Британия расползается по разным полюсам

Британия расползается по разным полюсам
-123rf.com

Большие города против маленьких, маленькие против сел и деревень, пожилые против молодых, евроскептики против еврофилов… Соединенное Королевство срочно нуждается в опытном политическом докторе, способном восстановить внутренние связи людей, населяющих эту страну.

Зураб Налбандян

Чтобы жизнь медом не казалась

Едва оказавшись в Британии в качестве собственного корреспондента газеты «Труд», я «с разбегу» совершил грубую ошибку: принял результаты выборов в местные органы власти за показатель политических раскладов в стране и попробовал составить на их основе предположение о том, как относятся избиратели к находящимся у власти лейбористам (во главе с Тони Блэром) и разбитым ими наголову годом раньше консерваторам.

Получалось, что дела у правительства вовсе не так прекрасны, как считали аналитики, близкие к Даунинг-стрит. Они были очень довольны числом мест в муниципальных советах, заработанных лейбористами. И это притом, что сторонники Блэра потеряли немало голосов в местных властных структурах, а их конкуренты из партии тори, наоборот, заметно укрепили свои позиции. Но к моему искреннему удивлению, на следующих парламентских выборах лейбористы снова крепко «обидели» тори, после чего ушел в отставку молодой лидер консерваторов Уильям Хейг, которому предвещали блестящую карьеру и кресло премьера.

Со временем я, конечно, разобрался в секретах поведения британских избирателей. Выяснил, что, как и все остальные совершеннолетние граждане планеты Земля, эти тоже не горят желанием пробиться к урнам, чтобы осуществить свое демократическое право. Для поддержания «избирательского тонуса» им вполне хватает парламентских выборов, а на все прочие уже нет ни времени, ни желания, ни настроения. Поэтому на выборах членов местных советов или депутатов Европарламента, заседающего в далеком от Британии французском городе Страсбурге, они отдыхают.

Но уж если избиратель все-таки оторвался от телевизора, слез с дивана и добрался до ближайшего участка, то он/она обязательно выкинут какой-нибудь фокус. С одной стороны – для развлечения, с другой – чтобы насолить политикам, к которым здешние избиратели, как правило, относятся с недоверием. Приемы бывают разные, но один, как мне объяснили социологи, пользуется особым успехом. Отдать голос не за ту партию, которую поддержал на выборах в парламент, а ту, которая находится в оппозиции.

Смысл этого старого трюка вот в чем: если, например, у лейбористов большинство в Палате общин, то, чтобы они не расслаблялись, надо постараться, чтобы главой совета в округе, где победил лейбористский кандидат, председателем совета стал представитель тори. Зачем? А затем, чтобы люди, живущие на территории округа, могли играть на их противоречиях. Ну и вообще, чтобы политикам жизнь медом не казалась!

Избиратель устал?

Теперь обратимся к местным выборам, прошедшим на прошлой неделе. Это были пятые выборы подряд. В 2014 году состоялись муниципальные выборы, а в Шотландии референдум по независимости. В 2015-м голосовали за депутатов парламента. Победили тори. В следующем году – референдум по «Брекзиту», перевернувший жизнь и крепко потрепавший нам нервы. В 2017-м – снова парламентские (Тереза Мэй устроила их, чтобы увеличить свое преимущество в нижней палате, что позволило бы ей без проблем провести все необходимые законодательные акты, обеспечив, таким образом, зеленый свет «Брекзиту»).

Но избиратель к тому времени порядком устал. Ему явно надоело вникать в политические ребусы и ломать голову над тем, кто и чем лучше. Результат оказался плачевным для премьера: тори потеряли абсолютное большинство в Вестминстере и сумели удержаться у власти исключительно благодаря 10 депутатам от североирландской партии Демократических юнионистов (DUP).

Избиратели, которых, должно быть, уже тошнит от транспаранта Polling Station на здании ближайшей школы, шли исполнить свой гражданский долг с надеждой, что на этом программа выборов этого года будет исчерпана.

Возможно, так оно и есть, хотя ситуация в стране весьма нестабильная и никто не может поручиться, что в следующие 6-7 месяцев нынешнее правительство не споткнется о какой-нибудь острый камень на пути к «Брекзиту» и не потеряет возможность руководить страной. Тогда, уважаемые дамы и господа избиратели, извольте снова пожаловать на Polling Station и «посоветовать» Ее Величеству, кому она должна вручить премьерский жезл.

Политический паралич

Задача эта будет непростая, поскольку, как показывают исследования лондонского профессора социологии Майкла Трешера, мнения британцев кардинально расходятся по вопросу о «Брекзите». На данный момент ни одна из двух ведущих партий не в состоянии предложить программу, которая устроила бы более половины избирателей. Соединенное Королевство остается политически парализованным.

Поэтому, как это ни печально, ни консерваторам, ни лейбористам не удастся управлять королевством в одиночку. Иначе говоря, дело идет к так называемому «подвешенному парламенту» (hung parliament). То есть, к необходимости создания большой правительственной коалиции. В прошлый раз, когда после выборов 2015 года возникла аналогичная ситуация, консерваторам под предводительством Дэвида Кэмерона удалось быстро заручиться поддержкой либеральных демократов Ника Клегга, у которых было более 50 мандатов.

Это освободило Кэмерона – лидера крупной партии – от необходимости вести изнуряющие многомесячные переговоры с «парламентскими малышами». Но на этот раз фракция либдемов будет значительно скромнее по численности. Однако если в Германии, Италии или Бельгии к такому положению вещей давно привыкли, то британские политики, да и здешняя публика плохо представляют себе, что такое лоскутное коалиционное правительство, «сшитое» из мелких «разноцветных» партий.

Когда три года назад консерваторы с большим преимуществом разбили лейбористов и получили значительное большинство мест в Палате общин, британцам показалось, что настал век тори. Особенно в условиях, когда во главе Лейбористской партии оказался крайний левак Джереми Корбин. Большинство комментаторов сравнивали эту ситуацию с моментом 30-летней давности, когда у руля консерваторов стояла Маргарет Тэтчер, а лейбористов возглавлял социалист Майкл Фут.

Сильная «железная леди», умевшая не только выбрать верный политический и экономический курс, но и убедить британцев в необходимости поддержать его, сумела сплотить, объединить людей, вселить в них надежду на успех и процветание. Такая роль по плечу политическому деятелю, который верит в свою правоту и в то, что избиратели ему поверят.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.