tickets
tickets

Коннору от Эдгара: скульптура для Макгрегора

Коннору от Эдгара: скульптура для Макгрегора

Ирландский спортсмен смешанного стиля единоборств (ММА), чемпион UFC Коннор Макгрегор отметил 14 июля 30-летний юбилей. Одним из подарков имениннику стала работа молодого скульптора из Вильнюса Эдгара Ашкеловича, известного под псевдонимом Aspencrow.

Скульптура «Атлас» стоимостью в £50 тыс. изображает звезду ММА выступающим из каменной глыбы – то ли Макгрегора представили заложником славы и амбиций, то ли сверхчеловеком, вырывающимся из плена навязываемых обстоятельств.  Эдгар стилистически отсылает зрителя сразу и к древнегреческой традиции, и к эпохе Возрождения, когда спортсменов с их идеальными телами изображали как совершенных созданий.

Молодой скульптор, кстати, имеющий внешнее сходство с юбиляром, работает в технике гиперреализма, хранит в строжайшем секрете детали производства и любит пробивных self-made people.

Эдгар Ашкелович, известный под псевдонимом Aspencrow: «Я люблю людей и делаю искусство для них и о них»

– Эдгар, вам часто говорят о сходстве с Макгрегором? Прическа, борода, крепкое телосложение — это случайное совпадение стиля или в процессе работы над скульптурой вы примерили на себя образ своего героя?

– Небольшое сходство есть, об этом мне давно говорили знакомые, но лично я нашел общие черты, когда стал изучать биографию Макгрегора. Я уверен, что тысячи людей как-то идентифицировали себя с ним и это способствовало его популярности.

 

– Вы лично передали скульптуру Коннору?

–  Я с ним не знаком – переговоры велись через близкого друга. Мне сказали, что работа Коннору нравится и он готов принять ее в подарок. Для меня Макгрегор – легенда спорта, несмотря на некоторые его заявления и действия, которые можно считать спорными. Но кто из нас идеален?

 

– Как вы думаете, в чем секрет бешеной популярности Макгрегора?

– Он не проживает жизнь, предназначенную ему от рождения, – он убедил себя и других, что достоин большего. Меня это вдохновляет.

 

– Если собрать ваши скульптуры в одном зале, то получится звездная компания: Рианна, Дэвид Боуи, Энди Уорхолл, Эйми Уайнхаус, Курт Кобейн, Кейт Мосс. Вы увековечиваете звезд ради пиара своих работ, или это слишком примитивная трактовка?

– Во-первых, я восхищаюсь людьми с сильным характером, self-made – я сам такой; а во-вторых, я как портретист ищу людей с фактурной внешностью. Но следующая серия работ будет включать в себя не медийных людей – я их отберу сам, надо просто подать заявку. Пришлите информацию о себе и фото на мейл become.an.art@gmail.com. Участие в проекте абсолютно бесплатное.

– Вы не знакомы с героями своих работ лично, сложно работать по фото?  

– Да, и это намного сложнее, чем делать скульптуры с натуры, но за 10 лет я выработал особую технику, которая позволяет мне максимально точно передать и фигуру, и характер героя, но пока храню это «ноу-хау» в секрете.

 

 – Можете объяснить тем, кто не знаком с понятием «гиперреализм», что это такое?

– Лично для меня это возможность шокировать человека техническими возможностями.

 

– Ресничка к ресничке, волосок к волоску – тонко переданные детали на ваших скульптурах можно разглядывать часами. Вы родом из Прибалтики, признайтесь, спокойный характер и неспешная, тщательная работа над нюансами у вас в крови? 

– Абсолютно нет, но я пытаюсь развивать и закреплять в себе работоспособность и внимание к деталям.  Пока я работаю над скульптурой – успеваю с ней поссориться и снова влюбиться. Это эмоциональный процесс, но я не отступаю. Мне близко высказывание Макгрегора, что «талант не существует: есть только труд и ярое помешательство».

– Вы в детстве много рисовали, но почему в итоге призванием стало скульптурное изображение людей?

– Я люблю людей и делаю искусство для них и о них. Я не работаю для трансляции «межгалактической энергии», как многие современные художники. В школьные годы я мог изобразить на бумаге все что угодно – от абстракции до реализма, но я осознал, что люблю форму больше, чем цвет – поэтому мой выбор пал на скульптуру.

 

– Ваши работы выставляются в престижных галереях Мэйфера – самого богатого района Лондона. Вы можете кратко рассказать историю успеха студента художественной академии Вильнюса Эдгара Ашкеловича? Что способствовало становлению и востребованности – талант, который раскрылся в детстве, поддержка родителей, а может пробивной характер, удача, наконец?

–  Я родился в обычной семье, и родители меня не баловали. Первую похвалу я заработал как раз за рисование, и тогда я стал рисовать всегда и везде. Я поступил в художественную академию в Вильнюсе, получил знания в области минимализма, концептуализма, кинетики и перформанса, но скоро понял, что уперся «в потолок», и мои стремления находятся выше предложенного пути развития художника. Не зная английского языка, я сумел уехать в Англию по обмену – английский я учил в пабах за пинтой пива, закончил бакалавриат в Birmingham City University и все свои творческие планы связал с этой страной. После университета я жил в разных странах, участвовал в выставках, набирался опыта. Со временем моими работами заинтересовались арт-дилеры, в том числе и Жан-Давид Малат , который собирался открывать собственную галерею в Мэйфере – так мои  скульптуры оказались в Лондоне.

 

– Что вам дало британское образование?

– Свободу мышления. В Вильнюсе за ошибки строго наказывают, а в Великобритании царит полнейший хаос. Именно он и дал мне свободу мысли и самовыражения.

Беседовала Елена Лео

 

Газета благодарит  галерею JD Malat www.jdmalat.com за организацию интервью

С творчеством Эдгара Ашкеловича можно познакомиться на сайте скульптора www.aspencrow.com

или на инстаграм-странице: @aspencrow

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

Новые публикации


This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.