Виктор Шендерович: «Выход на сцену – как прыжок в бассейн с неизвестным уровнем воды»

Виктор Шендерович: «Выход на сцену – как прыжок в бассейн с неизвестным уровнем воды»

У Виктора Шендеровича ипостасей побольше, чем у индийского Брахмы: тот, чтобы следить за возлюбленной, ограничился четырьмя ликами, а вот автор попавших в опалу «Кукол» оказался куда изощреннее! Писатель-сатирик, сценарист, педагог, теле- и радиоведущий, публицист, правозащитник, он на этой неделе сможет добавить в резюме еще одну строчку – актер. Немаловажно, что дебют Виктора Анатольевича состоится в Лондоне. Перед началом репетиций мы поговорили о футболе, олигархах и о том, почему не страшно выходить на сцену, когда рядом – народная артистка СССР Ада Роговцева.

— Виктор Анатольевич, надолго вы снова в Лондоне?

— В Лондоне я пробуду три недели. Приехал в двух ипостасях: как автор и как артист. 25 апреля на авторском вечере «Театр одного Шендеровича» прочитал отрывки из своих пьес, а 14 мая при поддержке «Российского политического клуба» пройдет встреча в фонде «Открытая Россия». Но самое волнующая часть этой истории – премьера на сцене театра The Tabernacle, где я дебютирую как актер в комедии «Какого черта».

— Вам предстоит разделить сцену с грандиозной артисткой Адой Николаевной Роговцевой, которую наши читатели могут помнить по фильмам «Вечный зов», «Салют, Мария». Такое сценическое соседство вас воодушевляет или пугает?

— Ада Николаевна – артистка божьей милостью. Рядом с ее сценической энергетикой я вроде бы чувствую себя безопаснее, но с другой стороны – понимаю, с какой величиной меня будут сравнивать. Волнение огромное, ведь любой выход на сцену – это как прыжок в бассейн с неизвестным уровнем воды.

Виктор Шендерович и Ада Роговцева (эксклюзивное интервью с известной актрисой читайте в следующем номере)

— Какой «уровень воды» в лондонском бассейне?

— В моем жанре самая большая опасность – случайная публика: когда в зале те, кому от меня не смешно, и от кого мне – грустно. Есть люди одной со мной культуры, одних книжных полок, а есть чужаки. В Лондоне, как и везде, есть мой зритель – вот же, пришли полторы сотни людей, которые знают мои тексты, читают. Но есть и другой зритель, разумеется. Лондон большой: тут живут и жертвы, и преследователи. А также бывшие преследователи, ставшие жертвами… Допускаю, что они ходят по соседним улицам Кенсингтона, и их няни забирают детей из одних и тех же школ. Однажды здесь у меня, в первых рядах, сидели рядком беглецы со статьей 190 Уголовного кодекса РФ в анамнезе, а за ними, через пару рядов, – бывшая жена Суркова, путинского помощника. Мне было интереснее смотреть в зал, чем им на сцену. Но на время спектакля все они для меня – просто зрители.

Я уважаю понятие формата и не собираюсь превращать спектакль в митинг, а митинг – в молебен: в «Табернакле» будет театр, а о политике мы поговорим в «Открытой России».

— Вы известны как писатель и сценарист. Зачем вы пробуете себя в актерском амплуа – есть желание поставить галочку?

— Мне сделали предложение, от которого я не смог отказаться: выйти на сцену вместе с великолепной Адой Роговцевой, пожить в Лондоне… Вот я и решил, что позор мой будет недолгим, а память – до конца дней. Театральный опыт у меня скромный: был студийцем у О.Табакова, играл у него в массовках; был педагогом по сценическому движению. Я – театральный человек, что не делает меня актером в той же мере, в какой понимание, что такое стометровка, не делает человека Усейном Болтом. Настоящий актер – это особая биология, это – великая пустота, пластилин, из которого можно вылепить что угодно. Но в пьесе «Какого черта» я играю беса, а это роль резонерская, с оттенком эстрадности. Я подхожу для нее, кажется, вполне, а драматическая ноша ляжет на плечи Ады Роговцевой и партнеров по сцене…

— На что, кроме репетиций, вы потратите эти три недели в Лондоне? Вы все еще турист, или уже освоились?

— Обязательный пункт программы – театры: хочу посмотреть Шекспира в «Глобусе» и «Идеального мужа» на Стренде. Сейчас я заново склеиваю в голове карту города. Мне нравится жить на Ноттинг-Хилле, гулять по Гайд-парку, ходить в кафе, наблюдать за людьми.

— Каким вам видится русский Лондон – что это за публика?

— Мне нравится новая эмиграция, которая состоит из тех, кто не хочет жить «в малине». Общие знаменатели новой волны – молодость, мозги и хорошее образование. Эти люди не боятся отойти от окошка раздачи, у них нет советской инфантильности. Но я четко понимаю, что Лондон – это в том числе и мир большого бизнеса. Парадоксальным образом люди, которые не вполне законно сделали деньги, хотят пристроиться там, где их защитит закон. Чтобы качать деньги из Москвы, нужно дружить с Кремлем, но жить-то лучше в Кенсингтоне и Челси. Однако развитие ситуации с Дерипаской и Вексельбергом показывает, что быть слишком близко к Путину сейчас тоже нельзя. Как сказал мне приватно один крупный бизнесмен – «выживаем между западными санкциями и своими троглодитами».

— Сегодня в России много говорят о патриотизме, то есть о любви к Родине, однако критики правительства отмечают, что громче всех кричат те, кто сделал состояние, выводя деньги за рубеж. Быть патриотом в России 2018 – что это?

— Патриотизм – это всего лишь любовь к Родине, и тут, как говорил Декарт, надо договариваться о значении слов. Любовь выражается в поступках. Чехов участвовал в переписи населения, а когда приезжал в Мелихово, поднимал белый флаг над имением, и окрестные крестьяне знали – приехал доктор и можно бесплатно получить помощь… Вы можете представить его рвущим на груди рубаху с криком «Россия – лучше всех?» Любовь к Родине – это не то, в чем государство может требовать отчета от человека. Разговоры о патриотизме – не только заведомая пошлость, но и гарантированное воровство (см. Салтыкова-Щедрина). Воры, чтобы их не били, пытаются притвориться Родиной. Я им говорю, что они лжецы, воры и убийцы, а они мне отвечают: ты Родину не любишь!

— Давайте с любви к Родине переключимся на любовь к футболу. За кого будете болеть во время Чемпионата мира?

— Я – футбольный фанат, обожаю английский футбол, но я болею за «Арсенал», и праздник на моей улице настанет, видать, нескоро. Во время Чемпионата придется ждать, когда вылетит сборная России: до этого момента патриотическая истерика будет зашкаливать, а во мне еще свежа память о японских погромах 2002 года, так что на фиг такой футбол… Я буду болеть за Англию и Францию. Среди команд второго эшелона надеюсь на прорыв от Бельгии, Хорватии и Польши – я, между прочим, тесть поляка, так что мне положено!

Беседовала Елена Лео

Фото: Антон Фатьянов

Спектакль «Какого черта!» – 10 и 11 мая в 19:30, 12 мая – в 15:30 и 19:30
The Tabernacle, билеты

Встреча в «Открытой России» – 14 мая

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.