Сюрприз, сенсация и возмущение в одном флаконе

Сюрприз, сенсация и возмущение в одном флаконе

Сначала сюрприз

Было бы, наверное, странно и необъяснимо, если бы вердикт независимой общественной ко­миссии по делу об убийстве в 2006 году в Лондоне бывшего офицера ФСБ Александра Лит­виненко не вызвал всплеска эмоций и не привлек повы­шен­ного внимания британской пуб­лики. Да и как могло быть ина­че, ведь события, происхо­див­шие почти 10 лет назад в са­мом центре столицы, не только заинтриговали, но и порядком встревожили – чтоб не сказать напугали – жителей Соеди­нен­ного Королевства. Речь шла о необычайно тяжелом и одновременно дерзком преступлении, совершенном тайными агентами иностранного государства. А жертвой его стал гражданин Великобритании.

Орудие убийства было выб­рано специфическое – радио­активный изотоп полоний 210. По­пав в организм человека, он сначала маскируется под пи­ще­вое отравление, а затем один за другим отключает все главные органы жизнедеятельности, что и приводит к смерти. Никакие обычные медицинские анализы его не фиксируют. В случае с Литвиненко полоний был обна­ру­жен только незадол­го до его смерти, когда врачи, пе­ре­п­робовав почти все прочие варианты, проверили мочу на наличие следов радиоактивного заражения.

Положительный результат этого анализа сразу перевел де­ло из разряда медицинско­го казуса в разряд предна­меренного убийства. Следст­венная группа Скотланд-Яр­да вскоре выяснила имена двух знакомых Литвиненко, которые в октябре 2006 года неоднократно посещали его в Лондоне и оставили радиоак­тивные следы везде, где бы­вали. Однако вызвать на доп­рос Лугового и Ковтуна не удалось. Российская сто­рона ка­тегорически отказа­лась вы­дать их Британии. В ре­зультате остались без от­ве­тов все главные вопросы: кому и зачем понадобилось «убирать» Литви­ненко, кто разрабатывал операцию и причастны ли к ней российские власти?

Лишь после того, как ле­том 2013 года британское правительство поручило судье Верховного суда сэру Роберту Оуэну провести не­зависимое общественное расследование, дело сдвинулось с места. Его отчет, оглашенный на прошлой неделе, стал не только неожиданным, но и сенсационным. Выразив уверенность, что отравление Литвиненко было осуществлено Луговым и Ковтуном, председатель комиссии заявил также, что оно, вероятно, было одобрено Николаем Патрушевым, который на тот момент был директором ФСБ, и президентом Путиным.

Потом сенсация

Почти никто в Британии не ожидал, что имя президента России прозвучит в таком контексте. Скорее предполагалась расплывчатая формулировка типа: «за Луговым и Ковтуном стоят российские спецслужбы» или «… российское государство». Сэр Оуэн сказал в своем заключении, что решил назвать имена Патрушева и Путина после того, как был ознакомлен с секретными материалами.

Слухи о том, что у британ­ского правительства есть дан­ные, указывающие на прича­стность российского госу­дар­ства к отравлению Литви­нен­ко, ходили давно. Немецкое издание Der Spiegel сообщало об этом еще три года назад.

Но в 2012 году министр внутренних дел Тереза Мэй отказалась разрешить прове­дение независимого общест­венного расследования, объ­яс­нив такую меру тем, что «международные отношения были одним из факторов в принятии правительством данного решения». Она проз­рачно намекнула, что «неко­торым зарубежным партне­рам Британии» могло не пон­равиться, если бы наз­начен­ный правительством предсе­датель расследования обла­дал правом в закрытом ре­жи­ме знакомиться с сек­рет­ными материалами. Газе­та «Дейли телеграф» не сомневалась, что подразумевается Россия. Премьер-министр Кэмерон назвал тогда Влади­мира Путина своим «новым другом» и с нескрываемой гордостью говорил о конт­рактах, полученных британ­скими компаниями по строи­тельству объектов на Олим­пиаде в Сочи.

Смена настроения на Дау­нинг-стрит по отношению к России и упоминание имени президента Путина связано, как считают многие наблюдатели, с аннексией Крыма, действиями России на востоке Украины и сбитым малайзийским «Боингом».

И, наконец, возмущение

Спустя пару часов после ог­лашения отчета сэром Ро­бер­том Оуэном Тереза Мэй отправилась в Палату общин, чтобы ознакомить парламентариев с отчетом о расследовании и объявить о мерах по «наказанию» Москвы. Ми­нистр назвала убийство Лит­виненко «вопиющим и неп­ри­емлемым нарушением са­мых основополагающих принципов международного права».

Однако, перечисляя меры, которые правительство намерено принять к России, ограничилась вызовом в МИД посла РФ А.Яковенко, чтобы выразить ему «глубочайшее недовольство» в связи с провалом попыток сотрудничества с Москвой при расследовании дела об убийстве Литвиненко. Глава МВД Бри­тании также объявила о замораживании средств на банковских счетах Лугового и Ковтуна. Хотя, как все прекрасно понимают, трудно представить, что у них еще сохранились какие-либо ак­тивы в пределах британской юрисдикции.

Реакция правительства выз­вала серьезное разочарование почти всех ведущих британских изданий. Газета «Дейли мейл» назвала по­зор­ным утверждение Терезы Мэй о том, что Соединен­но­му Королевству нужна по­мощь России для достиже­ния мира в Сирии. «Абсурд­но сравнивать действия гор­стки наших самолетов в Си­рии с тем, что делают там российские ВВС и какой мощью они располагают».

По мнению Джеймса Ник­си, руководителя программы России и Евразии при Ча­там-Хаусе (бывшем Коро­левском институте международных отношений), сдержанная реакция правительства на выводы комиссии сэра Оуэна объясняются прежде всего опасениями за судьбу британских коммерческих активов на тер-ритории России. Никси считает, что при дальнейшем ухудшении отношений некоторым британским финансовым и энергетическим компаниям может грозить экспроприация. Кроме того, по словам Никси, в правитель­стве по­лагают, что «Россия слишком велика и слишком важна, чтобы идти на дальнейшее обострение отношений с ней».

Впрочем, не исключено, что кое-какие дополнительные санкции все-таки будут. «Таймс» предполагает, что они могут коснуться близких к Путину силовиков, а также Владимира Жириновского, предоставившего Луговому место в Думе в составе своей фракции, начальства Росато­ма и руководителей канала Russia Today.

Зураб Налбандян,

фото Александра Иванова

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.