Грозит ли кабинету “ночь длинных ножей”?

Грозит ли кабинету “ночь длинных ножей”?

Даже британское правительство нуждается в качественном управлении

Ошибка министра

Выходя из самолета, она увидела не только многочисленную толпу фотокорреспондентов, но и поджидавший ее правительственный лимузин, и, наверное, с горечью отметила про себя: “Ну вот, в последний раз”.

В последние годы она уверенно шла от успеха к успеху. После окончания экономического факультета Университета в Киле и стажировки в Университете Эссекса Прити Пател, считавшаяся восходящей звездой Консервативной партии, уже в 38 лет избирается депутатом парламента. В Вестминстере Пател относительно быстро прошла путь от скромного новичка с задней скамейки Палаты общин до члена правительства Дэвида Кэмерона.

Позже Тереза Мэй ввела ее в свой кабинет, сделав министром международного развития. Немаловажную роль в этом назначении сыграло то обстоятельство, что на протяжении всей политической карьеры Пател не скрывала скептических взглядов на членство Британии в Евросоюзе. Во время прошлогоднего референдума она была одним из самых активных сторонников выхода из ЕС. А премьер-министру Мэй как раз очень нужны были в правительстве “брекзитеры”, способные не только агитировать, но и успешно трудиться на государственных постах.

Входя в рабочий кабинет премьера, Прити знала, в чем провинилась. Проводя отпуск в Израиле, она не только наслаждалась погодой, морем и едой, но и вела деловые беседы с официальными лицами этой страны. В Лондоне это бы как-нибудь пережили, но, войдя во вкус общения с израильским руководством, Прити совершила нечто недопустимое для гостя такого ранга. Она приняла приглашение хозяев посетить Западный берег реки Иордан, который британское правительство официально считает территорией, оккупированной Израилем во время войны 1967 года.

Дело грозило международным скандалом. Тереза Мэй потребовала добровольной отставки провинившегося министра. У Пател не было иного выхода, как принять предложение. Увольнение положило бы конец ее политической карьере.

 

Не многовато ли?

Прити Пател потеряла кресло в кабинете “главных министров” британского правительства потому, что проявила самодеятельность в международных делах, причем на Ближнем Востоке, который требует от политика особой осторожности и глубоких знаний истории. То есть по собственной вине. Реакция премьер-министра была понятной и решительной. Ничего иного от нее и не ожидали.

Тут, однако, сразу приходит на память отставка другого члена кабинета – сэра Майкла Фэллона, последние три года вполне успешно возглавлявшего военное ведомство. Она тоже произошла по вине министра, проявившего неуважение по отношению к женщинам. Фэллон сам попросился в отставку, и Тереза Мэй ее удовлетворила. В обоих случаях поведение премьер-министра вопросов не вызвало.

Что удивляет, так это темпы отставок. Два “главных” министра за одну неделю! Не многовато ли? Особенно если учесть, что на очереди еще двое из “первой шеренги”. На тонкой ниточке висит хозяин Иностранного офиса Борис Джонсон,  после того как в результате грубой ошибки подверг серьезной опасности свободу британской гражданки, сидящей в иранской тюрьме. Да к тому же отказывается извиниться за допущенный промах.

Надо признать, что решение Мэй о назначении Джонсона на пост министра иностранных дел вызвало всеобщее удивление. Из всех возможных кандидатов Борис был знаменит не только самой непослушной в Британии копной белокурых волос, но также талантливым журналистским пером и необъятными политическими амбициями. Правда, иногда, увлекаясь шутками, может хватить через край, запутаться, переборщить. Будучи поклонником европейской культуры, накануне референдума неожиданно стал на сторону евроскептиков и активно агитировал за выход из ЕС. Именно поэтому и получил пост главного дипломата королевства – Терезе Мэй нужны были в кабинете “брекзитеры” высокого ранга.

Кстати, евроскептика Прити Пател сменила Пенни Мордун (Penny Mordaunt) – другая сторонница “Брекзита”.

Еще один кандидат “на вылет” – Дэмиан Грин, фактически исполняющий обязанности заместителя премьера. Против него возбуждено административное расследование в связи с обнаружением порнографии в компьютере, установленном в его рабочем кабинете. О том, что в компьютере Грина водится порнография, еще в 2008 году утверждали представители Скотланд-Ярда.

 

Посчитаем до четырех

Если число покинувших министерские должности возрастет в ближайшие дни с двух до четырех, это станет серьезной проблемой. Причем в первую очередь для самой Терезы Мэй. Какой же она руководитель самого важного офиса страны, если ее подчиненные совершают подобные ошибки, отпускают безответственные шутки и развлекаются за рабочим столом порнографией? Где дисциплина, где порядок, где, наконец, ответственное отношение к работе? Неужели миссис Мэй не может обеспечить четкое функционирование своих же назначенцев?

Когда премьер-министр назначила всеобщие парламентские выборы на нынешний июнь, она рассчитывала не только на легкую победу и увеличение большинства консерваторов в Палате общин. Как говорят близкие к ней люди, миссис Мэй хотела воспользоваться новым преимуществом и капитально перетряхнуть состав правительства.

Но вместо триумфальной победы премьер получила унизительное меньшинство, после чего кое-как спаслась благодаря североирландским юнионистам, которые в любую минуту могут от нее отвернуться, если их что-то не устроит. В этой ситуации Тереза Мэй не решилась разгонять старых министров, которые, как всегда в таких случаях, немедленно превращаются из ближайших друзей в заклятых врагов. А приобретать новых врагов ослабевшему премьеру было совсем ни к чему. Пришлось ограничиться легкой косметикой.

Справедливости ради заметим, что кабинеты как автомобили. Сначала работают, как часы, но со временем разбалтываются все правительства. Даже те, во главе которых стояли сильные лидеры, способные держать в руках большие и трудные коллективы. Я хорошо помню, как забуксовало последнее правительство Тони Блэра, как в конце своего трехлетнего срока потерял уверенность кабинет Гордона Брауна. Да что там, кто не знает, как ее же министры вытолкнули из офиса на Даунинг-стрит саму Маргарет Тэтчер!

Перед Терезой Мэй стоит сейчас сложнейшая задача – своевременно обеспечить максимально безболезненный выход из Евросоюза. Для этого необходимы четко и слаженно работающий кабинет и министры, занимающиеся своим непосредственным делом, а не самодеятельностью.

В 1962 году консервативный премьер-министр Гарольд Макмиллан, почувствовав, что после пяти лет работы его кабинет начинает “плесневеть”, пошел на рискованный шаг. Уволил сразу семь высокопоставленных членов кабинета (треть всего состава), включая министра финансов. Но расчет на то, что это оздоровит правительство, а заодно укрепит его власть, не сработал. Взбудораженные министры переругались между собой, скандалы просачивались в прессу. Спустя год Макмиллану пришлось-таки покинуть резиденцию на Даунинг-стрит. “Ночь длинных ножей” не помогла.  

На фото: У консерватора Прити Пател все очень хорошо начиналось… (photo by flickr.com/photos/ukinindia)

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.