Мечта об Англии в калейдоскопе питерской жизни

Мечта об Англии в калейдоскопе питерской жизни

На сцене питерского Автор­ского театра под руководством Олега Дмитриева поставили пьесу Tate Modern про жизнь на две страны – Россию и Ве­ликобританию. Пьесу напи­са­ла выпускница Оксфорд­ского университета, изучавшая миг­рацию на факультете ант­ро­пологии, Юлия Савиков­ская. Интересно, что это одна из первых поставленных в Рос­сии пьес, написанная «глобальным русским» – автором, который получил опыт жизни в разных странах и наложил его на русские культурные коды. Мы поговорили с Юлей о миграции, ностальгии и о том, почему она разбирается в те­мах, актуальных для современного русского театра.

Автор пьесы Tate Modern Юлия Савиковская

Юля, как ты оказалась в Великобритании?

В 2006-м приехала учиться в Оксфорд. С 2008-го пишу диссертацию о временной вы­сококвалифицированной миг­ра­ции и влиянии этого периода на идентичность русских. Я всегда интересовалась теат­ром и поняла, что тема миграции еще очень нова для драматургии. Недавно я переехала назад в Питер и заметила, что даже простые «попсовые» темы из жизни Великобри­та­нии русским безумно интересны, что доказал, например, сериал «Лондонград». Люди хотят узнать, как видится жизнь с разных точек зрения, в том числе русского, находящегося в Англии. А меня как раз очень волнует тема стран­ничества, скитания души, ко­торая как бы оголяется во время пребывания в другой стране. Об этом и моя пьеса.

Как ты над ней работала?

Мне было интересно пред­ста­вить, что удержит человека в России культурно, ду­шевно. Из этого родилась ос­новная тема – попытка трех людей преодолеть одиночест­во, потянуться друг к другу и своей мечте, представить иной мир и этим преодолеть себя. Но так как два персонажа ни­ког­да не были в Англии, то возникла тема идеала наоборот – тема воображаемой ими Анг­лии, мечты, воплощенной в образе галереи современного искусства Tate Modern. Кста­ти, труды по социологии миг­рации показывают, что воображаемый компонент миграции очень важен. Моя пьеса как раз об этом воображаемом Петербурге и Лондоне, а не о реальных городах. Я ориенти­ровалась на пьесу А. Арбузо­ва «Мой бедный Марат» – всегда плачу, когда ее читаю. Хоте­лось написать что-то по­добное с современными реалиями.

То есть пьеса Арбузова – это отправная точка, вдохновение? А о чем твоя пьеса Tate Modern?

Да, структурно, у меня, как и у Арбузова – это двое муж­чин и од­на женщина. Темати­чески – сос­тояние бездомности героев: у Арбузова они живут в бло­кад­ном доме в квартире Ма­рата, у меня – в центре Пите­ра в квартире 45-летнего Ли­ванова. Героиня закончила Кембридж, стажировалась в Лондоне, едет по делам в Пи­тер, ищет, где снять комнату, и находит Ли­ванова. Она ус­воила необходимость быть жесткой, работать, добиваться, «крутить калей­доскоп», по­ка не сложатся ка­кие-то цвета. Ливанов – наоборот, после смерти жены потерял интерес к жизни, болеет. По­том в квар­тире появляется 21-лет­ний Константин – пи­терский студент, начинающий худож­ник, племянник умер­ше­го дру­га Ливанова, который при­нял эстафету заботы о мо­ло­дом человеке. Начинается со­пер­ничество, но оба героя – куль­турные люди, и никто не выс­казывается прямо. Борьба идет через художественные темы: Ливанов хочет прочитать Гам­лета в оригинале и просит ге­роиню давать ему уроки анг­лийского. Констан­тин заболе­вает идеей увидеть га­лерею Tate Modern и вспоминает о задавленном желании писать картины. В итоге ге­роиня уезжает в туманный Лондон. Кос­тя хочет ехать за ней, а в Ли­ванове просыпается благородство и он готов продать свои книги по искусству, что­бы на­брать сопернику на доро­гу. Неожиданно героиня возв­ра­щается к Ли­ва­нову: у него операция, но вопрос, ска­жет ли ему жизнь to be or not to be, остается открытым. Кос­тя тем временем едет в Лон­дон смотреть Tate Modern один.

IMG_1780

Екатерина Клеопина и Евгений Серзин

Как сюжет связан с личным опытом?

