Вставай, Цезарь, тебя ждут великие дела!

Вставай, Цезарь, тебя ждут великие дела!

Не обязательно быть те­ат­ро­ведом, чтобы заметить, как за последние два года русские теат­ральные пос­тановки Лон­дона выросли в количест­ве и самое главное, в ка­честве. Га­зета «Анг­лия» следит за двига­телями этого прог­ресса. На этот раз мы решили побеседо­вать с режиссером Дмит­рием Турчани­но­вым, ко­то­рого наши читатели зна­ют по ра­бо­там «Цари­ца», «Лю­бовь в футля­ре», «Так­си на троих» и «Золушка»

– Дмитрий, в вас легко мож­но разглядеть сильную и це­ле­устремленную личность: вы приехали в Лондон из Литвы без какой-либо фи­нан­совой базы. Расскажите не­много о том нелегком периоде.

– В 1997-м я заканчивал ак­терское отделение в Литве и пошел работать в Театр рус­ской драмы. В 1999-м за­кон­чил магистратуру, продолжил ра­боту в театре. В ка­кой-то мо­мент меня как актера там ста­ло многое не уст­раивать. А как говорят умные люди, если тебя что-то не устраивает, иди и де­лай лучше. Поэтому в 2007-м я окончил магистратуру по ре­жиссуре в Москве при школе-студии МХАТ. На на­шем кур­се был один человек из Лат­вии, двое из Минска, я из Лит­вы, один из Харькова и один из Арме­нии. Из всей группы только один харьков­чанин был руководителем те­атра еще до того как поступил на режиссерское, он поехал продолжать работать в своем театре, ос­тальные же остались невостребованными в «родных стенах». В 2008-м я поставил в Са­рато­ве один спектакль, но, вернувшись в Литву в родной театр, не уви­дел перспектив для раз­ви­тия. Сделал там один моно­спек­такль с поющей акт­рисой, получилась, на мой взгляд, не­доработанная версия. У меня всегда будут к себе претензии. В театре я был за­действован всего на 5%, и в 2010-м, когда приходилось кор­мить семью долгами, ре­шился уехать к друзьям в Лондон. И сейчас я считаю, что это решение было правильным. Я родился под счастливой звездой, просто она у меня такая трудовая…

– Помните ли вы еще в детстве момент выбора профессии? Почему еще в детстве решили пойти учиться именно в музыкально-театральную академию?

– Я – младший из четырех сыновей, еще с детства три старших брата практиковали на мне свои педагогические навыки. Получилось, что я развивался и учился жизни очень быстро и на тот момент опыта получил гораздо больше, чем каждый из братьев. Отец по утрам будил нас фразой: «Вставай, Цезарь, тебя ждут великие дела!» В детстве мне все давалось легко. Драматические кружки в школе, выступления на сцене – это, наверное, и повлияло на мой выбор. Уже лет с двенадцати я хотел стать режиссером. Мне хотелось сочинять, придумывать и ставить. Но после школы я поехал учиться в Питер в институт холодильной промышленности просто чтобы где-то учиться и набирать жизненный опыт. Я понимал, что без этого нельзя стать режиссером. Там я попал в студенческую ко­манду КВН с руководителем и режиссером, который и нап­ра­вил меня на верный путь. Он до сих пор хранит у себя видео, где я пародирую Юрия Никулина. Говорит, что когда я стану знаменитым, он мне продаст это видео.

– Как получилось выйти к зрителю с постановками «Лю­бовь в футляре» и «Так­си на троих»? Кто помогал организовать и воплотить в жизнь эти проекты?

– Сначала мы с группой ак­те­ров снимали помещение в подвале, где и пытались что-то ре­петировать, делали читки, чтобы наработать общий твор­ческий язык. Потом меня ста­ли знакомить с предпола­гае­мыми продюсерами. Сна­чала мы попробовали сыграть че­ховские рассказы в режиссуре Собчака, но будущего у того проекта не было. Тогда Влада Лемешевская организовала Xameleon production, сказала, что «черную» работу – поиск помещений, организацию ре­пе­тиций и т.д. – она возьмет на себя. Так у нас и получи­лась «Любовь в футляре». По­том уехал один актер, и спектакль «завис». Времени ждать не было, и я попробовал сот­рудничать с продюсер­ской компанией «Театр-Лор­нет», Игорем и Вероникой Бе­резов­скими, так появились «Золуш­ка» и «Такси на тро­их».

