Виктор Шендерович: «Выход на сцену – как прыжок в бассейн с неизвестным уровнем воды»

Виктор Шендерович: «Выход на сцену – как прыжок в бассейн с неизвестным уровнем воды»

У Виктора Шендеровича ипостасей побольше, чем у индийского Брахмы: тот, чтобы следить за возлюбленной, ограничился четырьмя ликами, а вот автор попавших в опалу «Кукол» оказался куда изощреннее! Писатель-сатирик, сценарист, педагог, теле- и радиоведущий, публицист, правозащитник, он на этой неделе сможет добавить в резюме еще одну строчку – актер. Немаловажно, что дебют Виктора Анатольевича состоится в Лондоне. Перед началом репетиций мы поговорили о футболе, олигархах и о том, почему не страшно выходить на сцену, когда рядом – народная артистка СССР Ада Роговцева.

— Виктор Анатольевич, надолго вы снова в Лондоне?

— В Лондоне я пробуду три недели. Приехал в двух ипостасях: как автор и как артист. 25 апреля на авторском вечере «Театр одного Шендеровича» прочитал отрывки из своих пьес, а 14 мая при поддержке «Российского политического клуба» пройдет встреча в фонде «Открытая Россия». Но самое волнующая часть этой истории – премьера на сцене театра The Tabernacle, где я дебютирую как актер в комедии «Какого черта».

— Вам предстоит разделить сцену с грандиозной артисткой Адой Николаевной Роговцевой, которую наши читатели могут помнить по фильмам «Вечный зов», «Салют, Мария». Такое сценическое соседство вас воодушевляет или пугает?

— Ада Николаевна – артистка божьей милостью. Рядом с ее сценической энергетикой я вроде бы чувствую себя безопаснее, но с другой стороны – понимаю, с какой величиной меня будут сравнивать. Волнение огромное, ведь любой выход на сцену – это как прыжок в бассейн с неизвестным уровнем воды.

Виктор Шендерович и Ада Роговцева (эксклюзивное интервью с известной актрисой читайте в следующем номере)

— Какой «уровень воды» в лондонском бассейне?

— В моем жанре самая большая опасность – случайная публика: когда в зале те, кому от меня не смешно, и от кого мне – грустно. Есть люди одной со мной культуры, одних книжных полок, а есть чужаки. В Лондоне, как и везде, есть мой зритель – вот же, пришли полторы сотни людей, которые знают мои тексты, читают. Но есть и другой зритель, разумеется. Лондон большой: тут живут и жертвы, и преследователи. А также бывшие преследователи, ставшие жертвами… Допускаю, что они ходят по соседним улицам Кенсингтона, и их няни забирают детей из одних и тех же школ. Однажды здесь у меня, в первых рядах, сидели рядком беглецы со статьей 190 Уголовного кодекса РФ в анамнезе, а за ними, через пару рядов, – бывшая жена Суркова, путинского помощника. Мне было интереснее смотреть в зал, чем им на сцену. Но на время спектакля все они для меня – просто зрители.

Я уважаю понятие формата и не собираюсь превращать спектакль в митинг, а митинг – в молебен: в «Табернакле» будет театр, а о политике мы поговорим в «Открытой России».

— Вы известны как писатель и сценарист. Зачем вы пробуете себя в актерском амплуа – есть желание поставить галочку?

— Мне сделали предложение, от которого я не смог отказаться: выйти на сцену вместе с великолепной Адой Роговцевой, пожить в Лондоне… Вот я и решил, что позор мой будет недолгим, а память – до конца дней. Театральный опыт у меня скромный: был студийцем у О.Табакова, играл у него в массовках; был педагогом по сценическому движению. Я – театральный человек, что не делает меня актером в той же мере, в какой понимание, что такое стометровка, не делает человека Усейном Болтом. Настоящий актер – это особая биология, это – великая пустота, пластилин, из которого можно вылепить что угодно. Но в пьесе «Какого черта» я играю беса, а это роль резонерская, с оттенком эстрадности. Я подхожу для нее, кажется, вполне, а драматическая ноша ляжет на плечи Ады Роговцевой и партнеров по сцене…

— На что, кроме репетиций, вы потратите эти три недели в Лондоне? Вы все еще турист, или уже освоились?

— Обязательный пункт программы – театры: хочу посмотреть Шекспира в «Глобусе» и «Идеального мужа» на Стренде. Сейчас я заново склеиваю в голове карту города. Мне нравится жить на Ноттинг-Хилле, гулять по Гайд-парку, ходить в кафе, наблюдать за людьми.

— Каким вам видится русский Лондон – что это за публика?

— Мне нравится новая эмиграция, которая состоит из тех, кто не хочет жить «в малине». Общие знаменатели новой волны – молодость, мозги и хорошее образование. Эти люди не боятся отойти от окошка раздачи, у них нет советской инфантильности. Но я четко понимаю, что Лондон – это в том числе и мир большого бизнеса. Парадоксальным образом люди, которые не вполне законно сделали деньги, хотят пристроиться там, где их защитит закон. Чтобы качать деньги из Москвы, нужно дружить с Кремлем, но жить-то лучше в Кенсингтоне и Челси. Однако развитие ситуации с Дерипаской и Вексельбергом показывает, что быть слишком близко к Путину сейчас тоже нельзя. Как сказал мне приватно один крупный бизнесмен – «выживаем между западными санкциями и своими троглодитами».

— Сегодня в России много говорят о патриотизме, то есть о любви к Родине, однако критики правительства отмечают, что громче всех кричат те, кто сделал состояние, выводя деньги за рубеж. Быть патриотом в России 2018 – что это?

— Патриотизм – это всего лишь любовь к Родине, и тут, как говорил Декарт, надо договариваться о значении слов. Любовь выражается в поступках. Чехов участвовал в переписи населения, а когда приезжал в Мелихово, поднимал белый флаг над имением, и окрестные крестьяне знали – приехал доктор и можно бесплатно получить помощь… Вы можете представить его рвущим на груди рубаху с криком «Россия – лучше всех?» Любовь к Родине – это не то, в чем государство может требовать отчета от человека. Разговоры о патриотизме – не только заведомая пошлость, но и гарантированное воровство (см. Салтыкова-Щедрина). Воры, чтобы их не били, пытаются притвориться Родиной. Я им говорю, что они лжецы, воры и убийцы, а они мне отвечают: ты Родину не любишь!

— Давайте с любви к Родине переключимся на любовь к футболу. За кого будете болеть во время Чемпионата мира?

— Я – футбольный фанат, обожаю английский футбол, но я болею за «Арсенал», и праздник на моей улице настанет, видать, нескоро. Во время Чемпионата придется ждать, когда вылетит сборная России: до этого момента патриотическая истерика будет зашкаливать, а во мне еще свежа память о японских погромах 2002 года, так что на фиг такой футбол… Я буду болеть за Англию и Францию. Среди команд второго эшелона надеюсь на прорыв от Бельгии, Хорватии и Польши – я, между прочим, тесть поляка, так что мне положено!

Беседовала Елена Лео

Фото: Антон Фатьянов

Спектакль «Какого черта!» – 10 и 11 мая в 19:30, 12 мая – в 15:30 и 19:30
The Tabernacle, билеты

Встреча в «Открытой России» – 14 мая

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

Новые публикации