«Я могу весь день провести в поиске нужного слова»

«Я могу весь день провести в поиске нужного слова»

3 ноября в Альберт-Холле  в Лондоне состоится пов­тор­ный концерт великого фран­цуз­ского поэта и му­зыканта Шар­ля Азнавура. Признан­ный лучшним эст­радным ис­полнителем XX века, он продолжает выс­тупать перед зри­телями в возрасте 91 года.

Блистательная карьера Шар­ля Азнавура скорее напоминает удивительную средневековую сагу нежели реальную жизнь одного человека – он создал около 1300 песен, снялся в 60 фильмах, сотруд­ни­чал с Реем Чарльзом, Бо­бом Диланом и Лучано Пава­ротти, основал благотво­ри­тельную ас­социацию «Азна­вур для Арме­нии» и стал На­циональным ге­роем Армении. Но слушая его песни, не хо­чется думать о свер­шениях и рейтингах – они, наоборот, заставляют уй­ти от бешеной гонки за успе­хом, нагоняя в голову впечат­ления из детства, истории, ус­лышанные когда-то в трамвае. В них, как и в самом поэте, нет пафоса и претенциозности, они рассказывают об обыден­ной жизни со всеми ее радос­тя­ми, неурядицами, горечью и смехом. Никогда не касаясь в текстах своей личной жизни, французский художник помогает слушателям, говорящим на разных языках и живущим на разных концах планеты, понять свои собственные.

– Когда и как вы обычно пишете?

– Для того, чтобы писать, мне не нужны определенные условия или время суток. Но иногда я могу весь день провести в поиске нужного слова. Я – не автор песен, а писатель, и каждая моя песня – это история. Мне важно, чтобы в моих произведениях не было лишних слов, которые как-нибудь «сойдут». Каждое слово должно стоять на своем месте.

– Что вас вдохновляет?

– Все, что я вижу и даже слышу. Иногда источником вдохновения может стать даже отдельная фраза, мимолетно кем-то оброненная.

– Вы следуете какому-то оп­ределенному распорядку дня или предпочитаете проживать каждый день по-новому?

– У меня те же привычки и распорядок дня, что и у большинства других людей. Я с молодости много путешест­вую, и этот образ жизни стал для меня привычным. Вообще же звезды ничем не отлича­ются от обычных людей, а ес­ли отличаются, то это уже серьезная проблема.

– Каких тем вы предпочитаете не касаться в своем творчестве?

– Я не люблю говорить и пи­сать о своей личной жизни. Все остальные темы – пожалуйста.

– Какие поэты оказали на вас наибольшее влияние?

– На мое творчество оказали наибольшее влияние армянские, иранские и французские поэты и писатели, например, Саят-Нова и Омар Хаям. Что касается французских писате­лей, то вы можете просто прой­тись по списку французских классиков – я их всех читал.

– Вы снимались в фильме «Завещание Орфея» великого режиссера Жана Кокто. Как это получилось?

– Мое присутствие в фильме « Завещание Орфея» – это дань дружбе с Жаном Кокто. Он хотел видеть в этой картине своих друзей, и я снялся. Но моя карьера в кино началась с фильма «Головой об стену».

– В своих интервью вы не раз говорили о важности риска. Вы сами часто рисковали в своей жизни? 

– Мой риск заключался в том, что я делал абсолютно противоположное тому, что мне советовали. Мне говорили, что я не должен петь, потому что мой голос недостаточно хорош и что у меня была недостаточно привлекательная для сцены внешность. А я был го­тов биться головой об стену, чтобы доказать обратное. В итоге все критики оказались неправы, а я один с самого на­чала знал истину (смеется).

– Насколько сложно жить со славой? 

– Как я уже упомянул, я веду самый обычный образ жизни. Для членов моей семьи я просто отец, муж, друг. Я никогда не просыпался или не засыпал, чувствуя себя звездой.

– После катастрофического Спитакского землетрясения  в 1988 вы стали активно вов­лечены в жизнь Армении. Почему именно тогда?

– До землетрясения у армянского народа была, как говорят в Китае, хотя бы «миска риса». После событий 1988 го­да не ос­талось ничего, и я не мог ос­та­ваться равнодушным. Я очень горжусь тем, что сохранил свои корни, тем что всегда по­мнил и чтил свое про­исхож­де­ние. Люди, кото­рые об этом за­бывают, не мо­гут быть интере­сными и цельными личностями.

– Что вас больше всего беспокоит в современном мире?

– В мире сейчас творится много неладного, и меня волнует абсолютно все, особенно войны на религиозной основе. Они намного сложнее чем тер­риториальные войны, потому что не заканчиваются с победой одной стороны.

– Какой день вы считаете са­мым счастливым в вашей жизни?

– Невозможно выбрать какой-то один день. Счастливыми были дни в кругу семьи, когда все были живы и вместе.

Интервью брала Татьяна Мовшевич

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.