tickets
tickets

«Неслучайная встреча»: узнать настоящего Сергея Маковецкого

«Неслучайная встреча»: узнать настоящего Сергея Маковецкого
//Фото из архива С.Маковецкого

20 октября в Logan Hall состоится моноспектакль Сергея Маковецкого «Неслучайная встреча». Накануне его визита в Лондон наш журналист встретился с ним в Москве для того, чтобы обсудить постановку и поговорить о режиссерах, актерах и даже о страхе.

 

Страх сцены

Через 30 минут Сергей Маковецкий выходит на сцену в спектакле Римаса Туминаса «Евгений Онегин». Постановке уже более пяти лет, она шла на сцене двести с лишним раз, но Сергей Васильевич признается, что по-прежнему нервничает перед появлением на публике. При этом актер предельно собран и вежлив, в нем нет ни намека на спешку и суету.

За полчаса он успевает пообедать, загримироваться, выкурить две сигареты, пообщаться с коллегами по театру и, конечно же, побеседовать с нами. Кажется, что Маковецкий живет и движется в другом мире, существующем по своим, отдельным правилам.

Именно этот мир он покажет зрителям в моноспектакле «Неслучайная встреча», составленном Маковецким из монологов, фрагментов фильмов и воспоминаний…

Фото: Елена Майорова

— Идея спектакля появилась давно, глубокой бессонной ночью, когда мне впервые предложили выступить с творческим вечером. И я подумал: «Что делать?» Такой нормальный, извечный вопрос. А что если соединить моих персонажей, моих литературных героев и мои личные монологи? И началось… Я всю ночь монтировал, думал, какие должны быть фильмы, что все это значит. Определенно знал, что там будут любимые авторы – Чехов, Достоевский и Жванецкий. Но я должен был найти роли и персонажей, которые будут с ними «монтироваться», и мне удалось это придумать. Я подобрал фильмы, которые имеют для меня огромное значение. Балабанов, Михалков, Хотиненко, Урсуляк… Я выбрал именно те работы, которые до сих пор находят отклик во мне и которые наверняка знакомы и любимы зрителями.

Сергей Маковеций впервые пробует себя в качестве «режиссера», хотя и уверяет, что режиссура – это не его стезя.

— Режиссерские рамки – это прекрасно. Их отсутствие превращает спектакль в черт-те что. Нужно понимать, что у нас за жанр, в какую игру мы играем, и только тогда, когда все это есть, начинается актерская свобода. Герой начинает вести тебя за собой. В «Неслучайной встрече» я сам себе создал рамки, поскольку, беседуя один на один со зрителями, можно переступить дозволенное, уйти в приторную исповедальность, начать кокетничать. Моноспектакль – это не храм и не церковь, куда приходят исповедоваться. Это встреча. Надеюсь, очень искренняя. Мне очень понравилась оценка моего внука, ему 17 лет. Он посмотрел этот вечер и сказал: «Деда, у меня было ощущение, что ты был не на сцене, а рядышком со мной на кухне, и все лично мне рассказывал».

Маковецкий уже показывал «Неслучайную встречу» в США, Израиле, Эстонии и других странах, и каждый раз программа менялась и трансформировалась – из вечера «вопросов и ответов» она выросла в полноценный спектакль с четкими внутренними законами: если вам захотелось плакать, то будьте готовы к тому, что в следующую секунду Маковецкий заставит вас рассмеяться. Резкие эмоциональные перепады, словно качели, не дают зрителям «зависать» на месте.

— Это живая вещь, которая зависит от всех нас. Я дико волнуюсь перед каждым вечером, потому что, играя обычный спектакль, ты понимаешь: тебе помогут партнеры, автор, чужой текст. В моноспектакле ты – один на один с аудиторией. Зрители сначала смотрят на тебя на экране, а потом узнают тебя настоящего. И начинают любить тебя больше. Или меньше. Сморозил глупость – ну, значит сморозил глупость.

Фото из архива С.Маковецкого

Страх маски

Евгений Ткачук, Леонид Бичевин, Светлана Иванова, Данила Козловский, Петр Федоров – именно эти имена молодых актеров Сергей Маковецкий выделяет на современной сцене.

— Для актера самое главное – вовремя остановиться. Бывает, что все хорошо пошло, пошло, пошло, и ты, к сожалению, начинаешь видеть артиста только в одном качестве. И про меня вначале тоже все время говорили «простак».

Однако «простак» к Маковецкому не прилип. То ли удивительное чутье на выбор ролей, то ли «судьба» свели актера с фантастическими режиссерами, каждый из которых позволил ему раскрыться по-новому. «Неслучайная встреча» открывается одним из таких имен: Алексей Балабанов. Сергей Маковецкий сыграл в нескольких фильмах Балабанова, но роль в ленте «Про уродов и людей», без сомнения, одна из самых ярких.

— Работалось… даже не могу объяснить – так здорово и с таким удовольствием работалось! Леша умел очень точно ставить задачу. Например, он мне говорил: ты должен улыбнуться. Нет, это быстро. Ты должен улыбнуться в течение трех минут. И ты начинаешь фантазировать: что это, как это сделать, почему так медленно? Это осторожность, заторможенность – что? Появляется простор для фантазии, а фантазия в актерской профессии богаче любого знания. Именно поэтому я очень люблю играть персонажей, которых не до конца понимаю, и отказываюсь от тех героев, которых знаю очень хорошо.

Фото из архива С.Маковецкого

Страх языка

— Im hungry. Sorry. My English is very poor. I do not understand, excuse me,– Сергей Маковецкий говорит по-английски с очень приятным и мягким акцентом. Однако уверяет, что знает язык не очень хорошо, но даже если бы и говорил на нем в совершенстве, то играть не на русском все равно бы не смог: другие интонации, нет нужного смысла в словах. Работая с такими мэтрами, как Йос Стеллинг, Маковецкий все равно играл именно на русском. «Лучше потом сделать дубляж». Да, и работать, и жить он может только в России, ведь язык – это не просто способ общения, а корни человека, его основа, его воспитание.

— Плохой студент я был. Лентяй. Имея способности к учению, я получал одни пятерки, но практически никогда не учился. Легко все очень давалось. Теперь жалею и каждый раз думаю, что вот, надо все-таки выучить язык, потому что его незнание обедняет.

Несовершенное знание английского никогда не мешало Маковецкому понимать иностранную публику. Если зрители не знают русского и должны читать перевод спектакля, то Маковецкий мастерски делает паузы именно в тот момент, когда публика внимательно смотрит на электронный суфлер, чтобы ни одна актерская эмоция не ускользнула и не прошла мимо.

— Лондон – потрясающая театральная столица и родина великолепных актеров: Ванесса Редгрейв, Райф Файнс… мне было очень приятно, когда Райф Файнс сказал мне, что «Дядя Ваня – это моя душа». Лондонская публика смотрела на нас с почтением и восторгом. Мы, русские актеры, не были для них исчадием ада. Наше занятие вообще самое мирное, поэтому нас нужно отправлять на переговоры и заседания всяких комиссий. Пусть сначала посмотрят «Дядю Ваню», и все вопросы тут же будут решены.

Наша профессия говорит только о душе, и это понятно в любой стране и на любом языке.

Беседовала Елена Майорова

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.