– Что такое Russian Space Ac­ting Club? Это курс студен­тов, которым вы помогаете ос­воить актерское мастерст­во?

– Нельзя даже сказать, что это я набрал курс, я даю ин­формацию, и люди сами приходят. Я с ними занимаюсь, но это все требует жесткой дисциплины. Там работать надо. Оглядываясь назад на свой опыт, я сейчас понимаю, что будь у меня в 18 лет такая возможность, я бы поехал учиться актерскому мастерству к одному мастеру.

– И к кому бы вы поехали тогда, если бы была такая возможность?

– На тот момент я бы, навер­ное, выбрал Льва Додина или Петра Фоменко. Но это 90-е годы! Надо стремиться по­пасть к мастеру в то время, когда он набирает свой самый первый курс. Лучшие выпускники мастера обычно из первого набора.

– Так, может быть, сейчас происходит то же самое? Это же ваш первый набор, и тем, кто хочет и может, нужно ло­вить момент?

– Ну, если с этой стороны… я вообще человек достаточно скромный, но сразу могу ска­зать, что сейчас я нахожусь в такой форме, в которой может никогда уже и не буду нахо­диться ни как режиссер, ни как педагог. Все, кто сейчас приходит ко мне, в любом случае остаются в выигрыше. По­тому что я сейчас больше от­даю, причем бесплатно. В ак­терской профессии ценятся только труд и время, вложенное в профессию. Чтобы стать личностью, надо пройти через черный тяжелый труд. В этом и есть, на мой взгляд, путь к успеху. Цель нашей группы Russian acting club в «Фейс­буке» как раз и заключается в том, чтобы выбрать тех людей, которые хотят и смогут чего-то добиться в этой профессии.

– Многие режиссеры театров требуют от своих актеров верности театру, например, запрещают сниматься в кино. Вам это свойственно?

– Нет, я не такой. Например, в Литве у нас был один руководитель, который не разрешал актерам жениться. Я же четко понимаю для себя – жизнь, к счастью, дороже профессии. Но мне всегда жалко терять актера из живого спектакля по каким-то жизненным обс­тоя­тельствам. Поэтому нужно де­лать два, а то и три состава, чтобы проект все равно жил.

– А как насчет детских драмкружков? Планируете ли вы развивать эту деятельность?

– С нашим детским театральным кружком пока все упирается в хорошее помещение. Педагоги у нас уже есть. Так­же для детей, возможно уже в апреле, мы планируем уст­роить второй британский детский театральный фестиваль.

– Есть ли еще какая-то деятельность, которую хотелось бы тут развивать?

– Мы устраиваем литера­тур­ные вечера в Россот­рудниче­стве. Там уже у нас есть своя публика, там нарабатываются навыки работы с текстом, русским словом, соединяются поколения. Поэтому в планах это продолжать и развивать.

– Чем порадуете зрителя в ближайшее время?

– 15 января мы планируем повторить «Такси на троих» и «Золушку», которые мы к то­му времени доработаем. В на­чале марта пройдет фести­валь современной драматур­гии, на котором будет предс­тавлена пьеса Лидии Гри­горь­евой «Рус­ская жена анг­лий­ского джен­т­ль­мена». Спек­такль «Ша­ман». Прове­дем се­минары, воркшопы по дра­матургии. Вся новая ин­фор­мация появится на моей страничке в «Фейсбуке» – Dmit­rij Turchaninov. В ближай­ших планах – спектакли «Кот в сапогах» и «Такси на троих-2».

Беседовала Юля Степанова

Фото из архива Д.Турчанинова

 

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.