Зима тревог, обид и возмущения

Зима тревог, обид и возмущения

Должно ли правительство взять пример с Маргарет Тэтчер или попытаться уладить конфликт по-тихому?

Уходящий год был для британцев непростым. Хотя такое определение будет, пожалуй, неточным. Год был трудным, временами тяжелым, а главное, изнурительно нервным. Изби­рательная кампания перед ре­ферендумом по вопросу о вы­ходе из Евросоюза напоминала скорее жестокий кулачный бой между двумя группами полуголых гладиаторов, не замечающих ни синяков, ни текущей по лицу крови, ни криков перепуганного арбитра.

Вслед за победой евроскеп­ти­ков отставка премьер-ми­нист­ра, год назад получившего аб­солютное большинство на пар­ламентских выборах. Даль­ше – смена правительства и посте­пенное осознание того, что ник­то толком не понимает, как бу­дет проходить «Брекзит» и как изменится в результате жизнь простых людей. А когда вдруг выясняется, что вместо высвобождения средств для NHS и содержания престарелых стране придется заплатить ЕС £50 «прощальных» млрд, многим становится страшно. Но, слава богу, на календаре декабрь с Рож­деством, подарками под ел­кой, счастьем на детских ли­цах… Это может если не излечить, то хотя бы отвлечь от пугающего будущего.

Испорченные праздники

Но тут возникают профсоюзы, уводящие десятки тысяч рядовых тружеников со своих рабочих мест. Останавливаются по­езда, не доходят письма и позд­равительные открытки, некому заниматься вашим багажом в аэропортах… И все это накануне Рождества или даже в сами праздничные дни!

В минувший понедельник наблюдал невероятную картину на вокзале «Виктория», ку­да при­ходят электрички компании Southern Rail из южных графств Кент, Хэмпшир и Сассекс, а заодно и экспресс из аэропорта Гатвик. При­мер­но пять вечера, самый разгар часа пик. Но вокзал был практически пуст. Уди­вительно, но благодаря этой пустоте я впервые ощутил, каких на самом деле необычайных размеров здание «Виктории».

Надо сказать, что публика оказалась в явном замешательстве. С одной стороны, речь идет о цивилизованном, демократическом государст­ве, в котором свобода человека ценится превыше всего. И в том числе свобода на за­бастовку, которая является самым сильным оружием трудящихся в борьбе за свои права. Но с другой, идея лю­бой забастовки – воздействовать на хозяина компании и заставить его под угрозой остановки производства улуч­шить условия труда сотрудников. То есть, если работники ткацкой фабрики хотят повышения зарплаты и сокращения рабочей недели, а хозяин этому противится, они могут прибегнуть к забастовке как последнему своему аргументу. В этом случае страдает только хозяин фабрики. А если речь идет о железнодорожной компании, обслуживающей почти весь юго-восток Бри­та­нии? От забастовки ее сотрудников пострадают не только хозяева, но и сотни тысяч, а то и миллионы пассажиров.

Конечно, существует тру­довое законодательство, раз­решающее обращаться к за­бастовке только в чрезвы­чай­ных случаях. Есть специ­альные суды, рассматриваю­щие трудовые конфликты. Суще­ствует система юридических фирм, оказывающих посред­нические услуги на перего­ворах по трудовым спорам. Од­нако все эти ле­гальные инструменты не отменяют права трудящихся на забастовку.

Сегодня профсоюзы объ­ясняют причины стачек в ос­новном тем, что их членов волнуют вопросы безопас­нос­ти пассажиров. Имен­но та­кова главная «загвоздка» в споре между бастующими кондукторами поездов и ру­ководством компании Sou­thern Rail. Инженеры пред­ложили новую систему зак­рытия дверей, успешно опробованную в других странах, которая дает возможность возложить контроль за этой операцией на водителя поезда. При этом компания не собирается увольнять кондукторов. Им будут поручены другие функции. Но профсоюз категорически не согласен.

В прессе не раз высказывалось мнение, что истинная причина забастовок лежит в политической плоскости. Га­зета The Times в редакци­онной статье «Профсоюзы должны платить за забас­тов­ки» утверждает, что об­лада­ет документальным подт­верждением публичного выс­тупления президента профсоюза транспортников RMT Шона Хойла, заявившего: «Наша главная цель – заме­нить капиталистическую сис­тему социалистическими по­рядками … если мы все вместе плюнем, то можем утопить этих с*** детей».

Будет хуже?

О политической подоплеке забастовок упорно говорят и в парламенте. Канцелярия премьер-министра отметила, что, назначая забастовки на рождественские праздники, воинственно настроенные профсоюзные активисты «де­монстрируют свое през­рение к обычным людям». А сама Тереза Мэй обвинила проф­союзы в том, что они стара­ются нарушить праздничную атмосферу в стране.

Однако она не поддержала призывы некоторых парламентариев к ужесточению трудового законодательства и ограничению права на за­бастовки. Те, кто разделяет эти идеи, считают, что проф­союзы все чаще при­бегают к стачкам и что если не ос­та­новить этот про­цесс, то за­бастовочное дви­жение мо­жет нанести серь­езный вред эко­номической ситуа­ции в Бри­тании. В подтверждение этого мнения они ссылаются на данные национального статистического ведомства, сообщившего на днях, что число стачечных дней в стра­не выросло со 170 тысяч в 2015 году до 281 тысячи в нынешнем.

А профессор социологии Роджер Сейфурт из Универ­си­тета Вулверхэмптона в интервью ВВС заметил, что недовольство рабочих отражается не только на самих компаниях, затронутых стач­кой, и что ухудшение усло­вий труда, уменьшение пен­сионных выплат и отсутст­вие роста зарплаты ощуща­ется сейчас во многих отрас­лях. По его мнению, Брита­нию ожидает период долгой и ожесточенной борьбы, пос­кольку профсоюзы будут чаще прибегать к забастовкам. «Сейчас это вылилось в ряд забастовок, которые, я полагаю, перекинутся и в новый год».

Нужны новые законы

Бывший глава консерваторов Уильям Хейг в статье в Daily Telegraph напоминает, что ускорение технологиче­ского прогресса, происходя­щее в последнее время, в не­далеком будущем приведет к отмиранию многих традици­онных профессий, поскольку людей заменят умные маши­ны. «Если мы не подготовим­ся к этому и не примем соот­ветствующих мер, то Брита­ния рискует оказаться раз­дираемой забастовками и по­теряет свои экономические преимущества».

Хейг предлагает правительству озаботиться этой проблемой и предложить проект нового законодательства, который бы запрещал забастовки в некоторых об­щественно важных отраслях и обязывал организаторов стачек проводить их таким образом, чтобы сохранять минимально необходимый ритм производственного цик­ла. Он также считает, что в случае полной остановки про­изводства профсоюзы должны нести материальную ответственность за это.

 

Photo: 123rf.com

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.