Russian Children’s World: «У нас много информации, и мы готовы ею делиться»

Russian Children’s World: «У нас много информации, и мы готовы ею делиться»

Как поддержать у ребенка интерес и любовь к русскому языку и культуре? Где найти преподавателей, школы, кружки, занятия и просто компании на русском, чтобы они нравились и были близки? Что нового можно с ребенком почитать и какие новые фильмы посмотреть? Как адаптировать нашу ментальность к новой среде, какие подводные камни есть у билингвизма? Ответы на эти и другие воп­росы вы можете получить на портале RussianChildrensWorld.com, который развива­ют Карина Карменян и Дарья Без­лад­но­ва. На этот портал стекается информация для родителей русскоязычных де­тей, живущих в Великобрита­нии. Также Russian Children’s World четвертый год подряд проводит выставку русского детского образования, где предс­тавлено все многообразие образовательных ресурсов. «Англия» встретилась с Кариной Карменян и Дарьей Безладновой, чтобы поговорить об их портале и других детских образовательных и просветительских проектах, которыми они занимаются.

– Работы у вас много, портал большой. Расскажите, что и как на нем устроено?

Д: Мы хотим сделать масш­табный полезный ресурс, что­бы им пользовались русскоязычные родители, которые живут в Великобритании. В будущем мы хотели бы сде­лать его глобальным, но сей­час главная цель – расши­риться от Лондона до Вели­кобритании. Основная цель ресурса – представить полную информацию о школах, курсах, преподавателях, репетиторах, лекциях, вебинарах и детских мероприятиях на русском языке. Поэтому всем лю­дям, которые занимаются детским образованием, мы всегда предлагаем – пожа­луйста, до­бавляйте себя! На веб-сайте это можно сделать совершенно бесплатно.

– То есть в идеале на портале можно будет ввести запрос о поиске преподавателя по сольфеджио и свой почтовый индекс, а портал выдаст ближайшего преподавателя из тех, кто зарегистрировался?

Д: Да, мы надеемся, что скоро будет именно так. Сейчас там можно найти список всех русских школ Лондона, а хочется, чтобы были еще и школы по всей Англии. И да, наша цель – чтобы родители, жи­ву­щие, например, в Уэльсе, мог­ли легко найти инфор­ма­цию о ближайших русских шко­лах, образовательных ре­сур­сах или преподавателях скрипки. И обязательно о грядущих гастролях детских русских театров, например.

У рус­ских родителей, кроме ин­тересов к языку, есть еще и большой список представлений о том, что и как именно надо преподавать. Так, нап­ример, британцы, когда учат иг­ре на скрипке, за ло­коточек не поправляют, а многие наши родители не по­нимают, как без этого мож­но выучить му­зыке. А математику наши привыкли изучать системно и с доказательствами. И многие именно так хо­тят учить детей.

– Педагоги, представленные на портале, что-то вам платят?

Д: Нет, любой русскоязычный педагог может зарегистрировать свою школу, рассказать о себе, регулярно писать о сво­их мероприятиях и вести на нашем ресурсе блог. На сайте есть кнопка «добавить себя». Она есть на каждой странице, но многие все равно думают, что сначала надо лично с на­ми познакомиться или добиться нашей симпатии. Я недавно в папке Message requests в «Фейсбуке» обнаружила склад писем от обиженных людей, которые спрашивали, могут ли написать о своем мероп­риятии на нашем ресурсе. И сейчас я это все рассказываю для того, чтобы еще раз на­помнить, что на нашем сайте действительно можно зарегистрироваться совершенно бесплатно, если вы имеете прямое отношение к образованию русскоязычных детей за рубежом, причем в широком смысле слова.

– А что за мероприятия можно добавлять?

К: Детские образовательные, а также мероприятия для ро­дителей и учителей. Основной объединяющий фактор – рус­ский язык или русская мето­дология. Это могут быть ма­ленькие группы по узким ин­тересам – например, авиамоделирование или фотография – или большие фестивали. Не­кото­рые родители хотят, что­бы ребенок общался по-русски, но в русскую школу во­дить не хотят, а на русский фестиваль с ребенком бы съездили. Ин­формацию о разных возможностях мы и хо­тим собирать на портале.

– То есть русскоязычность мероприятия первостепенна?

