Почему русским не стоит обижаться на «МакМафию»

Почему русским не стоит обижаться на «МакМафию»

1 января ВВС начал показ нового мини-сериала «МакМафия» о беглых русских олигархах, их детях, выросших в английских частных школах, а также об организованной преступности, с которой эти олигархи либо когда-то были связаны, либо до сих пор являются ее неотъемлемой частью.

На каждую из восьми серий ВВС совместно с американским партнером АМС потратили несколько миллионов фунтов, невероятно расширив географию съемок от Мумбаи до Лондона через Каир и юг Франции. Чтобы сделать все более достоверным, на «неанглийские» роли позвали иностранцев, среди которых Алексей Серебряков и Мария Шукшина (лучшие актеры в сериале), но этот ловкий маневр не спас создателей фильма от критики со стороны русских зрителей и особенно российского посольства, представителям которого не нравится, что соотечественники в «МакМафии» – сплошь преступники.

«Англия» посмотрела первую половину сериала и объясняет, почему российское посольство зря тратит пассивно-агрессивные твиты на «МакМафию».

Сюжет

Алекс Годман (Джеймс Нортон), главный герой «МакМафии», пусть и родился в России, но всю свою жизнь провел в Великобритании, окончил частную школу, на пару лет переехал на учебу в США, а потом вернулся в Лондон, чтобы открыть там свой собственный инвестиционный фонд. Отец Алекса, Дмитрий Годман (Алексей Серебряков), когда-то был успешным олигархом (слеш криминальным авторитетом), но в какой-то момент поругался с Кремлем, а также с новым важным человеком Вадимом Калягиным (Мераб Нинидзе) и вынужден был бежать в Лондон. Дядю Борю Годмана (Давид Денсик), тоже олигарха, из России попросили еще раньше, чем отца.

Теперь братья Годманы живут в Лондоне, оба страдают от того, что оказались не у дел, но справляются с этим чувством по-разному. Пока Митя пьет водку до обеда и с остервенением кормит уток в Гайд-парке, Борис пытается вернуть себе былое влияние в России. Алекс знает о прошлом и настоящем своих родственников, отказывается иметь дело с русскими деньгами, но в прессе все равно появляется ложная информация о связях его фонда с русской мафией. Несмотря на все опровержения, клиенты бегут от Годмана, и ему приходится искать новых инвесторов. Борис советует Алексу начать сотрудничать с русско-еврейским бизнесменом Семеном Клейманом (Дэвид Стрэтэйрн), но Годман-младший, пока еще верный своему правилу не работать с сомнительными деньгами, отказывает дяде и Клейману. В то же время дядя Боря становится жертвой своих же интриг. Алекс, ставший свидетелем насильственной смерти Бориса, решает отомстить за дядю всесильному Калягину и ради этого начинает работать с Клейманом. Так и начинается его медленное схождение в ад организованной преступности.

Прототип

На первый взгляд, ВВС просто перевели «Крестного отца» на современный язык, превратив итальянцев в русских, а главным оружием бандитов сделав не бомбы или пистолеты, а компьютеры и изредка – «ножичек» для икры. Герой Нортона становится русско-британским Майклом Корлеоне, который достигает целей любой ценой, спокойно перешагивает через устаревшие концепты нравственности и честности и совсем не переживает, если из-за его случайно брошенных слов погибают люди.

На момент выхода четвертой серии Алекс уже получает удовольствие от неожиданно свалившихся на него возможностей и никем не контролируемой власти. Примерно к тому же моменту становится очевидным, что пусть Алекс и имеет русские корни, но, прожив в англоязычном мире почти всю свою жизнь, Годман-младший превратился в настоящего британца, которого хоть в королевскую семью приглашай. Герой Серебрякова правильно проводит границу между собой и своим сыном, когда в первой серии задает ему вопрос о смерти леди Ди – верит ли он в то, что королевская семья подстроила гибель Дианы? Алекс не верит в теории заговора, и Дмитрий отмечает, что не верит он в это по той простой причине, что он британец; все русские, конечно же, знают, кто стоит за смертью леди Ди.

 

Подноготная

Британцев давно и справедливо ругают за то, что за большие деньги они готовы даже с Трампом за руку ходить, сохраняя при этом поверхностные манеры и такт и возмущаясь коррупцией и диковатостью стран третьего мира. Да, в Индии, Пакистане или даже в России (которая для британских зрителей, конечно же, диковатая страна) продажная полиция и производство наркотиков, там запросто «убирают» неудобных людей, да и жить в этих станах не очень безопасно. Но именно Великобритания (и западные страны в целом) финансирует и обеспечивает передвижение денег по всему миру с целью поддержания деятельности организованной преступности, сохраняя при этом красивый фасад в идеально сидящем костюме, сшитом на Сэвил-роу.

Именно поэтому российское посольство зря так обижается на ВВС: да, русские там все чаще большие криминальные авторитеты, но главным злодеем к концу сериала должен стать именно обританившийся Алекс. И пусть вас не обманут красивые сказки о том, как он хочет отомстить за дядю. Дядя Боря оказался всего лишь предлогом для того, чтобы спасти свой фонд самым безболезненным образом – Алексу претила идея переименовывать фонд, оставляя в прошлом все свои заслуги ради честных инвестиций.

kinopoisk.ru

Вывод

Приблизившись к краху, Алекс ведет себя как настоящий британец и показывает, что вся его нравственность и принципы вылетают в окно, как только его финансовый успех оказывается под угрозой. Легко принимать нравственные решения, когда у тебя золотой счет в каком-нибудь HSBC и квартира в Западном Лондоне, сложнее это делать, если все это благополучие уходит из-под носа. «МакМафия» в очень понятных терминах показывает, что мировая организованная преступность на то и мировая, что затрагивает все страны без исключения.

Подготовила Юлия Юзефович

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.