Социальные службы: нужна ли тайна за семью печатями?

Социальные службы: нужна ли тайна за семью печатями?
-publicdomainpictures.net/19826

Противоречивыми и сложными являются семейные дела, особенно если они касаются разлучения детей и родителей. Несколько лет назад в русскоязычной среде было много разговоров вокруг действий социальных служб, первые буквы английского названия которых складываются по иронии судьбы в английскую аббревиатуру SS (Social Services). После оглашения пары громких дел по изъятию детей СМИ нагнетали атмосферу, а интернет разрывался от родительского беспокойства, страха и отчаяния.
Оказалось, что большинство взрослых не знают, что можно, а что нельзя в Великобритании делать по отношению к собственным детям. Все просто – в разных странах разные законы. И то, что на территории бывшего СССР считается обычным явлением, в Соединенном Королевстве может повлечь за собой серьезные последствия. Например, здесь нельзя оставлять маленьких детей одних ни дома, ни на улице, ни в машине. Наблюдательные соседи или прохожие могут позвонить в социальную службу – дети не могут оставаться одни, так как это может быть опасно.

Соцслужбы начеку
В попытке разобраться в системе функционирования работы местных социальных служб газета «Англия» выпустила ряд статей в период с 2014 по 2016 год. Журналисты беседовали с представителями соцслужб и «оппозиционных» организаций. После ознакомления с вопросом напрашивается вывод, что система защиты детей – огромная, несовершенная машина, в которой желание помочь семьям и стремление защитить детей существуют наравне с государственным планом по усыновлению и обтекаемостью законодательных формулировок.
Представительство Россотрудничества в Лондоне также привлекало к этой проблеме внимание и организовывало встречу соотечественников с официальными представителями муниципалитета одного из самых «трудных» районов столицы – Ньюхэма (Newham). Да, – подтвердили спикеры, – школа, врачи и прочие службы находятся начеку, и если их подозрения серьезные (а вряд ли они появятся на ровном месте), они обязаны сообщить в соцслужбы, а последние должны принять меры.

Фото: pixabay.com

Закрытость системы
Основная проблема видится в закрытости такой системы – информация лежит под семью печатями, и ее нельзя обнародовать. Понятно, что это делается в интересах ребенка, которому огласка совершенно ни к чему, но тем не менее общественность не может получить представление о настоящем положении вещей, обсудить реальные детали существующих дел. Все известные нам истории – сага об отчаявшихся, но не смирившихся родителях, пытающихся пробить в системе брешь. Мы знаем эти трагедии из уст пострадавшей стороны. От недостатка информации начинаем сомневаться, бояться, паниковать, спорить.

Вероятно, меньшая секретность судебных процессов и возможность независимой экспертной оценки могли бы помочь развенчать демонизированный образа социальных служб и выработке более четких критериев оценивания родительских промахов и наказаний за них.
Особенно это кажется важным в свете случаев, когда родители готовы в буквальном смысле умереть за право видеть своего ребенка.

Протест в надежде вернуть сына
Уже прошло почти 70 дней, как проживающий в Англии русскоязычный гражданин Нидерландов и Украины пианист Евгений Лукьяненко, находясь в тюрьме, объявил голодовку. По последним данным, если он ее не прекратит, ему грозит либо инвалидность, либо смерть, но прекращать свою протестную акцию он не собирается.

Евгений Лукьяненко протестует против решения суда, по которому мужчину лишили родительских прав. Фото: новости-мира.ru-an.info

