Наследство красной звезды

Наследство красной звезды

История революционного плаката в “Тейт Модерн”

Идеология и иллюзии Октябрьской революции, официальная и реальная истории Советской России и ССCР, влияние визуального ряда на формирование идеологии страны и менталитета – основные темы выставки «Красная звезда над Россией» (Red Star Over Russia) 

Искусство фильтровать

В основу выставки легли материалы, собранные за 40 лет всего одним человеком по имени Дэвид Кинг. В ноябре 1970-го, когда симпатичный 27-летний сотрудник The Sunday Times приземлился в Москве, холодно было и в прямом, и в переносном смысле.  

Антагонизм между СССР и Западом не создавал идеальных условий для выполнения редакционного задания – поиска фотографий Троцкого к статье, приуроченной к 30-летию убийства революционера. В тот раз журналист уехал ни с чем, но позднее фотографии были найдены. Правда – в Мексике, у родственников Троцкого, бежавшего из мятежной России в Латинскую Америку. Эти фото положили начало крупнейшей в мире коллекции материалов о Троцком. За четыре десятилетия Кинг собрал четверть миллиона предметов, посвященных российской визуальной культуре. Сегодня все они собственность “Тейт Модерн”.

Alexander Deineka, Stakhanovites, 1937, Perm State Art Gallery, Russia

Куратор выставки и глава отдела русского искусства Наталья Сидлина знала Кинга еще до прихода в «Тейт Модерн»: “Сотрудники музея часто использовали экспонаты его коллекции в разных выставках: русского революционного плаката, “СССР на стройке”… –и каждый раз они замечали огромный интерес публики. Планировалось, что коллекционер сам примет участие в организации выставки, но, к сожалению, в прошлом году Дэвида не стало. Red Star Over Russia – выставка мемориальная, отражающая его идеи. Кинг с уважение относился  к роли индивидуума в социуме, считал важным исследовать и сохранять объекты истории, знакомить с ними людей; он был убежден, что каждое публичное изображение – это персональная ответственность автора”.

В эпоху интернета, мобильной связи и соцсетей подать среднестатистическому индивиду на тарелочке порцию подогнанных под  него новостей не составляет труда. Но стоит задуматься, каких усилий стоило сформировать общественное мнение в послереволюционной России! Тогда, вслед за свержением царского режима, новая власть получила в управление самую большую страну в мире, и на этой огромной слабонаселенной территории неграмотное население и знать не знало, кто такие большевики и в чем суть «Капитала» Маркса.  

“На примере небольшой части коллекции Дэвида Кинга мы показываем нарратив визуальной культуры определенного отрезка времени. Зрителю стоит задуматься: а стоит ли принимать каждое изображение на веру, или визуальный ряд необходимо фильтровать самому”, – отмечает куратор. 

Soviet School, Nightmare of Future Wars, 1920. Коллекция Дэвида Кинга, Тейт

#FakeNews в доцифровую эпоху

“Если бы я делала такую выставку в России, она была бы направлена на два поколения: то, что выросло с этими изображениями и знает, насколько мощно работала машина пропаганды, и то, что моложе 30”, – говорит Наталья. По ее словам, для них советский плакат – это “дизайнерский прием”. Они не были пионерами и комсомольцами, они, может быть, и не слышали от родителей страшных историй о ГУЛАГе.  Им она хочет расказать, что современный пиар – это та же пропаганда, которая влияет на формирование их личности.  Fake news, о которых говорит Дональд Трамп, старый прием.

В пяти залах здания Блаватника собраны плакаты, фото, архивные материалы – образцы визуальной культуры, знакомые всем, кто вырос в доперестроечной России. Вот Ленин под сенью красного флага простирает руку к невидимым толпам. “Призрак бродит по Европе, призрак коммунизма…”

 А вот на красном крылатом коне летит среди туч похожий на святого Георгия молодец. Но в руке – не Евангелие. Со страниц открытой книги ко зрителю старославянским шрифтом несется призыв: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь».  

Вот мужественного красноармейца целует в уста счастливый крестьянин, а вот и жители Средней Азии с радостью братаются с русскими коммунистами для воплощения единой цели – установления власти пролетариата.  Экспонаты первого зала дают отличное представление о том, как с помощью искусства плаката и кинофильмов, которыми иногда нашпиговывали целые поезда агитпропаганды, власть доносила идеологию в каждый дом, школу, на городские площади и деревенские завалинки.

Дмитрий Моор. «Смерть мировому империализму», 1920. Коллекция Дэвида Кинга, Тейт

Второй зал – агитплакаты работы великих мастеров авангарда: Клуциса, Родченко, Лисицкого. На плакате 1930 года гений фотомонтажа Клуцис изобразил Сталина, который призраком выплывает из-за спины Ленина. Позднее он становится в один ряд с Лениным, Марксом и Энгельсом. Более поздний макет газеты “Правда”  изображают фигуру гигантских пропорций, достойную фараона или кесаря. А напротив – фото самого Клуциса во время ареста. Революция пожирала своих детей и не брезговала никем: ни крестьянином, ни художником.  

Третий зал охватывает полвека турбулентных событий от Революции 1905 года до смерти Сталина. Вот перед нами – парадный портрет царя и царицы, сделанный к годовщине правления дома Романовых, а вот  – студенты около демонтированной статуи Сталина в Будапеште. Основные экспонаты  – личные вещи: фотографии, которые носили в нагрудном кармане, письма с фронта, печатные издания. По словам куратора, “они – словно приоткрытая дверь, которая позволяет заглянуть в историю через опыт личных переживаний”.  

По прекрасной кураторской задумке, из этого зала ведут два выхода: к павильону Всемирной выставки в Париже 1937 года и в зал репрессий, цензуры и самоцензуры. Проекция Страны Советов вовне – работы корифея соцреализма А. Дейнеки, напоминающие видеоряд фильма «Гаттака»: идеальный генофонд строит мир-утопию. Реальность другого зала: черные воронки, вырезанные из групповых снимков лица врагов народа, отретушированные снимки Сталина сотоварищи. Почти как в «Десяти негритятах» Кристи исчезают со снимков и из официальной истории комиссары, испаряются Тухачевский и Блюхер.   

Валентина Кулагина. «Художественная выставка Советского Союза», Цюрих, 1931. Коллекция «Не болтай!»

Идут годы, и затихает дискуссия об ужасах ГУЛАГа, индустриализации, раскулачивания и культа личности Сталина. Место старых деспотов занимают новые, падают акции и распадаются альянсы, а скорость городской жизни приближается к космической. Непрекращающееся назойливое стакатто свежих новостей со всех уголков мира  становится привычным аккомпанементом нашей жизни. За внимание каждого из нас борются телевидение, радио, пресса и интернет. 

Есть ли у нас собственное мнение, когда мы видим только те факты, которые “как бы” сами попадают в зону нашего внимания? Кто готовит для нас новостной суп?  Как раз о влиянии визуальной культуры и пропаганды на картину мира современного человека и заставляет задуматься эта выставка.

Подготовила Елена Лео

Выставка Red Star Over Russia: A Revolution in Visual Culture 1905 – 55 проходит в галерее Tate Modern (Blavatnik Building, Level 2) с 8 ноября 2017-го по 18 февраля 2018 года.

Верхнее фото: Валентин Щербаков. «Призрак бродит по Европе, призрак коммунизма», 1924. Коллекция Дэвида Кинга, Тейт

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.