Это вопрос, который мне за­дали режиссер и актеры. Ви­ди­мо, он всех волнует. В пла­не любовного треугольника – ни­как не связан. Кроме того, что мне, как и героине, 30 лет. В плане знаний о галерее, о Лон­доне, о Питере, о миграци­онном пути героини – связан. Поиск дома, приюта, ду­шев­но­сти, любви – это личное. Об­ра­зы Англии – мое представление о том, какой она может видеться тем, кто тут не был. Есть реплики, от­ра­жающие ходульность образа Англии в голове Кости. На­пример: «Вы правда живете в Англии», «Ка­кая она, Tate Mo­dern?», «Сколько стоят звонки в Рос­сию?», «А не здо­рово было бы провести Рож­де­ство в Англии?»

И как тебе Рождество в Англии?

Сначала в Оксфорде я ходи­ла везде с широко открытыми глазами! Было здорово! А ког­да успокоилась, стала пони­мать, что лучше бывать в обе­их странах, чтобы не было, на­­пример, страха перед возв­ращением в Россию. Я давно хорошо освоила границу меж­ду этими пространствами и научилась быть собой и там, и там. Англия для меня – это потрясающие спектакли в На­циональном театре в Лондоне, мой любимый камерный театр Donmar, Стратфордский Шекс­пировский театр, оксфордские библиотеки, вечеринки в колледже, встречи с людьми, которых я бы никог­да в России не встретила, тен­нис на открытом воздухе. В Рос­сии я ностальгирую по этим вещам, но я преодолела зави­симость от Англии, от то­го, что она предлагает: все это и так может быть со мной, ес­ли захотеть, но каждый день мне этого не нужно. Сейчас у меня  и в Лондоне, и в Па­риже, и в Берлине есть где остановиться! Я постепенно стала «глобальной русской». Недавно другую мою пьесу перевели на китайский. Когда я полу­чила письмо об этом, была в шо­ке и думала, что это развод или шутка.

А как в России относятся к молодому автору с таким международным опытом?

Очень много драматургов го­раздо младше меня! Но мне греет сердце, что драматург Майкл Фрейн, с которым я дружу, начал писать и ставиться в 36 лет. Если честно, чувство, что не пробиться со своими пьесами, есть. Я часто подаю на фестивали, но редко прохожу на читки (хотя много раз раз попадала в лонг- и шорт-листы). При этом мне все равно интересно создавать свои миры, работать над тем, что задевает. Эта постановка для меня первая, и я очень бла­годарна тому, что Олег Дмитриев обратил внимание на мой текст. Но я совсем не ожидала, что меня ни разу не пригласят на репетиции, не да­дут предварительно встре­титься с актерами, немного из­менят текст. Майкл Фрейн в переписке пошутил, что не представляет себе Авторского театра, куда не пускают автора. В Англии, по-моему, такая практика просто невозможна. Но в России так часто проис­хо­дит – режиссер главное ли­цо, текст используется как отп­равная точка, так что возможно я со своими английскими привычками просто не знаю, как это делается в Рос­сии. В следующий раз думаю поставить условие присутст­вия (хотя бы минимального) на репетициях, мне это очень ин­тересно и я не вижу причин себя этого лишать.

Екатерина Клеопина

Екатерина Клеопина

Какие темы актуальны для российского зрителя?

Сложный вопрос, потому что мое душевное развитие про­ис­ходит вне меняющихся ак­туаль­ных тем. Но смена гра­ниц, менталитетов, их взаимо­действие – всегда интересны. Эта тема у меня подробно про­писана: герои разговари­вают о двух языках, англий­ском и рус­ском, об оригинале и пере­воде Гамлета, о разных кон­текстах жизни, которые ме­ня­ются в аэропорту, о том, что жизнь – это постоянное сравнение и сопоставление. Для России становится актуальной тема страха перед жизнью до­ма, в России, вмешательство политики в дружбу и культуру, когда все не будет только на уровне личных желаний и мечтаний, во все решения вмешается поли­тика, экономика, страх ос­тать­ся за железным занавесом. По­этому тема миг­рации, оставаясь актуальной для драматургии, перейдет из разряда soft (личные поиски родственной души и дома, как у меня в пьесе) в разряд hard – страх за будущее свое и сво­их детей, образ России у тех, кто живет в Англии, за­виси­мость от политики, паранойя, пред­апокалиптические наст­рое­ния. Эти темы мне очень интерес­ны, и я уверена, что они сей­час актуальны как никогда.
IMG_1695

IMG_1836

IMG_1864

Беседовала Кристина Москаленко, фото Виктора Васильева, предоставлены Авторским театром

TATE MODERN по пьесе Юлии Савиковской

Сценическая композиция и постановка – Олег Дмитриев
Идея пространства и костюмов – Олег Дмитриев

Играют:
Ксения – Екатерина Клеопина
Ливанов – Сергей Власов
Константин – Евгений Серзин

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.