Здесь и сейчас

Здесь и сейчас

Английские студенты часто задают вопросы об особенностях русского менталитета, и, в свете последних политиче­ских событий, пытаются ос­мыслить, что происходит сей­час между Россией и Украи­ной и почему правительства обеих стран вместе со своими гражданами так странно себя ведут. Странно – это в западном понимании, конечно. Не будучи сильна в политике и не имея ни малейшего желания погружаться в неполиткорректные споры, я привычно списываю все на разницу в менталитетах. А разница очень существенная. Англо­язычные страны и западные европейцы живут на перс­пек­тиву, а мы живем здесь и сей­час. Отчасти потому, что не видим перспективы, отчасти потому, что не верим, что мы когда-нибудь до нее доживем.

В условиях, где никогда не знаешь, что для тебя готовит завтрашний день, а смена правительства часто идет па­раллельно со сменой политического режима и привычного устоя жизни, выигрывают те, кто умеет быстро приспосо­биться к новым обстоятельст­вам и обернуть их себе на пользу, кто проявляет дос­таточно гибкости, обладает хо­рошей интуицией и нюхом на грядущие перемены, умеет оказаться в нужном месте в нужное время, своевременно завести полезные знакомства и переобуться на ходу. Как в старом добром фильме о свадь­бе в Малиновке, важно уметь быстро реагировать на признаки того, что «власть опять переменилась». Выжи­вают тактики, а не стратеги, потому что для успешного проведения стратегии требуется время на обдумывание, а его обычно нет. Сначала вы­годно быть аристократом, по­том кулаком, потом бедняком, потом сталеваром, потом бизнесменом. Необходимо вовремя отслеживать политические перемены: сегодня революция, а завтра война, сегодня коммунизм, завтра капитализм, а послезавтра вообще непонятно что. Сегодня в фаворе прос­тые рабочие с завода, а завтра космонавты. После перестройки хорошо быть криминальным авторитетом, пока не посадили, потом быстро переквалифицироваться в бизнесмены, а потом, пока не пристрелили, обернуться политиком и начать решать судьбы родины. Хочешь жить – умей вертеться.

Оттого нам сложно адапти­роваться в Англии, руководст­вуясь принципом «бери, по­ка дают, и неси сколько мо­жешь унести». Поэтому хватаем объем работы не по силам и экономим деньги, как будто завтра война, подолгу живем в убогих квартирах, как будто нам всего лишь переночевать, а хуже всего, не рассматрива­ем свою иммиграцию в долго­срочной перспективе, годами сидим на студенческих визах, а потом спохватываемся, что вот уже шесть лет в стране, а до сих пор никакого социаль­ного статуса, и годы, прожи­тые в стране, никуда не зас­чи­ты­ваются. Нам бы день про­с­тоять да ночь продержаться.

Я вот до сих пор радуюсь, что мой хороший приятель с самого начала убедил меня не начинать свою карьеру в Анг­лии с «Макдональдсов», а сра­зу рассчитывать на дальнее пле­чо. Мол, если за два-три года я так и не выбьюсь в лю­ди, то нечего мне в этой стра­не де­лать. Потому что на «Мак­до­нальдсы» и иже с ни­ми люди тратят лучшие годы своей жизни, никакой карьеры не делают и денег не за-рабатывают тоже, а спустя пять-шесть лет все еще сидят на неквалифицированной и низ­кооплачиваемой работе, по­­тому что сами не знали, сколько проживут в этой стра­не, а на небольшие сроки любая работа годится, лишь бы платили. До чего же груст­но потом встречать этих лю­дей, которые приближаются к десятилетнему юбилею на ост­рове, но ни жилья, ни семьи, ни ра­боты, ни какого-то солидного капитала. И в Англии оста­ваться незачем и домой возв­ращаться глупо – дома-то то­же ничего не ждет. Потому что сначала не рассчитывали задержаться надолго, а потом втянулись и не заметили, как прошли годы.

Я долгое время убеждала свою соотечественницу подт­вердить свой диплом и начать преподавать французский частным студентам согласно полученному образованию, вместо того, чтобы работать в ресторане. Но для такой кардинальной смены направления нужно было потратить время и усилия, подтянуть свой анг­лийский, повторить французский, составить клиентскую базу, найти помещение для уроков, а ресторан платил деньги здесь и сейчас, в высокий сезон выходили хорошие чаевые, но самое главное – никто не давал никакой га­ран­тии, что преподавание пойдет успешно и она в ближайшем будущем выйдет на тот же уровень зарплаты, что в ресторане. Лучше синица в руках… Так прошло шесть лет.

