Чем отзовется кровавая баня в Париже

Чем отзовется кровавая баня в Париже

«В час вседозволенной жестокости, когда страсти были воспламенены, а все запреты сметены, захватчики подвергли жителей жесточайшей резне, и улицы города наполнились трупами… Всякий раз, чувствуя опасность, варвары начинали громить и резать слабых, невиновных и беззащитных»

Похоже на пятничный Париж, не правда ли? Между тем, это описание событий, происшед­ших 1605 лет назад. Захват Ри­ма готами в 410 году, как об этом повествует известный британский историк Эдуард Гиббон. Столица Римской империи была тогда самым цивилизованным и богатым городом на планете. Это и привлекало к ней племена варваров. Сегод­няшний Париж тоже один из центров европейской цивилизации. Той самой, которую современные варвары так ненавидят.

Во всем виновато наивное Égalité

Распространено мнение, что пи­тательная среда терроризма, вдохновленного религиозным фа­натизмом, – нищета и социа­ль­­ная неустроенность моло­де­жи не только в бедных му­суль­ман­ских странах, но и среди мало­и­мущих жителей государств За­пада. Недавно об этом еще раз напомнил и бывший британ­ский премь­ер-министр Джон Мейд­жор, сказавший в публичной лек­ции, что «хотя уровень жиз­ни растет уже несколько де­сятилетий, ядро относительной бедности в Британии по-прежнему сох­раняется. Ка­кой бы ни была причина это­го явления, оно является шо­кирующим для 2015 года».

В конце ХХ и начале ХХI веков борьба с неравенством в Соединенном Королевстве и в мире в целом идет ак­тив­нее, чем когда-либо. В Бри­та­нии разрыв в доходах между верхними 10% (самые бога­тые) и нижними 10% (бед­ней­шие) за последние 25 лет за­метно уменьшился. А по данным ООН, количество тех, кто ведет полуголодное су­ще­ствование в наиболее не­благополучных районах ми­ра, сократилось с 23% в 1990 году до 12% в нынеш­нем.

На следующее утро после самой страшной со времен Второй мировой войны па­риж­ской ночи интеллигент­ная француженка средних лет сказала в прямом эфире,  что «для победы над ИГИЛом надо избавиться от неравенства». Не оружием, не политическими способами, не усилением мер безопас­но­сти. Надо просто изжить не­равенство!

Концепция равенства, или эгалитаризма, была сформу­ли­рована еще Ж.Ж. Руссо. В девизе Великой французской революции – Liberté, Égalité, Fraternité – равенство (Éga­lité) прячется как раз по­се­ре­дине между свободой и братством. Сперва под ним подразумевали всеобщую уравнительность. Эта идея очень нравилась разного ро­да ле­вакам типа большеви­ков.

Но она не выдержала ис­пытание практикой, и позд­нее сложилось мнение, что будет полезнее, если все чле­ны общества будут иметь равные возможности. Вос­пользовавшись этими возможностями, малоимущие смогут добиться успехов и вырвутся из бедности. Одна­ко оказалось, что воспользоваться возможностями может не каждый. Мешают национальные, религиозные условия и традиции. А еще ранговые, кастовые, сословные разделения, установившиеся нормы поведения.

Как написал в своем блоге на сайте Русской службы Би-би-си известный полито­лог Владимир Пастухов, «глу­бинной причиной воз­ник­новения войны (на Ближ­нем Востоке) является реакция локальных (и, отчасти, изолированных) архаичных миров на последствия глобализации и связанного с нею агрессивного продвижения ценностей евроатлантической цивилизации в места, которые не являются ареалами их традиционного обитания».

Так что улучшением усло­вий жизни и попытками обес­печить равенство тем, кто по воле специфических факторов застрял вдали от западной цивилизации, де­лу вряд ли поможешь.

«Марсельеза» возьмет британский парламент

Давно известно, что искусный политик должен уметь обра­щать себе на пользу лю­бое событие, заставшее его врас­плох. Не воспользовался кри­зисной ситуацией, за­меш­кал­ся, не поймал попутный ветер – значит отдал ини­циа­тиву соперникам, рас­те­рялся и про­играл. Когда на следую­щее утро после па­риж­ских терактов Дэвид Кэ­мерон вы­шел из дверей ре­зиденции на Даунинг-стрит и твердым ша­гом направился к установленному неподалеку микрофону, было очевидно, что он полон решимости не упустить предоставившегося шанса.

В его коротком обращении к британскому народу не бы­ло ничего выдающегося, ни­чего необычного. Стандарт­ные слова соболезнования со­седям и заверения в том, что островитяне будут стоять в этот трудный для Франции момент плечом к плечу с кон­тинентальными братьями. В конце короткого заявления он обратился к соседям по проливу с не­скол­ькими фра­зами под­держ­ки на француз­ском язы­ке. И то, как эффектно и энергично они были произнесены, явно понравилось не только собравшимся журналистам, но и самим его соотечественникам. А фран­цу­зы просто растаяли от уми­ления. Всю субботу я ви­сел на телефоне, обмениваясь пос­ледними новостями и впечатлениями с парижскими друзьями. И буквально каждый из них с удовольствием отмечал впечатление, произведенное словами Кэмерона.

Но это было только начало. К вечеру того же дня премь­ер-министр уже говорил о том, что теракты в Париже обязывают британское руко­водство ужесточить меры бе­зопасности населения Аль­био­на. А на следующий день, прибыв на саммит 20-ки в турецкой Анталии, он зая­вил, что борьба с ИГИЛ долж­на стать главенствующей темой этого совещания.

А после часовой встречи с Путиным Кэмерон выдал прессе сенсацию: для политического решения сирийской проблемы Запад готов пойти на компромисс с Россией.

Из его речи в парламенте во вторник ясно, что он соби­ра­ется воспользоваться па­риж­ской трагедией, чтобы про­толк­нуть через Палату об­щин несколько важных для консерваторов законов. Преж­де всего Кэмерон хочет снова поставить на голосование воп­рос о бомбардировках ИГИЛ в Сирии. Это предло­же­ние было провалено лейбо­ристами в 2013 году, но те­перь обста­новка иная, и хотя сам Кор­бин против, пра­ви­тель­ство надеется на поддержку значительной части оппозиции.

Революционным будет ре­шение парламента увеличить число вооруженных полицейских. Британия, как известно, гордится тем, что ее полиция чуть ли не единственная в мире, которая выходит в на­ряд без оружия. Но консерваторы считают такое положение слишком рискованным и пытаются хотя бы частично исправить положение. Другой законопроект касается решительного увеличения специальной службы по борьбе с киберпреступностью и кибершпионажем.

Если вся «Комплексная стратегическая программа по укреплению безопасности», которая будет представлена парламентариям в ближайшее время, получит одобрение депутатов, это станет серьезной победой правительства консерваторов. И не забудем, что импульсом к ней послу­жи­ло кровопролитие в Пари­же в минувшую пятницу.

 

Зураб Налбандян

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.