Алеся Маньковская: «Хочется есть жизнь большой ложкой»

Алеся Маньковская: «Хочется есть жизнь большой ложкой»

В воскресенье, 27 ноября, на сцене Camden People’s Theatre пройдет премьерный показ спектакля «Тюремный психолог» режиссера Константина Каменского, в главной и единственной роли – Алеся Маньковская. Спектакль стал драматическим дебютом Алеси в Лондоне, однако дебютанткой ее назвать сложно: успешная карьера актрисы, композитора, оперной вокалистки говорят о таланте и опыте, к тому же впереди – режиссерская работа над спектаклем «Женитьба Фигаро», который лондонская публика увидит в начале следующего года

– Алеся, ты родилась в Бело­руссии, училась в Москве и вот уже 10 лет живешь в Ве­ликобритании. У каждого из нас свой путь на этот остров. Каков – твой?

– Я закончила спецшколу при консерватории, а потом хотела поступать в театральный, но моя мама была против. Мы нашли компромисс, и я посту­пила в ГИТИС на отделение музыкального театра. После окончания учебы я работала в мюзиклах и в театре Стаса Намина. Потом я попала в театр Калягина (Театр Et Ce­tera. – Прим. ред.) как приг­ла­шенная актриса. Там поз­нако­милась с режиссером Во­лодей Панковым, который на­чинал репетировать спек­такль «Мор­фий» по Булга­ко­ву. Он дал мне роль оперной певицы в этом спектакле, и я поняла, что снова хочу вернуться к классической музыке. Я пос­ту­пила в Trinity Laban Con­ser­vatoire of Music and Dance, где мне дали грант на учебу и стипендию на проживание. После окончания магистра­ту­ры решила остаться здесь.

– До переезда в Лондон ты всерьез занималась музыкой и как вокалистка, и как композитор?

– Да, я написала музыку ко многим спектаклям. Как кино­композитора меня даже выд­ви­гали на премию «Золотой орел». Фестиваль «Новое ки­но» дал мне премию за луч­шую музыку к фильму Мура­да Ибрагимбекова «Три де­вуш­ки». Также моя музыка звучит в новелле Мурада Иб­рагимбекова «Объект №1» из альманаха «Я люблю тебя, Москва!» Эта короткометражная картина была приглашена на престижный Венецианский кинофестиваль.

– А что касается оперы? Есть планы?

– Я хочу поэксперимен­тиро­вать. Насколько физический театр уместен в опере. Вся трагедия в том, что если ты чересчур эмоционален, то у тебя дрожит голос, ты не мо­жешь петь, ты не можешь взять паузу посреди арии, ор­кестр ждать не будет. А вот в драматическом спектакле, ес­ли ты чувствуешь, что у те­бя комок в горле, ты можешь помолчать, посмотреть на зрителей, выдохнуть. Интересная нелюбовь этих двух жанров: оперы и драматического театра. Но я считаю, что не бывает правил без исключений, и вот на этом исключении я хо­чу построить свой театрально-оперный эксперимент и доказать, что обладание оперным голосом в контексте театра – это плюс, равно как и проявление излишней эмоциональности в контексте оперы.

– Можно сказать, что «Тю­рем­ный психолог», который вы сделали с Костей Камен­ским, – это твой драматический дебют в Лондоне. А до этого была в основном только опера?

– «Тюремный психолог» – это драматический дебют на рус­ском языке, до этого я сыг­ра­ла несколько ролей на анг­лий­ском и на русском, но не как ведущая актриса, а на вто­рых ролях. Я сыграла роль Шар­лотт Корде в спектакле «Ма­рат/Сад» драматурга Пи­тера Вайса. Этот спектакль был поставлен как пантомима c ви­деоартом. Для меня это был эксперимент. Мне кажется, мы немного застоялись и нужно искать новые формы самовыражения в искусстве. Также мне посчастливилось поучаст­во­вать в спектакле Ди­ны Кор­зун «Счастливый принц» по Ос­кару Уайльду, и, конечно, было сыграно огромное коли­чество оперных ролей и кон­цертов. Мне все время хо­чется чего-то нового, хочется есть жизнь большой ложкой!

– Ты помнишь тот момент, когда к тебе в руки впервые попала пьеса Елены Исаевой «Тюремный психолог»?