Д: Не всегда. Независимо от языка, любая статья о том, как в Англии работает система музыкального, например, или художественного образования будет полезна и интересна. Концерт классической музыки интересен тоже, даже если вести его будут на анг­лийском.

Театральный спектакль на английском языке, мы, навер­ное, не будем размещать у се­бя в Афише. Но вовсе не по­тому, что он чем-то плох, а про­сто это не наш профиль и вро­де нет смысла дублировать другие афиши. Хотя, если он по мотивам произведения на русском языке, например, клас­сики – тогда, возможно, он попадет в Афишу. Зато на­ши родители в одноименной Face­book группе Russian Child­ren’s World и с интере­сом де­ля­тся опытом от посе­щения всех воз­можных бри­танских теат­ров, музеев, ба­летов, концертов и всего, что можно придумать.

– Вас еще часто спрашивают о ценах на мероприятия, ко­торые у вас анонсируются. Как вам вообще педагогические семинары за 300 фунтов и лекции за 70?

К: Доступность детских мероприятий – особая тема. Мы за то, чтобы у нас на портале «цвели все цветы». А еще, говоря о доступности – на нее влияет не только цена, но еще география и свободное время. Чтобы дать возможность полноценного участия родителям из других городов Великобри­тании, мы планируем развивать вебинары.

Д: Но это не значит, что надо как-то осуждать тех, у кого билет получился не по 5 фун­тов, а по 30 или больше. Обс­тоятельства и возможности у всех разные, расходы на ка­чественные мероприятия, кстати, тоже.

– В Лондоне за последние не­сколько лет появилось какое-то огромное количество рус­ских школ, развивающих групп, детских садов, отдельных практикующих преподавателей. Раньше такого не было. С чем это связано?

Д: Да. Пять лет назад я пыталась ребенку найти кружок на русском языке в Лондоне и не смогла этого сделать. Сейчас я бы выбирала из 15! Возможно, это связано с характером иммиграции.

К: Лет 10-15 назад, когда в Лондоне открывались первые русские школы, людей больше интересовала ассимиляция в британскую действительность. Сейчас же практически каждый современный родитель понимает, как легко утрачивается знание языка и как важ­но его сохранить.

Д: Да, стало понятно, что от простого разговора с ребенком на русском языке не получится русскоязычный человек. На интуитивном уровне всем ка­жется: «У нас вся семья гово­рит на русском. Неужели ре­бенок вырастет не русскоговорящим?» А оказывается – нет, все совсем не так просто.

К: Многие люди, переезжающие в другую страну, сталкиваются с тем, что, несмотря на то, что вся семья говорит по-рус­ски (и даже няня!), дети в какой-то момент начинают от­вечать по-английски. Осо­бенно в семьях, где больше одного ре­бенка. Поддержание и развитие русского языка в любом случае требует значительных усилий.

Photo: 123rf.com/My Make OU

Photo: 123rf.com/My Make OU

– Тогда вопрос: надо ли сохранять русский язык у детей за рубежом? Не борьба ли это с ветряными мельницами?

Д: Ответ каждый находит для себя сам. Лично для меня это способ сохранить близость с ребенком, потому что на другом языке я мало что могу ему дать. У меня нет накопленного опыта англоязычной культуры, я недостаточно ее впитала в себя. Если я могу на ребенка перенести какой-то культур­ный пласт, то это бу­дет русская культура. Я не могу за­жи­гательно читать сти­хи, иг­рать в ролевые игры и петь песни на английском языке. А опыт показывает, что чем ре­бенок старше, тем труд­нее сохранять близость. И общий язык этому очень помогает. Язык это ведь совсем не только метод коммуникации, но и общие со взрослым ре­бен­ком гости и друзья, шутки, среда…

К: Бывают и очень прагма­тич­ные соображения для изу­че­ния русского. Например, де­тям нужно набрать опреде­лен­ное количество баллов, что­бы пос­тупить в универси­тет. Русские дети, сдав анг­лийский экзамен GCSE по русскому, получают дополнительное количество баллов, которое они добавляют к об­щему количеству баллов для поступления. Все-таки эк­замен по русскому языку для говорящих на нем детей сдать легче, чем экзамен, скажем, по физике.

– А есть какая-то статистика по знанию языка у тех, кто учится в русских школах?

