Борис Щербаков: «Я – типичный подкаблучник!»

Борис Щербаков: «Я – типичный подкаблучник!»

Театральную жизнь Лондона этой осенью можно смело наз­вать «русскими сезонами». Уже 11 октября в The Logan Hall бу­дут играть свой антре­п­ризный спектакль «Подкаб­луч­ники» такие звезды кино, как Борис Щербаков, Наталья Бочкарева и Алексей Макла­ков.

Поста­нов­ка хорватского прозаика и драматурга Миро Гаврана – это забавный и од­новременно мудрый этюд о том, что ждет пару после слов «и жили они долго и счастливо». Например, если вы только что удачно вышли замуж, а ваш бывший муж вдруг выхо­дит из тюрь­мы! Сюжет обе­ща­ет множест­во парадок­саль­ных поворо­тов, а имена акте­ров – нас­тоящие эмоции и мно­го сме­ха. Нака­ну­не лондонских гастролей мы погово­рили с Борисом Щерба­ковым – глав­ным «ге­роем-лю­бовни­ком» рос­сийского кинематографа. Но оказалось, это лишь экран­ный образ. В своей лич­ной жизни Борис Василье­вич уже предпочитает быть «под каб­лу­ком» своей жены Татья­ны Бронзо­вой – и гордится этим!

– Борис Васильевич, вы при­езжаете в Лондон со спектак­лем «Подкаблучники». Рас­скажите, пожалуйста, о ва­шей роли.

– Я играю одного из мужей-подкаблучников. Роль второго досталась Алексею Маклако­ву, а под каблуком мы у ар­тистки Натальи Бочкаревой.

– И каково вам быть под ее каблуком?

– Замечательно! Лично мне очень нравится. Хотя, когда в пьесе ее героиня говорит: «Вы типичные подкаблучники», мы с Лешей отвечаем: «Еще не сделан такой каблук, под ко­торый мы можем по­пасть!». Но это, конечно, неп­рав­да. Та­кой каблук сделан – и мы уже давно под ним.

– О долголетии и прочности вашей собственной семьи ходят легенды (Борис Щерба­ков и его жена вместе уже больше сорока лет). Навер­няка какие-нибудь «добрые» друзья тоже называют вас подкаблучником. Как вы к этому относитесь?

– Потрясающе! Я типичный подкаблучник – и горжусь этим. Потому что все семей­ные заботы лежат на «каблу­ке». А я с удовольствием де­лаю то, что «он» скажет. И у меня голова ни о чем не бо­лит, ни по какому поводу. И занимаюсь только тем, что мне самому нравится и интересно.

– Она вас спокойно отпускает на гастроли? Например, в Лондон?

– А мы едем вместе, потому что Таня никогда не была в Англии. Собственно, как и я! Конечно, очень жаль, что мы проведем в вашем городе так мало времени – всего пару дней. Но надеемся посмотреть хотя бы Тауэр, Букингемский дворец, Вестминстерское аббатство.

– Считается, что человек стро­ит отношения со второй половиной по той модели, ко­торая была у его собственных родителей. Вы выросли в дружной семье?

– Очень! Мои родители очень любили друг друга и нас, де­тей. И Танечка выросла в дружной семье. Так что мы оба взяли с них пример.

– Ваше детство прошло в очень скромных условиях, вы жили большой семьей в ма­ленькой комнате, родители мно­го работали. Потом вы до­бились успеха и признания, но осталось ли что-то в вас из того ленинградского детст­ва? Знаете, как говорят, что человек, который пережил голод, никогда не выбросит да­же маленький кусочек хлеба.

– Никогда не задумывался над этим. Что-то я впитал, конеч­но. Особенно ленинградское, блокадное – возможно, я даже сам этого не осознаю. От этого никуда не денешься, потому что память передается из по­коления в поколение. И даже в своем сыне я это чувствую.

– Вы родились в Ленинграде, но почти всю жизнь провели в Москве. Кем вы сейчас себя больше ощущаете – москвичом или петербуржцем?

– Ленинградцем!

– А что вас отличает?

– Мне кажется, я более уравновешен, спокоен. И добр!

– Ваша актерская карьера на­чалась по воле случая, ничего не предвещало вам такой судьбы (однажды, в школь­ном коридоре Бориса Щерба­кова заметили сотрудники «Ленфильма», искавшие маль­чика на роль в фильме «Мандат», и пригласили участвовать в съемках. – Прим. ред.). Вы ощущаете себя фа­талистом или предпочитаете все держать под контролем?

– Я считаю себя фаталистом. Что написано человеку на роду – то и должно быть. Как бы ты ни крутился, как бы ни бежал от судьбы, она тебя все равно настигнет. Если тебе суждено утонуть, то ты не повесишься.

– И однажды судьба завела вас на телевидение, где вы много лет вели передачу «Доб­рое утро»! Какой это был для вас опыт? Чем работа ве­ду­ще­го отличается от актерской?

– Конечно, на телевидении все несколько иначе. Я очень люб­лю свою профессию актера. Но если мне предлагают поп­робовать себя в чем-то новом, неизведанном, я сломя голову туда бросаюсь. И с большим удовольствием начинаю эту стезю изведывать. Мне очень понравилось работать на ТВ, я делал это с радостью. И считаю даже, что внес определенный вклад в развитие именно дикторского искусства. Правда, это только я так считаю, а согласны ли со мной все остальные – не знаю!

– Вы вносили в свою работу ведущим что-то из актерского опыта?

– Да, я не был «говорящей головой». Что нравилось и мне, и зрителю. В каждую подводку я старался вложить что-то свое – долю юмора, верную интонацию. Разговор с партнером старался превратить в увлекательную беседу, а не просто «вопрос-ответ».

– Что вам казалось самым сложным в этой работе?

– Ничего! Сначала я волновался, а потом привык и чувствовал себя очень комфортно.

– А когда вы выходите на сцену, до сих пор волнуетесь?

– Всегда! Но у меня есть прие­мы, чтобы это волнение унять. А какие – я вам не скажу, это моя личная актерская «кухня», которая никого не касается.

– Тогда задам вам, наверное, классический для актера воп­рос. Что вам ближе – театр или кино?

– Мне нравится все, потому что у меня в дипломе написано: «актер театра и кино». В моей работе мне нравится все. Причем я говорю не о ре­зуль­тате, а о процессе. Самое приятное в нашей профессии – это репетиции. Нет ничего бо­лее увлекательного, чем входить в роль, искать что-то новое, налаживать контакт с партнерами. Был такой заме­чательный театральный ре­жис­сер Анатолий Васильевич Эфрос, который даже написал книгу под названием «Репети­ция – любовь моя». Так вот, я с ним полностью согласен.

– Вы все прорабатываете на репетиции или где-то импровизируете во время спектакля?

– Конечно, импровизирую! Каждый спектакль получается всегда немного по-новому, иначе мне неинтересно.

– И на телеэкране, и в кино вы производите впечатление человека, который источает молодость и какую-то даже мальчишескую энергию. Как вам удается сохранять в себе этот юношеский задор?

– Мне очень приятно, если я и правда произвожу на зрите­лей такое впечатление. А сек­рет простой – счастье в семье, которую я очень люблю.

Юлия Варшавская

Билеты на сайте eventfirst.uk

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.