских футуристов.

Ма­левич же перенес все это на русскую почву, создав об­ра­зы кубофутуристической зимы, крестьян и самоваров. И надо сказать, что экспери­менты Малевича стремитель­но влияли на то, как выгляде­ли его полотна. Если на кар­ти­не «Ко­сарь», написанной на рубеже 1911 и 1912 годов, фи­гура крестьянина еще легко различима, то на полотне «Го­лова крестьянской девушки», которое было создано всего лишь на пару месяцев позже, увидеть крестьянку можно разве только с помощью подсказки, да и то сильно напрягая свое воображение.


Самая известная работа Ма­левича – «Черный квадрат», была создана в в 1915 году (в Лондоне, однако представле­ны более поздние версии, на­пи­санные в 1923 и 1929 годах). Ор­ганизаторы выставки пос­та­рались максимально точ­но пе­редать тот эф­фект, кото­рый картина должна бы­ла произвести на первых зрителей, и воссоздали один из залов выс­тавки «Последняя футуристическая выставка картин “0.10”». На той выс­тавке в Пе­тербурге Малевич среди дру­гих своих полотен в стиле суп­рематизма предста­вил и «Черный квад­рат», ко­то­рый находился пря­мо в «красном углу», где обыч­но в русских домах веша­ли иконы. Многие зрители тог­да восприняли та­кое располо­жение картины как кощунст­во, однако были и те, кто раз­глядел в этом от­сыл­ку к ду­ховной сто­роне кар­тины. Одно можно ска­зать абсолютно точ­но: этот квад­рат открыл со­вершенно но­вую страницу в истории изобра­зи­тельного ис­кус­ства и повлиял на все, что бы­ло создано ху­дожни­ка­ми в последующие сто лет.

«Черный квадрат» стал пе­реломным моментом в карьере и самого Малевича, после ко­торого художник все чаще го­ворил о том, что живопись не должна иметь ничего общего с натурой, а художники прош­­лого просто «вели опись иму­ще­ства натуры». В центре суп­рематизма и искусства во­обще Малевич видел цвет и фактуру, считая, что сюжет только портит картины. Пока в России происходили рево­лю­ция и гражданская война, у Малевича происходил свой соб­ственный художественный переворот, который привел к тому, что его полотна посте­пенно лишались не только сю­жета, но и цвета с формой, по­ка Казимир Малевич окончательно не заявил о смерти живописи.

Казалось бы, именно на этом месте карьера Малеви­ча-живописца должна закан­чиваться Разве может про­дол­жать работать над новыми картинами художник, в 1915 году заявивший, что легче и полезнее написать на полотне слово «Деревня», понятное всем и каждому, чем создавать абстрактные картинки деревенской жизни?

Но тут-то галерея Tate Modern и преподносит самый большой сюрприз посетителям этой выставки. Оказывается, последние десять лет своей жизни Малевич тоже посвя­тил живописи, но от супре­матизма и раннего кубофуту­ризма он начал двигаться к фи­гуративной живописи, и «Порт­рет матери», созданный между 1932 и 1934 годами, можно приписать кому угодно, но только не Малевичу.

Выс­тавка завершается еще одной поразительной картиной – ав­топортретом, который Мале­вич написал в 1933 году и на котором он больше всего на­по­минает флорентийского жи­вописца времен Ренессанса.

К сожалению, кураторы ос­тавляют без ответа вполне ло­гичный вопрос, который возникнет у многих посетителей: «Почему художник, который с презрением относился ко всем классическим живописцам, к концу жизни стал ассоцииро­вать себя с художниками эпо­хи Возрождения?» При этом свои поздние работы Малевич все равно подписы­вал малень­ким черным квад­ратом, что, по идее, должно го­ворить о его приверженнос­ти старым идеа­лам. Связан ли этот резкий пе­реворот в карь­е­ре Малевича с тем, что в СССР набирал си­лу соцреализм, а авангардную живопись, наоборот, все чаще критиковали? Все-таки отношения у Малевича с советской властью были не самые теплые: в 1930 году его обвиняли в шпио­наже и художник да-же провел несколько месяцев в тюрьме. Видимо, однозначного ответа на этот вопрос нет, и каждый зри­тель сам для себя должен ре­шить, от­рекся ли Малевич от своих взглядов, чтобы не стать жерт­вой сталинских репрес­сий, или вся история с супре­матизмом и «Черным квадра­том» была удачной по­пыткой молодого ху­дожника эпатировать публику.

До 26 октября
Вход: £13.10
tate.org.uk/whats-on/tate-modern/exhibition/malevich

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.