Уже несколько лет Евгений борется с системой, забравшей его сына-подростка. История началась в 2010 году, когда отец оставил семилетнего мальчика одного дома, но в итоге в тот раз мальчика вернули. В 2014 году ситуация повторилась, мальчик был дома один. Как пишут в СМИ, соседский мальчишка предложил разжечь костер в саду. Серьезного пожара, как утверждают, не было, но приехали пожарные, и мальчиков забрали. Сын соседей отделался легким испугом и был отправлен к родителям, а вот вернувшийся домой Лукьяненко начал хождение по инстанциям в попытке увидеть своего ребенка. За время длительного спора с муниципалитетом Medway были суды, одиночные пикеты, протест на крыше дома министра по делам семьи Эдварда Тимпсона (Edward Timpson), поездка на заседание комиссии Европарламента, победа в суде, воссоединение с сыном и снова разделение – отец не стремился выполнять наложенные предписания. В 2015 году ребенка снова отправили в приемную семью. Евгения лишили прав с пометкой, что он не сможет адекватно воспитывать подростка. Остро пережив повторное разделение с мальчиком и получив право видеть его шесть раз в год всего на час, Лукьяненко в очередной раз нарушил запрет суда и поздравил ребенка с днем рождения в «Фейсбуке», назвав его по имени. После чего суд графства Кент по вопросам семьи отправил несговорчивого отца за решетку на восемь месяцев. Про мать мальчика известно только то, что она живет в США, и ребенком не занимается по решению тайско-голландского суда (малыш появился на свет в Таиланде).

Открытые суды – в помощь?
Бывший либерал-демократ, депутат Джон Хемминг, который проводит кампании по улучшению системы семейной юстиции, в случае Евгения сомневается в правильном порядке действий судьи, так как наказание было приведено в исполнение, а постановление, объясняющее само дело, так и не опубликовано.

За последние годы высшим руководством судебных органов дважды устанавливались правила относительно процедур, которые должны соблюдать судьи при выносе приговора о тюремном заключении. Правила введены для того, чтобы никто не мог быть заключен в тюрьму тайно. Так, лорд Томас, верховный судья Англии и Уэльса, комментирует, что «открытое правосудие», за которое все так борются, является «основополагающим принципом». Общее правило всегда заключалось в том, что должны быть публичные слушания, и причастных людей следует так же открыто идентифицировать. А теперь «в английской тюрьме – человек, который умирает от голода, но тем не менее система еще не смогла опубликовать решение, чтобы объяснить, почему его посадили».

Евгений Лукьяненко пошел ва-банк и требует пересмотра дела и разрешения видеться с сыном. Он пытается привлечь как можно больше внимания к своей истории, считая, что подобные вопросы должны освещаться публично, а не за закрытыми дверями.

Английский блогер Крис Реймерс (Chris Reimers) предлагает поддержать Евгения, написав ему письмо в тюрьму через emailaprisoner.com. Для этого нужно указать: название тюрьмы: HM Prison Elmley; имя заключенного: Eugene Lukjanenko; его тюремный номер: A6309EC.

 

Английская пресса взялась за освещение этой истории и протестной голодовки Евгения Лукьяненко на нескольких порталах:

christianvoice.org.uk

chrisreimersblog.com

chesterchronicle.co.uk

stokesentinel.co.uk

cumberlandnews.co.uk

Ситуацию также освещает на своей фейсбук-странице помощница Евгения по юридическим вопросам Бэкки Гафни (Beckii Gafney), ход дела отображается и на странице самого Евгения Лукьяненко, есть еще петиция на citizengo.org

 

Также вам может быть интересно прочитать статьи «Англии», раскрывающие наиболее острые моменты, связанные с работой социальных служб:

Дэвид Нивен: «Не нужно бояться социальных служб»

«Ювенальную юстицию можно контролировать только с независимой экспертной оценкой»

Горе от добра: как защитить детей от социальной защиты

В каком возрасте ребенка можно оставить без присмотра?

Закон есть закон. Так ли это?

 

Подготовила Маргарита Баскакова

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

1 Comment

  • Yolande Kenward
    01.02.2018, 06:56

    This Russian propaganda is known to those at the highest levels, including Zuckerberg, BBC, ITV and Trump – Becky Gaffney & Eugene Lukjanenko have put hate videos onto youtube about me – because they are trying to protect Jews, Russians and John Hemming being blamed in any way for the Manchester Bombing where 5 children died. Give it up. I have known Eugene since 2012, i refused to do his appeal 25 months ago because I put the best interests of the Thai boy first. Shame on you.

    REPLY

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.