Марат Башаров: «Найти замену любви невозможно!»

Марат Башаров: «Найти замену любви невозможно!»

В начале октября на сцене Logan Hall в Лондоне разыграется (не)шуточная драма – пожилой депутат притворится талантливым драматургом, чтобы покорить строптивую журналистку, но ее сердце сумеет завоевать лишь настоящий талант. Молодого писателя в пьесе «Сублимация любви» играет известный актер Марат Башаров, который накануне гастролей в Британии согласился ответить на несколько наших вопросов

– Совсем скоро вы приезжаете в Лондон со спектаклем «Сублимация любви». Но из краткого описания в афише остается загадкой, почему все-таки сублимация?

– Очень интересный вопрос, на который мы до сих пор не можем найти ответ. Не только мы – актеры, которые играют в этом спектакле, – но и многие зрители. Почему все-таки сублимация, что означает это волшебное слово? А уж ответить на вопрос, что такое «сублимация любви», еще сложнее! Если мы, люди, по­рой не можем понять, что та­кое любовь, сами себе не мо­жем объяснить, что это за чувство, откуда оно берется и куда приводит… И чтобы найти ответы на все эти вопросы, мы и играем наш спектакль для уважаемого зрителя.

Когда мы только начинали репетировать этот спектакль, долго читали в интернете статьи о сублимации – и оказалось, что это сложнейшее и многогранное явление. В Ви­кипедии есть и психологическая сублимация, и физическая сублимация. Наверное, в нашем случае речь идет о под­мене чувств. Мы все пыта­емся понять, что такое лю­бовь. И в этих попытках ищем любви замену. Но лично я думаю, что найти замену любви невозможно.

– Вы играете талантливого драматурга, который согласился опубликовать свои произведения под чужим именем. Вы могли бы представить себя на месте своего героя? Оправдана ли такая жертва?

– Мне всю жизнь на своей ра­боте, в своей профессии приходится играть чужих людей, присваивать чужие имена, пе­реживать чужие судьбы, со­вершать чужие поступки. Я частенько живу не под своим именем, а под именами своих персонажей. Но должен ска­зать, что моя профессия дос­тавляет мне огромное удовольствие. И, кстати говоря, в самом начале пьесы персо­наж, которого играет Екате­ри­на Медведева, говорит о том, что меняет имена каждые две недели, с новым именем приходит другая судьба, другая сущность, другой вид. И это очень удобно – менять имена.

– Автор пьесы Альдо де Бе­не­детти был признанным дра­ма­тургом в Италии в се­редине прошлого века, но именно эту пьесу у него на родине почему-то не приняли. А вот в России она получила большое признание спустя столько лет. Как вы думаете, почему?

– Честно говоря, я не знаю, по­чему ее не приняли в Ита­лии… А вот в России ее пока­зывали несколько раз. Впер­вые ее по­с­тавили во МХАТе имени Че­хова, и одну из ро­лей играл сам Олег Павлович Та­ба­ков. Было еще несколько попыток, но вторая самая гром­кая пос­тановка принад­ле­жит нам. По­чему пьеса полу­чи­ла призна­ние именно в Рос­сии, спустя столько лет? Ду­маю, потому что в России поя­вились депу­та­ты, которые ду­мают, что им все можно и все в их руках. Ан – нет! Что­бы в личной жиз­ни что-то по­лучи­лось, нуж­но поработать, подумать, и так просто ничего не дается. Это у них на работе, в парла­менте или Думе, щелк­нешь пальцами – и все полу­чишь: и накормят тебя, и во­дитель в машину по­садит, и от­везет тебя в баню или к лю­бовнице. А в жизни, в че­ло­ве­ческих отношениях не все так просто. Поэтому в Рос­сии зрителю нравится смот­реть на «слуг народа», которые оказываются в такой смешной си­туации.

– В спектакле, если я не оши­баюсь, раскрывается тема «пе­реодевания», масок, за которыми мы скрываем наши истинные лица и намерения. Вам интересна эта тема?

– Наверное, как в любой коме­дии, особенно итальянской, ко­медии дель арте [commedia dell’arte – вид итальянского театра, спектакли которого создавались методом импро­визации. – Прим. ред.], здесь существуют и маски, и пере­одевания, и подмена. И мне это нравится. В моей жизни пе­реодевания были не раз – мы, актеры, любим пошалить. Сов­сем недавно, кстати, была пре­мьера фильма, который называется «Думай, как жен­щина», где я должен был примерить на себя женское обличие. Точнее, я играл молодого человека, который хотел скрыться от тех, кто его ищет, – и не придумал ничего лучше, чем притвориться женщиной. Все полгода съемок я был вынужден переодеваться в женский образ – с ногтями, париком, на каблуках и даже с эпиляцией! И тогда я понял, как же девушкам тяжело – ногти ломаются, колготки рвутся, под юбку задувают ветер и снег, а главное, туда постоянно все пытаются заг­лянуть. В общем, я себя дис­комфортно ощущал.

– Этот год для вас, кажется, был насыщенным: премьера фильма «Герой», рождение ребенка… И для многих мужчин именно после сорока лет начинается период «второго расцвета» – как личностного, так и карьерного. Можете ли вы так охарактеризовать ны­нешний этап своей жизни?

– Да, действительно, у меня сейчас случилось большое счастье в семье – у меня ро­дился сын! И, как вы сами понимаете, для любого мужчины рождение сына – это огромное событие. Связано ли это с возрастом? Да пусть та­кой расцвет будет у мужчин и после сорока, и после двад­ца­ти, и после пятидесяти! Я счи­таю, что все зависит от са­мого человека. Главное, если ты родил сына или дочь, не сказать себе: «Ну все, теперь дерево посадить – и на по­кой». Нужно продолжать лю­бить жизнь, любить родных, близких, детей, ценить родителей и уважать старших. И тогда ты будешь расцветать и в сорок один, и в сорок два, и в шестьдесят девять. Важно оставаться настоящим мужчиной – не плакать, не бояться.

– Многие ваши коллеги говорят о том, что сегодня – в силу сложной экономической ситуации – в кино тоже кри­зис, фильмы не находят фи­нансирование… Вы наблюдаете эту тенденцию? Коснулся ли этот кризис лично вас?

– Я бы не сказал, что сейчас кризис в кинематографе! Нао­борот, тяжело было в 90-х, ког­да был развал СССР. Когда я учился в институте, вообще ничего не снимали. И в то вре­мя как раз Никита Сергее­вич Михалков снял фильм «Сибир­ский цирюльник» с мо­им учас­тием – и вот после этого кри­зис прошел. Тогда наш россий­ский кинематограф стал про­сы­паться от длитель­ной, боль­ной спячки. Так что сейчас ни­какого кризиса нет, снимается достаточное количество картин. Посмотрите на афиши в Моск­ве и по России – вы увидите, что около 30% премьер – отечественного про­изводства. Так что все с нашим кино хорошо!

Беседовала Юлия Варшавская

Фото из архива М.Башарова

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

1 Comment

  • Jordan Jordanov
    23.09.2016, 10:12

    После 1941 год Дух Светой Создал Божественая охрана над СССР и появились новие советские граждани.
    Там каждая любов охраняется стриктно.Половие контакти охраняется тоже очен четко …
    Любов создают дети которие хотят срочое перерождение..Они ищет мама потом папа ..Охраняют их много лет..

    REPLY

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.