Opal

Спасет ли молодая жена от сумы и тюрьмы?

Спасет ли молодая жена от сумы и тюрьмы?

Старик с миллионами

Должен признаться, что, проработав почти 15 лет в Африке собкором московских газет, я до последней минуты не верил, что зимбабвийский президент Мугабе подаст-таки в отставку и улетучится с политической арены. Уж больно живучи эти царьки, цепляющиеся за власть силой, хитростью, интригами и обманом.

Когда Мугабе все-таки ушел, я подумал, что генералы крепко надавили на своего бывшего шефа и тому было просто некуда деться. Но вскоре обнаружилось, что «хитрый Роберт» просто-напросто продал президентскую должность в обмен на «золотой парашют» в 10 млн американских долларов (не путать с долларами зимбабвийскими, которые из-за дикой инфляции уже измеряются в квадриллионах).

Официальных подтверждений пока нет, но источники, близкие к людям, видевшим текст соглашения, утверждают, что окончательные цифры будут никак не меньше этой суммы. Прежде всего экс-президент выторговал себе право до последнего издыхания получать в полном размере свою зарплату главы государства, которая составляла $150 000 в год. Учитывая, что ушедшему в отставку президенту уже больше 93 лет, можно было бы предположить, что тратиться на его получку придется не так уж долго. Однако опекающие его врачи допускают что бывший герой борьбы за освобождение зимбабвийцев от колониальных хозяев исключительно внимателен к своему здоровью и может рассчитывать на продолжительную старость.

Но и после смерти Мугабе не перестанет опустошать и без того обедневшую государственную казну. Согласно договоренности, проводив на тот свет своего престарелого муженька, половину положенной ему «пенсии» минфин должен будет вручать его жене Грейс, которая моложе Мугабе на целых 40 лет. Между тем 53-летняя бывшая первая леди, хорошо известная в народе своим жестоким нравом, страстью к экстравагантным туалетам и необычайной скупостью, также следит за собой и не собирается обрывать свою жизнь «на полуслове». В довершение к этим весьма значительным расходам Мугабе потребовал выплатить ему за «добровольную» отставку еще и единовременную сумму, которая, как утверждают, составляет не менее $5 млн.

Парашют для диктатора

В довершение ко всему бывшему президенту позволят сохранить всю принадлежащую ему недвижимость, включая три огромные молочные фермы на западе страны, реквизированные у изгнанных белых владельцев. Мугабе и его семья будут по-прежнему жить в своем дворце, известном как «Голубая крыша». Государство будет продолжать содержать многочисленный обслуживающий персонал и оплачивать все коммунальные расходы.

А еще этому деспотичному политику, пролившему, как говорят зимбабвийцы, немло крови своих же граждан, обещано, что его не станут привлекать к уголовной ответственности за преступления, совершенные на посту президента. Вот цена, заплаченная государством за освобождение от диктатора, который 37 лет любезно соглашался именовать себя «отцом нации». Учитесь, господа автократы, как надо торговаться со своим народом, которому вы смертельно надоели. Хотите, чтоб я ушел, пожалуйста, платите, дорогие сограждане, не скупитесь!

Правда, в Хараре поговаривают, что соглашение с Мугабе неконституционно. Никакими законами нельзя оправдать и освобождение от ответственности человека, совершившего преступления против своего народа. Оппозиционные партии уже заявили, что не признают никаких тайных соглашений с бывшим диктатором. Ни финансовых, ни каких бы то ни было других.

Так что, если новое правительство будет, например, коалиционным, придется с ним вести новые переговоры, а это, как говорится, чревато. Так что «золотой парашют» может превратиться в деревянный, а то и вовсе не раскрыться над бывшим диктатором.

Дефицит управленцев

Тем временем зимбабвийский прецедент горячо обсуждается в других странах юга Африки. Сказать, что таких деспотов, как Мугабе, там в избытке, было бы преувеличением. Но президентов, не отличающихся мастерством государственного управления, хватает. Есть, например, немало общего между тем, как развиваются ситуации в Зимбабве и в ЮАР.

Мугабе и его партия ЗАНУ пришли к власти в Хараре в 1980 году после победы в антиколониальной освободительной борьбе. Победители сформировали правительство, которое должно было принести 15-миллионной стране не только мир, но и экономическое процветание. Но министры, еще вчера носившие на своих плечах автоматы, не были достаточно квалифицированны, чтобы добиться успеха в новой борьбе.

Нечто подобное происходило и в Южной Африке. Хотя там первым президентом стал Нельсон Мандела – один из самых талантливых и образованных героев борьбы против апартеида. Он не стал разгонять белых специалистов, не дал своим товарищам из партии Африканский национальный конгресс (АНК) отбирать у имущих и делить между собой богатства, накопленные при режиме белого меньшинства. Мандела предложил пост вице-президента бывшему главе государства Фредерику де-Клерку, а министерство финансов поручил опытному и авторитетному белому бизнесмену Дереку Киз, который возглавлял это ведомство и при прежнем режиме. Во главе центрального банка остался еще один представитель старых властей. Эти назначения раздражали левое крыло АНК – Компартию и профсоюзную федерацию Косату. Но зато стали важным сигналом: Мандела не хочет расправы над капитализмом.

Но когда 83-летний Мандела отошел от дел, сменивший его в 1999 году президент Табо Мбеки отдал все командные высоты членам АНК – партии большинства. И хотя старый лев был уже очень болен, страна знала – он еще жив. Это в какой-то мере дисциплинировало партию, окончательно дорвавшуюся до власти. Сегодня коррупция уже, кажется, вышла из-под контроля, независимая судебная система совершенно развалилась. Регулярные нападения на белых фермеров фактически уничтожают важную отрасль сельского хозяйства. Нынешний президент Джейкоб Зума, находящийся на этом посту уже более восьми лет и по конституции не имеющий права баллотироваться на третий срок, пытается сохранить свое влияние на властные структуры, продвигая в президенты одну из своих бывших жен – Нкосозана Дламини-Зума. Врач по профессии, она не отличается ни харизмой, ни самостоятельностью, ни ораторскими способностями. Президент надеется, что его бывшая жена, с которой они в хороших отношениях, убережет его в будущем от уголовной ответственности за растрату государственных денег и взяточничество.

Но этот хитроумный план может провалить бывший шахтер, а потом и генсек АНК Сирил Рамафоза – человек, которого высоко ценил сам Мандела. Как показывают результаты голосования в провинциях, именно он лидирует с большим отрывом на выборах нового лидера правящей партии. В воскресенье в одном из крупнейших регионов ЮАР – Западном Кейпе за Рамафозу проголосовал 121 выборщик, а за бывшую жену нынешнего президента – только 13. Комментарии, как говорится, излишни.

 

Photo: images.enca.com

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply