Нежелательная «грамматика» из Древнего Рима

Нежелательная «грамматика» из Древнего Рима

На днях министр образования Британии Никки Морган дала разрешение пристроить к жен­ской средней школе Weald of Kent в городе Тонбридже но­вый корпус на 450 учениц. Правда, пристройка не совсем обычная, поскольку хотя и бу­дет находиться в том же графстве, но в другом городе Се­ве­нокс, расположенном аж в 10 милях от основного учебного комплекса. Впрочем, не было бы никакого скандала, если бы в названии школы не фигурировало безобидное на первый взгляд слово grammar (грамматическая).

Истоки названия уходят в Древний Рим, где в таких школах детей патрициев и всадников учили грамоте – латинской грамматике, римской литера­туре и греческому языку. На Бри­танских островах, которые, как известно, тоже были частью Римской империи, наз­вание это сохранилось по сей день. В средние века им обозначали тип школ, которые, как пишут в эн­циклопедиях, сосредоточивались на преподавании античных языков и литературы для детей английской аристократии.

Потом, когда подростки из знатных семей пошли в воз­никшие еще в XV-XVII вв. до­рогие и престижные частные школы, почему-то именуемые «публичными» (Итон, Харроу и т.п.), бесплатные «грамматические» стали прибежищем детей набирающего силу среднего класса. Здесь им давали традиционную академическую подготовку и ориентировали выпускников к поступлению на государственную службу.

В ХХ веке зачисление в грам­матическую школу проводилось по результатам сдачи экзамена за курс начальной школы, которую учащиеся за­канчивали в одиннадцать лет (так называемый «экзамен 11+»). А для детей рабочего класса существовали средние школы с менее жесткими требованиями к знаниям по основным академическим дисциплинам. Эти школы за­канчивали в шестнадцать лет, получив лишь обязательный минимум знаний.

Но в 1960-х годах находившиеся тогда у власти лейбористы провозгласили своей задачей покончить с отборочными экзаменами по окончании начальной школы. Они полагали, что отбор ос­ложняет детям из бедных се­мей доступ к добротным знаниям, а либералы настаивали, что без солидного образования трудовые резервы страны проиграют в конкурентной борьбе иностранным специалистам, и это нанесет урон британской экономике. Фактически по этому поводу последние полвека идет «пе­ретягивание каната» между лейбористскими и консервативными правительствами.

В конце концов в 1998 году правительство Тони Блэра приняло закон, отменивший принцип отбора при приеме детей в среднюю школу.

В 1945 году граматические составляли 38% всех школ в Англии и Уэльсе. Сегодня их количество ограничено 164, что едва доходит до 5%. А новые граматические школы не открывались с конца 50-х годов прошлого века. Тем не менее, сейчас в «грамматиче­ских» учится почти 150 ты­сяч детей и их шансы на поступление в университет заметно выше, чем у осталь­ных. Не повезло тем полити­кам, которые по­лагали, что они на корню уничтожат грамматические школы. Да­же в усеченном состоянии «грамматические» живы и, как показал недавний опрос, пользуются большой популярностью. Больше половины населения Англии и Уэльса (51%) хочет увеличения чис­ла этих школ, 38% считают их полезными и только 10% респондентов оценили их негативно.

Получается, что за «грамматические» проголосовало в три раза больше опрошенных, чем число избирателей, поддержавших на выборах консерваторов. Да что там, это чуть ли не в 2 раза больше, чем суммарный результат двух главных партий на всеобщих выборах.

Иными словами, принимая разрешающее решение, ми­нистр Морган опиралась и на популярность «грамматиче­ских» в английском общест­ве, и на политическую под­держку своих коллег, сос­тав­ляющих большинство в Па­лате общин. Кстати, активным поборником открытия такой школы в Севенокс яв­ляется и депутат парламента от этого избирательного ок­ру­га Майкл Фаллон, зани­мающий пост министра обо­роны Великобритании. Дру­гой сторонник расширения имеющихся «грамматических» – премьер-министр Дэвид Кэмерон.

Но противники этой идеи, изо всех сил отстаивающие «общие» средние школы (Comprehensive Schools), не согласны. Они убеждены: да­же если допустить, что «грам­матические» дают лучшее образование, чем другие школы, общество все равно оказывается в проигрыше. Ведь тех, кто получил более качественные знания, во мно­го раз меньше тех, кто в ре­зультате отбора его ли­шил­ся. И все это за счет на­логоплательщиков.

Поэтому они собираются оспаривать решение минист­ра в суде. Их главный аргумент прост и не имеет никакого отношения к образованию. Они намерены доказать, что строительство «школы-дочки» в 16 км от «школы-мамы» никак нельзя считать расширением Wealden Kent. «Здравый смысл диктует, что это никакая не «прист­ройка», а самая обыкновен­ная новая школа», – заявила Мелисса Бенн, председатель ассоциации «Comprehensive Future».

Юристы не берутся пред­сказывать исход предстоя­щей тяжбы, считая, что шан­сы сторон примерно равны. Хотя, честно говоря, будет жаль, если социалисты ХХI века все-таки оборвут одну из важных нитей, тянущуюся к нам от древних римлян.

Зураб Налбандян

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.