Марат Гельман: “Культурного” Макдональдса не бывает”

Марат Гельман: “Культурного” Макдональдса не бывает”

В Лондоне выступил известный галерист и арт-менеджер Марат Гельман, который стал первым дилером современного искусства в СССР. Также он создал первую частную галерею в постсоветской России, курировал известные и скандальные выставки современного русского искусства, создал «Фонд эффективной политики» с Глебом Павловским и внедрил на российской почве профессию политолога. Год назад он переехал в Черногорию, куда его пригласили строить креативную экономику. В Лондоне Марат выступил сразу на двух площадках: в клубе “Открытая Россия” и “Русском политическом клубе”.

Несмотря на свою усталость от политики, которую Марат выразил словами о том, что он уже не юноша, ему жалко себя и своего времени, без политической составляющей разговор, как впрочем и все разговоры в Русском политическом клубе, который зарекомендовал себя как живая площадка для политических дискуссий, все равно не обошелся. А все потому, что культуру Марат видит сегодня как единственную возможность развития экономики России.

Почему? А как же богатые природные запасы и ресурсы?

“Если представить, что команда Путина достигла желаемого, то единственное, что они могут сделать — перенести страну на 200 лет назад, — поделился Гельман, добавив, что, по его мнению, ситуация в любом случае истлеет, надо только подождать. — Тем более, что мировое сообщество то же самое делает: ждет. В короткий период крымской истории они пытались влиять на Путина — не получилось. Потом они пытались снести Путина — не получилось. А сейчас они ждут, когда Путин развалит страну, и ничего не делают. Именно поэтому сегодня в России ничего нельзя развивать, и главная стратегия — сохранить себя, потому что когда “Титаник” идет ко дну, нет никакой разницы, почините вы трубку на рубке или нет”.

Сегодняшняя ситуация в России, по мнению Гельмана, ярко говорит о том, что страна теряет время именно в тот момент, когда происходят титанические сдвиги в структуре мировой конкуренции. И если его потерять сейчас, то потом придется развиваться в режиме догоняющего. Однако есть одно поле, в котором массовые, усредненные, удобные к потреблению продукты не пользуются спросом. Это культура:

“Я считаю, что помимо культуры в России ничего не может стать драйвером экономического роста, — заявил Гельман. — Искусство не требует больших инвестиций и позволяет отменить конкуренцию. Для России единственный шанс встроиться в мировую экономическую систему — осознать свой творческий культурный потенциал и научиться его использовать для экономики. Так как в других областях мы уже проиграли. Поэтому той же Москве не надо повторять за Лондоном. Москва интересна Лондону, а Лондон Москве — когда они разные. Надо искать свою функцию. А в России культурно-гуманитарный потенциал есть, так как не все смогли уехать”.

Но как развивать этот потенциал на благо экономики? Театры строить?

“Интересный момент: сегодня города — когда я говорю сегодня, я имею в виду ближайшее завтра и самое интересное, что происходит в мире — превращаются в бизнес по обслуживанию свободного времени. Культура в этом сегменте занимает около 40 процентов. Культура превращается в отрасль, а инвестирование свободного времени становится очень важным делом. Свободное время, а не место работы, сегодня определяет человека. И если собрать то, как вы потратили свободное время за год, то можно предугадать, что с вами произойдет. Посмотрите, два суперпопулярных класса в России: быдло и хипстеры. Мы не знаем, где они работают, но мы знаем, как они проводят свободное время. При этом совокупное свободное время — главный ресурс, который есть в мире. А это значит, что начинается цениться не универсальное, а уникальное. Это дает возможность уйти от конкуренции, которая убивает все. И это дает России шанс встроиться в мировую экономику”.

То есть городские управления должны привлекать творческих людей, чтобы обслуживать свободное время жителей? В этом смысл?

Оказывается, дело в том, что сотрудничество художника и города наиболее органично. Так как государство смотрит на художника свысока, а это не работает. А вот цели города и художника совпадают: “Оба хотят, чтобы жители ходили в центр города в театр, в музей и на выставку, а не пьянствовать на скамеечках. Оба хотят, чтобы город гремел”.

Поэтому у Гельмана родилась концепция о том, что не должно быть никакой централизованной культурной политики, а у каждого города должна быть своя, так как каждый сам себе свой центр и именно потому города друг другу интересны. Важно помнить при этом, что культурная жизнь — это набор событий, а не набор институций.

Ну и, конечно, процесс перестройки страны предполагает неравенство. “Да, маленькие города, если они неконкурентны, будут исчезать. Но идея равенства — это самая опасная идея, которую мы унаследовали от СССР”.

С другой стороны — художники в современной России, которые не пошли на компромисс, подвергаются гонениям. Куда, к примеру, пропал Павленский или история с Pussy Riot?

“На сегодня российская культурная политика такова: раньше было хорошо, сейчас плохо, художники — хулиганы, их надо ограничивать. Но проблема еще в том, что люди, которые идут в искусство, не обязаны быть героями. Они хотят быть умными, тонкими, а ситуация говорит: должен быть героем. Вот, например, абсолютно академическая выставка Ерофеева “Запретное искусство”. Он собрал то, что не выставляют в музеях, при том что цензуры официально нет. Раньше было проще: моему папе в пьесах запрещали писать слово “мясо”, потому что не было в стране мяса. А сейчас нет листочков с запрещенными словами, потому кураторы должны опытным путем, собрав работы, которые убирали с выставок, понять, а что же сегодня нельзя”. Но даже такое искусство, оказывается, нельзя.

И тут встает другой вопрос, как быть с теми, кто творит в рамках того, что можно? “Художники, которые идут на компромисс, они обречены, потому что творчество предполагает открытость. Нет художника, который говорит, что я хочу быть лучшим художником Харькова! Художник смотрит на мир в целом, в будущее. А эта власть закрывается и смотрит в прошлое. Поэтому в принципе сотрудничество с властью — противоестественно художественной практике”.

Поэтому было принято решение уехать?

“Те компетенции, которые я получу сейчас в Европе… Может, через пять лет окажется, что это лучший способ для России тратить мое время! Чем там с кем-то бороться”.

Подготовила Кристина Москаленко

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

1 Comment

  • Алекс
    19.02.2016, 20:32

    Такое чувство что этот легендарный персонаж сам написал статью. Какой он самый-самый, сама известность, как он так и как он этак, первый открыл/создал/внедрил и т.д.

    А на самом деле перед нами очередной бывший гражданин РФ сколотивший себе имидж на очернении России, её традиций и культуры. Ненавистник олимпиады, православной церкви, ветеранов второй мировой войны, президента, СССР, закона о пропаганде гомосексуализма среди несовершеннолетних…Посмотрите его "творения" в интернете – всё поймёте сами…

    После таких гастролируемых выставок по стране, люди откровенно начали возмущаться, начались погромы таких "выставок безобразий". Конечно сразу же в западной прессе появилась "рука Москвы" и так далее. Ну и как только кишинёвского еврея на западе признали жертвой "Путинского режима", как и остальные мастера "подобных дел" – уютно переехал в Европу. А знаете как он свой побег из РФ позиционирует? «Я не хотел принимать участие в этой войне». Ну вы поняли…

    Побольше бы таких повыезжало, раз и навсегда!

    REPLY

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.