Страх и очарование: суспирический взгляд Луки Гуаданьино

Страх и очарование: суспирический взгляд Луки Гуаданьино

«Суспирия» (Suspiria)
Режиссер: Лука Гуаданьино
США, Италия, 2018

Сюжет

Западный Берлин, 1977 год. Начинающая танцовщица Сьюзи (Дакота Джонсон) переезжает из американской глуши в знаменитую танцевальную школу «Маркос». Преподавательницы моментально замечают талант девушки, и даже мадам Бланк (Тильда Суинтон), возглавляющая школу, отвлекается от репетиций, чтобы посмотреть на Сьюзи. В школе тем временем творятся странные вещи. Незадолго до приезда Сьюзи из школы пропала другая талантливая танцовщица Патриция (Хлоя Грейс Морец). Руководство школы говорит, что девушка присоединилась ко «Фракции Красной армии» и ушла в подполье, но ее лучшие подруги сомневаются в такой трактовке событий – слишком странно Патриция себя вела незадолго до исчезновения.

Вопросы об исчезновении Патриции начинает задавать и ее психоаналитик Джозеф Клемперер, которого по легенде Гуаданьино играет неизвестный немецкий актер Лутц Эберсдорф, но на самом деле это снова Суинтон в слоях грима и протезов. Прежде чем исчезнуть в неизвестном направлении, Патриция пришла на сеанс к Клемпереру и рассказала о том, что все преподаватели в школе – ведьмы и им что-то от нее нужно, а жизнь девушки находится в опасности. Психоаналитик в ведьм не верит, но уверен, что в школе происходит что-то неладное, а травмированное сознание впечатлительной Патриции замещает эти события метафорами о колдовстве. Клемперер, конечно же, слишком наивен в своей рациональности, чтобы вовремя понять, что ведьмы существуют, живут в Берлине и хорошо танцуют.

Римейк, как ядерное переосмысление

Формально, «Суспирия» – это римейк одноименного фильма итальянца Дарио Ардженто, который вышел на экраны в 1977 году, шокировал зрителей и за прошедшие сорок лет стал культовым фильмом ужасов. Гуаданьино посмотрел «Суспирию» в нежном подростковом возрасте и так впечатлился, что решил стать режиссером и снять свое видение этой истории. В 90-х Гуаданьино познакомился с Тильдой Суинтон, тоже фанатом фильма Ардженто, и с тех пор эта парочка вынашивала план съемки этой картины.

Вот так выглядела первая «Суспирия»:

А вот так новая переосмысленная версия:

 

В отличие от оригинала, который был масштабным ударом по чувствам, особенно по зрению, с невиданными яркими красками, и по слуху, с ломающим любые киностандарты саундтреком Гоблина, «Суспирия» Гуаданьино совсем не похожа на римейк в классическо-голливудском представлении этого слова. Это скорее переосмысление. Новая «Суспирия» тоже становится ядерным ударом по зрителям, но свои удары Гуаданьино наносит в собственном, не похожем на Ардженто, стиле.

Исторический контекст и гендерный подтекст

От картины Ардженто Гуаданиьно оставил лишь имена героев, немецкий фон, шабаш ведьм под видом танцевальной школы, несколько сюжетных цитат и атмосферу чего-то необъяснимого за зеркальными стенами танцевальной студии. В своей версии Гуаданьино добавил к хронометражу почти час, заменил обезумевшие яркие цвета на сдержанные тона 70-х, а вместо громкого саундтрека Гоблина в новой версии звучит меланхоличный Том Йорк из Radihead. Если в первой «Суспирии» весь сюжет можно записать в два предложения, а сама картина была скорее высказыванием о форме, чем о содержании, то фильм Гуаданьино гораздо сложнее. В нем появляется исторический контекст, который напрочь отсутствовал у Ардженто: действие новой «Суспирии» происходит на фоне «Немецкой осени», а немецкая история первой половины ХХ века очевидно нависает над сознанием героев и даже является источником вдохновения для главного танцевального номера академии.

Впрочем, кроме важности исторического контекста, нельзя упускать из вида и то, что это очень женский фильм: мало того, что «ведьма» – исключительно женская «профессия», так и в самом фильме почти нет мужчин. Большинство ролей в этом фильме женские, главную мужскую роль тоже играет Тильда Суинтон, а еще несколько мужчин, попавших в этот женский междусобойчик, получают по заслугам за проступки всех своих предков. В отличие от многих фильмов ужасов, в которых истории ведьм рассказываются с мужской, «салемской», точки зрения, «Суспирия» ведьмами не пугает, она ими завораживает. У Ардженто Сьюзи боялась происходящего в академии; новая же героиня, может, и переживает из-за странного поведения некоторых учениц и преподавательниц, но эти странности привлекают ее как магнит. И ведьмы показаны не страшными демонами, это достаточно понятные персонажи, которые борются за собственное выживание, пусть и не самыми приятными и приемлемыми методами, кстати, именно из этих методов вырастают самые сильные и шокирующие сцены в фильме.

Новый «ведьминский» взгляд на женское предназначение

«Суспирия» Гуаданьино – это не стандартный фильм ужасов; он не укладывается в привычную для «хоррора» формулу. При этом это один из самых страшных и травмирующих фильмов, заставляющих по-новому взглянуть на темы материнства, сестринства, отношений между полами, памяти, вины и долга. И этот новый взгляд – занятие некомфортное, но, кажется, очень нужное. Гуаданьино в каждом своем фильме говорит на привычные темы свежим, ломающим удобные формулировки языком, а порой даже поднимает вопросы, в ответ на которые принято молчать. В «Суспирии» он говорит о тех чувствах, которые принято скрывать в темных углах сознания и для которых режиссер нашел не только слова и картинки, но даже танец.

Подготовила Юлия Юзефович

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.