В кого метят беспилотники Королевских ВВС?

Прошедшей зимой неизвестное летательное устройство поздней ночью врезалось в де­рево рядом с Белым домом. Не будь этого случайного препятствия, оно бы легко преодолело еще несколько десятков метров и угодило прямо в стену или окно здания. «На­ру­шителем» оказался дрон диаметром 60 см и весом мень­ше килограмма, запущенный … одним из чиновников правительства США. Он, ви­дите ли, так развлекался в три часа ночи, но потом поте­рял с аппаратом связь. Тре­вожно то, что президентская охрана слышала и даже следила за беспилотником, но сбить не смогла. Аппарат был слишком мал и летел так низ­ко, что радары не могли его засечь. И если бы к нему был прикреплен килограмм взрыв­чатки, обитателям Белого до­ма было бы не до смеха.

Эпоха беспилотников стартовала около 30 лет назад с работ американского инжене­ра израильского происхожде­ния Абрахама Кэрема (Abraham Karem). В 1986 году он запустил первый дрон, изго­товленный у себя в гараже в Калифорнии, и вскоре получил контракт от Пентагона. Перво­начально аппараты предназ­начались главным образом для аэронаблюдения. После окончания холодной войны военные решили, что нужды в дронах больше нет, и прек­ратили финансирование про­екта. Компания Кэрема обанкротилась. Лишь после того, как его идеями начали инте­ресовать­ся в других странах, Вашинг­тон вернулся к работе над дронами.

По мере того, как возможности использования дронов расширялись, возникли опасения, что маленькие беспилотники могут попасть в руки террористов. Спецслужбы нас­тоятельно советовали политикам засекретить связанную с ними информацию. Пока законодатели спорили, дроны проникли практически во все сфе­ры жизни. Квадрокоптер DJI Phantom (близнец того, что мог угодить в Белый дом) стоит сегодня дешевле смарт­фона Apple и продается он­лайн всего за $479.

В Америке сейчас настоя­щая дрономания. Там беспи­лотники снимают видео, охра­ня­ют границы, даже пиццу дос­тавляют. Недавно дрон рух­нул на парковку супер­мар­кета в городе Тихуана. В при­к­репленной к нему сумке об­наружили 3 кило наркотиков.

В Европе же дело идет пока не так бойко. И когда на прошлой неделе премьер-министр Дэвид Кэмерон объявил в пар­­ламенте, что британские спецслужбы уничтожили в Сирии с помощью беспилот­ников двух граждан Соеди­нен­ного Королевства, это выз­вало взрыв любопытства.

Объектом нападения был 21-летний Рияд Хан. Как заявил Кэмерон, атака беспи­лот­ника была предпринята «в це­лях самообороны», так как Хан планировал «варвар­ские» нападения на террито­рии Британии. Вместе с Ха­ном 21 августа были убиты еще два боевика, один из ко­торых также был британцем. Все сос­тояли в группировке «Исламское государство».

О каких именно терактах шла речь, премьер не уточнил, но всезнающие британские газеты тут же выяснили, что Хан разработал операцию покушения на жизнь королевы Елизаветы II. Террористы планировали взорвать 14 ав­густа самодельную бомбу боль­шой мощности на торже­ственной церемонии в Лон­до­не, посвященной 70-летию по­беды над Японией. На этом ме­роприятии в Уайтхолле ожидалось присутствие Елизаветы II, принца Чарльза и высокопоставленных членов правительства. По аналогии с терактом братьев Царнаевых на чикагском марафоне, взрыв планировалось осуще­ст­вить с помощью бомбы, уп­рятанной в скороварку.

Это не только первый слу­чай использования дронов бри­танскими спецслужбами для ликвидации террористов, но и первая подобная операция на территории Сирии и, судя по заявлениям премьера Дэвида Кэмерона, не последняя.

Очевидно, что дроны в кор­не меняют формы боевых дей­ствий. Представьте себе, с какими рисками была бы свя­зана в недавнем прошлом на­земная операция по ликвида­ции этих боевиков. Приш­лось бы подвергать серьезной опасности жизни тайных агентов. Почти неизбежно были бы жертвы среди мирного населения. Наконец, такая операция заняла бы массу времени и потребовала крупных материальных затрат. А в случае неудачи у всех, кто ее санк­ционировал – включая премьер-министра, – были бы большие неприятности. А тут дежурный офицер Королев­ских ВВС, находящийся на ба­зе где-то в Линкольншире, нажал на кнопку и через не­сколько минут доложил на­чальству о выполненном зада­нии. Ни тебе рисков, ни жертв, ни материальных зат­рат. Будничная военная рабо­та. Правда, никакой романти­ки, адреналина, гусарской вы­правки и цветов, летящих под копыта лошадей. Зато и деньги целы, и задачи решены.

Известный британский военный историк Макс Хейс­тингс приводит весьма красноречивые данные. За 8 лет войны во Вьетнаме американская авиация нанесла более полумиллио­на ударов по целям в Кам­бодже и Лаосе. На базы боевиков было сброшено не менее 4.7 млн тонн бомб, погибло около 100 тысяч мирных жи­телей. А вот другие цифры.

За период с 2002 по 2014 год беспилотники ЦРУ, атаковав­шие цели в Пакистане, Йеме­не и Сомали, нанесли очень существенный урон руководству и операционным центрам «Аль-Каиды». При этом число жертв среди мирного населения не превысило 500 человек, а объем сброшенных бомб сос­тавил менее 250 тонн.

Но Хейстингса волнует мо­ральный аспект. Летит ли дрон в опасного преступника или невиновного? Кто и как должен нести ответственность за это? Мне кажется, что от­веты будут обязательно найдены и дроны станут таким же общепринятым оружием, какими были стрелы, копья или баллистические ракеты.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.