– Когда Костя прислал мне пьесу, я села и прочитала ее запоем от начала до конца. Я сразу сказала ему, что хочу это сделать, поскольку мне по­нятна внутренняя логика героини. И самое классное в работе над «Тюремным психологом» было то, что всегда можно было поговорить с ав­тором. Это очень важный мо­мент взаимоотношений, когда ты можешь попросить: А вот здесь можно я вот так сделаю? Автор говорит: Можно. А вот здесь мне чего-то не хва­тает.. И Исаева тут же те­бе предлагает емкую и ла­ко­нич­ную фразу. Это дорогого стоит.

IMG_1750– У тебя не было страха иг­рать в моноспектакле, ведь ты совершенно одна на сцене?

– Наоборот, я была счастлива! В опере есть арии, которые длятся по 15 минут, это вполне себе монолог, даже мини-монопьеса! Так что в этом плане натренированность у меня, может быть, даже лучше, чем у некоторых драматических артистов.

– Ты можешь сказать, в чем трудности и радости актерского переживания, когда ты один на сцене?

– Трудность заключается в том, что если ты вдруг забудешь фразу или потеряешься в тексте, то тебе никто не по­может. И это немного пугает. А вот радости значительно больше! Потому что ты ве­дешь за собой людей, и вот это ощущение, что за тобой следуют, – это, конечно, ни с чем не сравнимая радость. Я ведь не играю, я рассказываю какие-то вещи, которые хорошо знаю сама. Я ставлю себя в предла­гаемые обстоятельст­ва героини и проигрываю их с большим удовольствием, потому что я могу объяснить до миллиметра, почему здесь она сделала так, а вот здесь – так. Это я, но на дистанции текста.

– Есть дистанция между ак­тером и ролью, но нет дис­тан­ции между актером и зрителем…

– Совершенно верно! К тому же я не хочу работать с чет­вертой стеной, мне это не ин­тересно. Вот в опере все начинают с маленьких концертов: ты вышел на сцену и тебе нужно 40 минут публике что-то петь, да так, чтобы ей не было скучно, и смотреть в по­толок нельзя, и никакой чет­вертой стены у тебя нет.

– Елена Исаева видела эту постановку, когда ты впервые играла ее на фестивале в Ка­луге. Каковы были ее впечатления?

– Мне показалось, что меня принимали очень сдержанно. Даже плохо. Я вышла после спектакля и обдумывала, что же написать Косте, ведь его со мной в Калуге не было. А оказывается, в этот момент Исаева прислала сообщение Каменскому: «Фурор!» Было очень приятно!

– Сейчас, помимо всей прочей деятельности, ты занимаешься режиссурой. Расскажи об этом поподробнее.

– Когда я училась в ГИТИСе, мы выпустили спектакль «Же­нитьба Фигаро», который был номинирован на «Золотую маску». Нам ее не дали, но сту­денческий спектакль и сра­зу такая номинация, это, конечно, круто! А потом мне довелось поучаствовать в двух других оперных постановках «Фигаро». У каждого человека есть своя священная корова. Вот для меня это – «Фигаро». У Бомарше это комедия «дель арте», реверанс в сторону ко­медии масок, которая достаточно сильно отличается от русского психологического те­ат­ра. Поскольку в этом спектакле я не только режиссер, но и актриса, я призвала на помощь Костю Каменского, и у нас сложился замечательный режиссерский тандем.

IMG_1705

– То есть у «Свадьбы Фигаро» два режиссера?

– Это как труппа The Comp­licite Company, когда есть группа актеров и есть лидер труппы. Вот у них был Сай­мон Мак Берни. Это уже по­том он назвал себя режиссером, а вначале – лидер труппы. Такой лидер предлагает какое-то направление, а дальше труппа этюдным путем начинает разрабатывать это направление, искать. Нам удалось разработать общую концепцию, которая пронизывает будущий спектакль, идею, ко­торая сшивает этот непростой материал в единую картину. Нас с Каменским очень объединяет, что мы оба из ГИТИСа – есть элемент цеховой культуры, одни педагоги, одна стилистика…

– Если бы в параллельном ми­ре нужно было выбрать ка­кую-то одну сферу деятельности, что бы ты выбрала?

– Этот параллельный мир был бы тогда адом. Я не могу выб­рать что-то одно, более того – не хочу. Я сама выбрала себе такую стезю – вечный поиск – и я с большим интересом по ней иду. Ведь когда жить не скучно, и живешь дольше, и выглядишь моложе.

Беседовала Л.Шафранова, фото из архива автора

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.