Французы мечтают о социализме внутри капитализма и… новом Евросоюзе

Французы мечтают о социализме внутри капитализма и… новом Евросоюзе
Стороны надеются, что соглашение укрепит сотрудничество двух стран во всех областях //flickr.com/nato

Зураб Налбандян

В европейской прессе появились сообщения, что Германия и Франция готовятся подписать обширное соглашение, которое аналитики называют прототипом будущего Евросоюза.

Ахен – город соглашений

Договор, расширяющий сотрудничество между странами, будет подписан на этой неделе в Ахене, ровно через 55 лет после того, как Шарль де Голль и Конрад Аденауэр подписали так называемый «Елисейский договор» между Францией и тогдашней ФРГ.

Стороны надеются, что соглашение укрепит сотрудничество двух стран во всех областях. Оно также предполагает создание евроокругов – особой формы европейской интеграции между населенными пунктами, расположенными на приграничных территориях двух стран – на всей протяженности франко-германской границы.

Теперь руководство двух стран будет проводить отдельные консультации до всех крупных совещаний на уровне ЕС и Совета Европы и вырабатывать единую позицию по всем вопросам. Такое объединение усилий и без того двух самых мощных стран ЕС стало одним из последствий «Брекзита».

Предполагается, что Франция будет лоббировать принятие Германии в Совет Безопасности ООН, чего не только давно добивается сама Германия, но в чем нуждается и ЕС, чтобы иметь в СБ больше голосов, т.к. Британия останется в нем как независимое государство. ЕС опасается, что, имея всего один голос в СБ ООН, он не сможет должным образом лоббировать свои интересы, а попытки добиться отдельного места для представителей Брюсселя пока не встретили понимания.

Оставшиеся страны ЕС с опасением относятся к грядущему мощному альянсу Германии и Франции, остерегаясь, что и без того самые влиятельные и богатые страны получат уж слишком большое преимущество перед остальными.

Но лондонская The Times отмечает, что такой союз, скорее, стоит приветствовать, потому что доминирующие в других регионах или откровенно крайне левые политики, или атавистические националистические партии недоговороспособны, а для того, чтобы ЕС сохранился и смог противостоять вызовам США, России, Китая и Индии, франко-германское евроядро просто необходимо.

Макрон дал слабину

Когда 39-летний Эммануэль Макрон въехал в Елисейский дворец в мае 2017 года, он бросился реформировать Францию в надежде на результат к концу пятилетнего президентского срока. Но его политического капитала не хватило и на два года: народ восстал, и Макрон пошел на уступки.

Бунт «желтых жилетов» заставил власти Франции свернуть налоговую реформу, а вместо обещанной экономии пуститься на новые многомиллиардные траты. Поводом для протестов стал новый экологический сбор на и без того дорогой бензин, а причины уходят корнями в программу реформ Макрона, которую он начал еще будучи советником и министром экономики при предыдущем президенте Франсуа Олланде.

Цель – вывести экономику из летаргического сна. Для этого надо ущемить щедрые права работников в пользу работодателей, сократить госрасходы и налоги в надежде, что богачи и бизнес увеличат инвестиции.

По оценке BBC, экономика Франции находится в тяжелом состоянии. Она стагнирует уже второе десятилетие. С начала ХХI века подъем ВВП в среднем едва превышал 1% в год, что ниже, чем в целом по «Большой семерке» развитых стран. После финансового кризиса десятилетней давности безработица держалась вокруг отметки 10%, а это почти вдвое выше, чем в соседних Германии и Великобритании. Бывший банкир Макрон уверен, что корень проблемы – социалистический уклад французской экономики.

Протестующие требуют «головы Макрона»

Десятилетия профсоюзной борьбы превратили рынок труда в один из самых зарегулированных в мире. Французский трудовой кодекс – собрание вековых правил на три с лишним тысячи страниц.

В результате частные компании чураются найма, бюджетники увлеченно бастуют, а всем работникам гарантированы невиданные для большинства развитых стран права.

Пенсионная система во Франции не менее щедрая и запутанная, она насчитывает более 40 вариаций. На зарплаты бюджетникам Франция тратит около 13% ВВП, что в полтора раза выше, чем в Германии. В целом госрасходы составляют более половины ВВП страны – это самый высокий показатель в Европе.