К: Тут надо разобраться с терминологией. Что значит «говорит на русском?» Гово­рит с акцентом или без? С удовольствием или без? А не­которые говорят, но не чита­ют. Или читают, но не пишут. Или может быть и так: анг­лийский для учебы, а русский для веселья и любви.

Д: Никакой статистики у нас нет. Мы можем только пробовать гадать исходя из общих наблюдений. Если мы говорим о детях, которые свободно говорят по-русски, обращаются к родителям на русском языке, в состоянии говорить между собой по-русски и у них нет акцента – то я не удивлюсь, если это примерно один человек на класс сред­ней русской школы. Хотя шко­лы и их состав тоже очень разные, конечно.

Если мы говорим о детях, которые могут понять родителей на уровне бытовой речи, то, может быть, это порядка 8 детей из 10. Ответить «Да, я почистил зубы и перестаньте мне напоминать – я уже взрослый», смогут, наверное, 5-6 детей из 10. Но если мы с бытовой речи переходим на вопрос «Как дела в шко­ле?», то мне кажется, развер­нуто ответят уже только че­ловека 1-2 из 10 детей, в принципе склонных рассказывать о школе родителям. День-то у них весь прошел на английском, чтобы его «перевести» на русский, нужен тренированный навык или усилие.

В таких ситуациях многие родители решают, что близость с ребенком важнее русского языка, и от него отказываются. И их можно понять. Другое дело, как сделать так, чтоб к моменту рассказа о школе «переключиться» на русский ребенку было не трудно.

– Кстати, а у вас есть какой-то свой любимый образовательный проект?

Д: Да, у меня есть «одна, но пламенная страсть» – к Рус­ской гимназии номер 1. При­чем люблю я их давно и с первого взгляда. Девять лет назад у нас с мужем была де­вочка 10 лет, нас тогда не сильно волновал ее русский, мы просто искали правильную среду для ее развития. И наш­ли – нашли людей, спо­cоб­ных вкладывать в детей кучу энергии и таланта. Мы на полном серьезе считаем, что результат для нас, как для родителей, просто бес­це­нен. А тогда, девять лет на­зад, я вошла в учительскую и увидела, как Юля Десятни­кова (основатель и директор гимназии) общается с трудным и как-то провинившимся подростком. Я просто увидела, как она это делает, и сразу поняла, что «влюбилась» и что точно пришла ровно туда, ку­да мне надо.

– Давайте про вебинары, которые вы упомянули. Их кто делает?

К: Продолжая нашу демократичную линию, мы решили проводить вебинары для ро­дителей. Вебинары позволяют участвовать людям из отдаленных районов Лондона и всей Великобритании.

К тому же доступ к интернет-лекциям будет дешевле. Высокие цены на лекции ведь образуются из-за того, что лек­торам надо сделать визы, привезти из Москвы, поселить в Лондоне и проч. Мы хотели бы сделать эти лекции более доступными с помощью вебинаров.

А еще у нас в ближайших планах создать телефонную линию поддержки родителей: у нас есть квалифицированные люди, которые готовы по теле­фону отвечать на вопро­сы ро­дителей, связанные со здо­ровь­ем, уходом за младенцами, и оказывать квалифицированную психологическую поддержку.

– В последнее время стали популярными лекции психологов и методистов. Почему их с большим интересом посещают родители и учителя? Им не хватает знаний о том, как воспитывать детей?

К: Знания постоянно обнов­ляются. Часто бывает так: то, что казалось бесспорным 20 лет назад, сегодняшним днем уже не так однозначно. Кроме того, возникают новые интересные направления.

Д: На самом деле довольно трудно найти себя в этом смысле. И раньше родители могли опираться на общину и опыт поколений. А сейчас получается, что нас-то самих воспитывали совсем в другое время, совершенно других реалиях. Как воспитывать и что мы хотим достичь, нам теперь приходится решать самим. И, да, общество вышло на новый виток развития – это же только совсем недавно человечество осознало, нас­колько важно все, что происходит с человеком в детстве.

– Многие родители жалуются, что в Британии детям трудно общаться между собой. Тут нет дворов, как у нас…

Д: Кого-то расстраивает, что здесь нет двора. А кто-то, на­оборот, этому рад, считая, что нечего по дворам шляться. Мне кажется, дело не в детях, а в том, что русское понятие дружбы вообще отличается от английского: у нас можно прийти в гости без приглашения, самостоятельно подойти к холодильнику и взять бу­терброд. Я вот беру у Карины бутерброд из холодильника.