Природная и историческая прагматичность англичан поз­воляет им руководствоваться здравым смыслом, поэтому они предпочитают действовать путем реформ, а не революций и государственных переворотов, верят в свои законы и даже допускают мысль, что государство позаботится о них. В силу этого убеждения они платят налоги и соблюдают законы, поэтому разборки с налоговой и силовыми структурами редко разнообразят их жизнь. Наши привычно называют такой образ жизни бесконечно скучным, а самих европейцев тупыми и неповоротливыми. Об этом нам рассказали эмигранты-первопроходцы, осевшие на землях Америки и Германии. Вот что это за жизнь такая: ни на­питься, ни подраться, ни скан­дальчик закатить для разнообразия! А уж правил-то нагородили, как заборов, никакого раздолья для широкой славянской души. Мой не сразу адаптировавшийся дальний родственник уже во­семь лет сидит в немецкой тюрьме. Мама-одиночка вы­везла сына из Осетии, чтобы уберечь его от местного произвола в послеперестроечное время. Не учла, что в местном произволе подросток-сын прек­расно ориентировался. Воз­можно, со временем стал бы большим человеком. А с немцами не сошелся характером. Пара пьяных дебошей с ножами – и у немцев закончилось терпение. А другая знакомая после нескольких лет эмиграции вывезла в Аме­рику младшего брата, оп­латила ему билеты и курсы английского, поселила у себя и устроила на работу. Так, ей казалось, она выполняет свой долг перед умершими родите­лями, которые не могут поза­ботиться о его судьбе. Не по­веривший в американскую мечту пацан стал промышлять кражей в магазинах и после непродолжительного су­да был депортирован из Аме­рики.

Я часто привожу в пример историю с русскими студентами, которые приехали на летние каникулы на английскую овощную ферму и с первой же получки купили на карбуте машину за 200 фунтов. Честно поделили расходы на четверых. Ни о каких правах, страховках и техосмотрах речь даже не шла – что они, дураки, что ли, столько денег вкладывать, они всего на одно лето приехали. Наверное, они могли бы благополучно ка­таться на этой машине по ок­рестностям все лето, если бы соблюдали правила вождения. Ближайший супермаркет на­ходился в пяти километрах езды, и из машины можно было бы извлечь немало пользы. Но ведь для этого надо иметь видение дальней перспективы. А подвига хочется здесь и сейчас. Поэтому они в первый же день напились, что­бы отпраздновать удачную сделку, и отправились кататься по тихим английским дорогам, материли прохожих в открытые окна и орали ис­тошными голосами. Подъ­ехав­шая полиция не оценила рус­ского размаха, отобрала ма­ши­ну и вписала всем в биог­рафию «criminal record». Ну и что, они посыпали голову пеп­лом и пожалели о своей глу­пости? Может, пару дней, по­ка ходили пешком в супермаркет. Подумаешь, криминальная запись, чернящая их репутацию в Англии на много лет вперед, – задерживаться в этой стране они не собира­ются, а в мире много других стран.

А потом кичимся, что вот такие мы особенные, нудным законопослушным европейцам нас не понять. Все смотрели «Особенности национальной охоты». Произвол? Беспредел? Да нет, особенности национального характера.

Разница в понимании сегодня и завтра проявляется и в более спокойных бытовых си­туациях. Муж вот предпочитает копить на дальнее плечо, а мне более интересны бли­жай­шие цели. Семь лет гло­баль­ного непонимания. Он рань­ше злился от такой не­дальновидности, а потом я ему рассказала, что прадедушку раскулачили, дедушка потерял все сбережения после де­фолта, а папа с МММ. По­это­му лично я никакого смысла в накопи­тельстве не вижу. От­куда я знаю, что будет завт­ра? Я хо­чу жить здесь и сей­час. Прог­раммы выживания, заложенные в детстве, умными рассуждениями не поменяешь.

Мнение автора статьи не обязательно отражает точку зрения редакции.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.