Налоговые сборы – 46,2% ВВП – на треть превышают средний показатель трех десятков членов ОЭСР – клуба богатых стран. В этом году Франция сместила с первого места давнего лидера – Данию. Из-за высоких налогов с начала века страну покинули десятки тысяч миллионеров, и по некоторым оценкам, Франция ежегодно недополучает из-за этого 5 млрд евро налогов и примерно столько же инвестиций. Это сопоставимо со всеми сборами налога на богатство в прошлом году.

Несмотря на социалистическое лицо французского капитализма, приблизительно 9 млн французов, или 14% населения, живут в бедности.

Президент богачей?

Первый год у власти Макрон и его сторонники в парламенте посвятили реформам налоговой системы, рынка труда и железнодорожной госкомпании. Следующий этап, объявленный незадолго до протестов, обещает затронуть еще более чувствительные сферы: здравоохранение, пенсионную систему и госслужбу. В результате рейтинг Макрона рухнул до 26%.

Одним из первых изменений стало снижение налога на богатство. Его платили французы с состояниями свыше 1,3 млн евро – таких несколько сотен тысяч, но не больше, чем полпроцента населения. И хотя этот налог – красная тряпка для «желтых жилетов», называющих Макрона «президентом богачей», он приносит казне менее 2% всех налоговых доходов, или около 5 млрд евро в год. Теперь он из тотального сбора превратился в точечный налог на собственность и предметы роскоши. Дивиденды и доходы от операций на финансовых рынках будут облагаться по фиксированной ставке 30%. Это сократит вклад богачей в бюджет на две трети, однако призвано увеличить долю сбережений и инвестиций, вернуть миллионеров в страну и компенсировать сиюминутную недостачу, надеется Макрон.

Второе существенное изменение – снижение налогов на бизнес. Сейчас треть прибыли компании отдают в казну, и Макрон обещал за пять президентских лет привести эту долю ближе к одной четверти, как у европейских соседей.

Еще одно нововведение – экологический сбор в размере 3,9 цента за литр бензина и 7,6 цента за литр дизтоплива. Доходы должны были пойти на возобновляемую энергетику. Популярные у горожан «зеленые» инициативы не нашли отклика в провинции и стали той искрой, из которой разгорелось пламя протестов.

Госрасходы сейчас составляют более 56%, что на 10 процентных пунктов выше среднеевропейского уровня. Макрон обещает снизить этот показатель до 51% к 2022 году.

Французский рынок труда славится твердыми гарантиями трудоустройства и масштабным перекосом в пользу работников в трудовых спорах. Макрон уверен, что негибкий рынок труда, многоступенчатая защита занятости и многомиллиардные затраты на переквалификацию и страховки от потери работы снижают мобильность рабочей силы и ограничивают рост бизнеса. Первый этап этой реформы, еще при Олланде, фактически положил конец 35-часовой рабочей неделе, допустив многочисленные отклонения от этой практики. Став президентом, Макрон пошел дальше.

Впрочем, не все реформы вызвали возмущение улицы. Программа «Мое здоровье 2022» обещает увеличить число врачей, решить проблему нехватки участковых терапевтов, в том числе в глубинке, и принимать больше абитуриентов в медицинские вузы. В следующем году на это выделено 400 млн евро. В сентябре Макрон пообещал 8 млрд евро на борьбу с бедностью. Деньги пойдут, в том числе, на дошкольное и профессиональное образование.

Под давлением «желтых жилетов» Макрон дал слабину. Вместо сокращения госрасходов он объявил об их увеличении, заморозил цены на бензин и поднял минимальную месячную зарплату на 100 евро в месяц, несмотря на то, что по паритету покупательной способности она и без того самая высокая среди стран «Большой семерки».

Ему пришлось отменить повышение налогов на малоимущих пенсионеров и сверхурочные. Правительство теперь думает, не отложить ли снижение налога на прибыль для крупных компаний и не вернуться ли к прежней версии налога на богатство.

Чтоб понравиться французам!

Беспорядки в центре Парижа пришлись на традиционное время предновогодних покупок и обернулись потерей примерно 1 млрд евро для розничной торговли. Министр экономики Франции назвал протестные выступления «катастрофой для экономики страны». В целом меры, объявленные президентом под влиянием уличных протестов, обойдутся казне в 10 млрд евро.

Теперь реформы молодого президента если не остановлены, то по меньшей мере отложены. И чтобы спасти свой серьезно пошатнувшийся авторитет, сбить волну протестов и успокоить избирателей, Макрону необходимо пойти на какие-то решительные шаги, которые в потенциале понравятся французам. Вполне возможно, что пакт с Берлином будет в их числе.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.