– А она у тебя?

Д: Если найдет… Дело все в том, что в России всегда было меньше организованных форм взаимодействия, и люди могли рассчитывать только друг на друга. Я могу из Великобри­та­нии задумать какой-то се­минар в Питере и буду уверена, что мои друзья обязательно помогут мне с организацией. Мне кажется, что такие представления о дружбе распространяются и на детскую дружбу, а в Англии она совсем другая.

– Ясно. Круг тем очень ши­рок, обо всем этом можно говорить бесконечно. Но есть какая-то тема, которая больше всего волнует «ваших» родителей?

Д: Образование, психология, чтение, музыка. И нет горячее темы, чем экзамен 11+. Это экзамен, который дети сдают в 10 лет, чтобы на следующий год попасть в селективную школу. Селективная школа может быть частной и государственной. Такие школы могут сравниваться по уровню образования с дорогими частными школами, и наши иммигранты, у которых еще нет денег на частную школу, час­то пытаются отдать своих де­тей в селективные государст­венные grammar schools. Мно­гим родителям хочется, чтобы ребенок попал в школу, где детей отбирают по способностям, а не по деньгам, как в частных школах.

Мы собираем информацию на эту тему и скоро будем готовы ею делиться.

– Коротко о других интересных проектах. На прошедшей недавно Лондонской книжной ярмарке вы презентовали идею нового детского конкурса «Книгуру». Расскажите читателям «Англии», что это за конкурс и кто в нем примет участие?

К.: Этот конкурс был придуман в России и проводится в разных странах мира. Идея конкурса такая: дети в России выбирают лучшую детскую книгу. Жюри конкурса состо­ит из подростков, в рамках кон­кур­са идут большие дис­кус­сии, дети встречаются, об­ща­ются – все шикарно. В ре­зуль­тате всех этих споров дети выбирают лучшее произведение. В нашем конкурсе «Книгуру в Британии» мы предлагаем нашим английским детям прочитать и написать рецензию на английском язы­ке на книги-победители рос­сийского конкурса. В Рос­сии уже прошло шесть сезо­нов конкурса «Книгуру», по­этому у английских детей бу­дет возможность выбрать од­ну из 26 книг-лауреатов. Этот конкурс позволит понять, созвучны ли вкусы российских детей и живущих в Велико­британии. В результате мы получаем не­сколько хороших англоязыч­ных отзывов, кото­ры­ми можно делиться с чи­таю­щей британ­ской общест­венностью. Мы расширили возраст британских детей до 21 года. До 16 лет человек чи­тает для удо­вольствия, а да­лее до 21 они могут быть студентами и быть более упорными в борьбе с текстом. Кстати, ревью можно писать и на рус­ском – для них будет допол­нительный приз от Россотруд­ни­чества.

– Много ли есть детей, же­лающих писать рецензии?

К.: Иммиграция в Великобри­та­нию колоссальная, и она достаточно качественная. Од­нако с точки зрения конкурса «Книгуру», Великобритания находится на каком-то очень близком к последнему месту по количеству детей, прочитавших книги и написавших рецензию на них. Лидерские позиции, кроме, конечно, Рос­сии, занимают Белоруссия, Украина и Израиль, а также Германия находится на достаточно высоком месте.

Возможно, у детей здесь такая интенсивная школьная жизнь, что у них просто нет времени на конкурс «Книгу­ру». А возможно, не все о нем слышали.

Мне кажется, этот конкурс очень полезен для родителей, которые могут накапливать список книг для своих детей, когда те подрастут.

Кроме того, в июне мы сно­ва планируем провести в Лон­до­не фестиваль русской детской книги. В этом году мне предложили растянуть фестиваль подольше, чем на неделю. На­шими гостями станут литера­ту­роведы, писатели, в том чис­ле живущие в Велико­бри­тании, как, например, Ма­ша Слоним или Анна Николь­ская, здешний иллюстратор Юлия Сомина. Также будем пытать­ся пригласить писате­лей, из­дателей и переводчиков русской детской литературы из России. Обо всем этом мы ско­ро объявим на нашем портале и, конечно, через вашу газету.

Беседовал Илья Гончаров

 

Верхнее фото: Александр Соловьев /SASNN Photo

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.