Русский след в Лондоне: пять неожиданных фактов

Русский след в Лондоне: пять неожиданных  фактов

Царь-дебошир

Не все знают, что на Глейшер-стрит в Дептфорде можно увидеть двухметровую скульптуру Петра I и его придворного карлика работы Михаила Шемякина. Ее еще называют “самой странной скульптурой Лондона”. Если отставить в сторону эстетические споры, скульптура тут на своем месте: ведь неподалеку жил инкогнито и учился корабельному делу сам Петр Великий. Было это аж в 1698 году. Впрочем, учеба занимала русского царя не больше, чем регулярные пьяные дебоши, которые заканчивались порчей ковров, поломкой стульев, метанием дротиков в картины и разрушительной поездкой в тележке по саду, где до визита Петра рос знаменитый на весь Лондон куст остролиста, отмеченный даже в хрониках историка Пипса. Джон Эвелин, который сдал царю свой особняк Sayes Court, наверно, сильно пожалел об этой идее и выставил ему счет на £350.

Кто знает, чем они успели полакомиться…

Фото: Geograph

Пеликаны парка Сент-Джеймс 

Пеликаны облюбовали берега озера в парке Сент-Джеймс еще в XVII веке. Тогда их привез в Лондон из Астрахани как подарок королю Карлу II русский посол. Диковинные птицы мгновенно стали достопримечательностью, и толпы собирались, чтобы на них посмотреть. Спустя столетия, в начале 70-х годов ХХ века, болезни сократили популяцию пеликанов до всего лишь одной птицы.  Нужно было что-то предпринять: лондонские историки порылись в архивах и вспомнили, как пеликаны попали в Лондон изначально. Несмотря на холодную войну, британское правительство обратилось к правительству Советского Союза с просьбой прислать парочку розовокрылых красавцев. Когда пеликанов доставили, все пришли в восторг, кроме других крылатых обитателей парка. Газеты пестрили историями о певчих птицах и голубях, которых съели целиком кровожадные “красные” пеликаны. В это было бы трудно поверить, ведь пеликаны обычно питаются рыбой, но многочисленные фото- и, позднее, видеосвидетельства подтвердили этот слух.

3

Bethnal Green до Первой мировой

Фото: Old Pics Archive

“Тигры” и “одесситы”

Больше всего подданных Российской империи в Лондоне проживало до Первой мировой войны. Среди них были искатели лучшей доли, беженцы с территории Украины, Польши и Бессарабии, а иногда даже полицейские агенты, скрывавшиеся от преследования. Большинство отправлялись в Саутгемптон, где садились на пароход в Америку, а остальные оседали в Восточном Лондоне, преимущественно в районах Whitechapel и Bethnal Green.

Там они открывали небольшие магазинчики, сапожные и кожевенные мастерские, занимались тяжелым ручным трудом, а наиболее молодые, крепкие и безбашенные сбивались в уличные банды — или gangs, как их называли в Лондоне.

Детектив Скотланд-Ярда Джордж Корниш пишет в мемуарах, что редкое дело об уличном разбое или хулиганстве в Лондоне обходилось без участия выходцев из России. Вооруженные ножами, «розочками» из бутылок, кулаками и очень редко огнестрельным оружием, gangs промышляли карманничеством, шантажом и уличным рэкетом. Причем боролись они в основном друг с другом.

Самая крупная банда носила громкое имя «Бессарабские тигры», а их главными соперниками были «Одесситы». Полицейские сводки позволяют оценить масштабы противостояния: однажды на ночной улице несколько «одесситов» поймали «тигра» по фамилии Пеков и отрезали ему мочку уха. В ответ «тигры» разрушили стенд продавца кофе, находившийся под покровительством «одесситов».

В другой раз «одесситы» встретили на улице бывшего полицейского агента Филиппа Гараловича. Припомнив былые обиды, они сшибли его с ног и ограбили, завладев £6, часами и зонтиком. Когда дело достигло суда, «одесситы» успели подкупить или запугать свидетелей, и виновники были оштрафованы всего на £3 (то есть даже остались в выигрыше). Последние упоминания имен участников банд сохранились в списках солдат Первой мировой войны.

 

 

4

Lenin Estate, он же Cambridge Court

Фото: John Frederick Boughton, “Municipal Dreams” blog.

ЖК “Ленин”

В середине 20-х годов для рабочего из Ист-Энда коммунизм выглядел политической системой будущего, Советский Союз — чарующей сказкой, а Владимир Ленин — волшебником, готовым облагодетельствовать всех бедных и голодных. Это очарование достигло пика в 1927 году, когда в Bethnal Green — одном из беднейших и плотно населенных районов Лондона — новое многоквартирное здание, предназначенное для расселения многодетных семей, назвали Lenin Estate. Сторонники названия мечтали о том, как дети будут спрашивать у родителей, кто такой Ленин, а те будут отвечать, что это человек, при котором в России не стало бездомных. Их противники справедливо указывали, что лучше бы детей учили чему-то из английской истории.

Так или иначе, здание было построено, и даже самые отрицательно настроенные газеты признавали его конструкцию «выдающейся». В Lenin Estate располагались 32 квартиры с двумя и тремя спальнями, а площадь гостиных достигала 20 квадратных ярдов — роскошь для многодетных семей, прежде ютившихся в одной комнате. Газеты правого политического крыла быстро обозвали новый дом Lenin de Luxe: жильцы наслаждались звукоизоляцией стен, новейшей системой подогрева воды и — что вызывало больше всего споров — безлимитным потреблением электричества, включенного в арендную плату. Средняя себестоимость квартиры в доме была £800, в то время как обычное социальное жилье обходилось в £500.

Дальнейшая история квартир в Lenin Estate печальна: в дело вмешались коррупция и чиновничий произвол. Сейчас здание называется Cambridge Court, и квартира в нем стоит теперь около £369 000.

 

5

The Gorilla House

Фото: flickr.com/photos/stevecadman/8923479897/

Апартаменты для животных

Когда вы в следующий раз решите посетить Лондонский зоопарк, обратите внимание на вольеры для горилл и для пингвинов. Они сконструированы Бертольдом Любеткиным — русским эмигрантом, учеником Корбюзье и одним из первых лондонских конструктивистов.

После успешной учебы в Париже Любеткин переехал в Лондон, где основал архитектурную группу Tecton. Его первым крупным проектом стал Gorilla House, за которым последовал Penguin Pool с его знаменитыми спиральными дорожками, а затем и зоопарки в Whipsnade Berkshire и Dudley. Так что даже в вольерах для животных можно обнаружить дух русской архитектурной школы.

Подготовили Ксения Дьякова-Тиноку и Вера Щербина

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.