Три года на улице

Три года на улице
Фото:123rf.com

34-летний Сергей Завьялов – родом из литовского Висагинаса. Он в двух словах рассказал о своей истории на странице «Англии» в «Фейсбуке» – под недавним постом, в котором мы рассказывали о возможных вариантах помощи замерзающим бездомным.

Сергей знает обо всем не понаслышке, ведь он прожил на улицах Лондона три года, пока его оттуда не забрала англичанка по имени Кристина.

По словам Сергея, когда-то он сам относился к бездомным с предубеждением и старался держаться от них подальше, полагая, что его-то это точно не коснется. После трехлетних мытарств и длительной героиновой зависимости выглядит и говорит он на удивление неплохо, только немного нервничает и сильно потеет – возможно, это побочный эффект метадона.

В Лондон Сергей приехал в 2006 году, тогда ему был всего 21: пригласил друг, сказал, приезжай, здесь есть работа. Банальный сценарий для многих русскоговорящих из Прибалтики.

«Друг ожидал, что я знаю английский. Английского я не знал. В итоге работы нет, но пока есть гроши, какие мама дала. На фабрику устроиться, опять же, это время, хозяин квартиры не хочет ждать, ему оплата срочно нужна. Сколько-то перебивался. И каждый раз, когда домой возвращался, видел этих бездомных, они вечно стояли у станции East Ham… Грязные, немытые, пахнут… я старался держаться подальше. Не думал, что скоро попаду в их ряды.»

Друзья Сергея, из того же Висагинаса, употребляли героин и предложили ему попробовать. «Разобрало любопытство. Самое интересное, я еще и в Висагинасе знал: ну нельзя! Никак! Героин не трогай никогда. А тут — почему бы и нет… Попробовал один, второй раз. И все…»

По тем временам героин стоил £15 за «чек» – это две-три дозы на день. А нужен был наркотик каждый день. Без него тело болело как переломанное. Какое-то время ребята из Висагинаса еще прожили вместе. Потом начал накапливаться долг за квартиру. Платить было нечем. Из братьев старший работал, а младший и Сергей вместе с ним воровали по магазинам еду и спиртное. Но постоянные аресты и приводы в полицию ему надоели, и, впоследствии оказавшись на улице, он нашел способ заработка: попрошайничество.

«Те самые бездомные у метро, которых я сторонился, мне все объяснили. Что, как, где, куда идти, если ты голодный, где помыться. Раньше на Уайтчепеле возле старого госпиталя была церковь, ты можешь прийти туда, заплатить какую-то мелочь, поесть-помыться-одеться. Потом на Стратфорде была такая же церковь, в воскресенье я туда ходил, но там была только еда. Потом объяснили, к кому лучше не подходить на улице. В первый раз я с этим столкнулся, наверное, через год уже. Подходит пожилой индус. Говорит: пойдем, я тебе покушать дам, помоешься, достает деньги. Понятно, что ему надо, еле отбился… И вот мне объяснили, что лучше с такими не связываться. Один раз откажешь, а в следующий раз они тебя выследят – и ножичком. В пятницу вечером в Сохо специально собираются те, кто не против заняться проституцией,– есть и мальчики, и девочки начиная лет с 13».

Среди основных причин, почему люди оказываются на улице, Сергей называет зависимость. Но есть и ситуации, когда подростка выбрасывают из дома нетерпимые родители. Кто-то бежит от побоев, кто-то совершил мелкое преступление и срывается с места. Почему же бездомные редко обращаются за помощью в благотворительные организации?

«Была на Илфорде такая контора, где можно было жить, но проблема в том, что надо собрать документы: паспорт, что-то из Job Centre. Кто-то даже умудрялся это сделать… Но проблема в том, что человеку помощь нужна прямо сейчас! А еще у многих, кто на улице живет, документов нет вообще. Они их продают – многим нужно гражданство Британии или ЕС. Мой паспорт забрал в залог хозяин квартиры, потом он его «потерял». Еще у меня была ID card. Потом, естественно, все это закончилось, я остался без документов. В посольство идти — надо ехать, нужны деньги, себя надо в порядок привести». 

Попрошайничество приносило Сергею стабильный доход. Хотя часто прохожие ругали его, мол, иди работай.

«Я подхожу в кафе какое-нибудь, в «Макдональдсе» в зеркале смотрю на себя: борода, волосы торчат. Ну кто ж меня такого красивого возьмет на работу? Один день в неделю ты можешь где-то помыться, а собеседование у тебя на следующей неделе в понедельник – к тому моменту ты уже грязный. Помогала нелегальная работа – я разгружал мясо. У индийцев на Manor Park базар до сих пор работает. Приезжает фура здоровая, там три ноги быка по 350 кг каждая и маленькие тушки барашков. Ты их разгружаешь, получаешь £25 за ночь.»

Спал Сергей сначала в ночном автобусе, когда-то были такие длинные, с гармошкой посредине…

«Потом лавочку прикрыли, контролеры начали больше ездить, и я нашел место в парке… Берешь одеяло-подушку, которые выкинули, и устраиваешься поудобнее. Это пока лето, а зимой пленка, матрасы – все, что угодно, чтобы дождь не мешал. Зачастую я сутками не спал. Был выбор: хочешь — иди спи, но дозу тебе никто не поднесет. Поэтому я все время собирал деньги, чтобы потом купить героин и хоть какой-то еды. Везло, когда попадались добрые люди: кто еды даст прямо из кафе, кто денег отвалит: бывало, и по 40-50 фунтов. Это спасало.» 

Распространенная проблема на улице – агрессия пьяных и неадекватных. Друга Сергея избили битами за то, что он спал на кладбище, никому не мешая. К счастью, полицейские в таких случаях сразу вызывают скорую помощь.

«Когда бездомный попадает в полицию, офицер сразу спрашивает его: есть проблемы, врач нужен? Ты сообщаешь: да, есть проблемы с наркотиками, тебе предлагают программу реабилитации. Но по тем временам, чтобы в ней участвовать, у тебя опять же должно было быть постоянное место проживания.  Ну и смысл заполнять все эти документы! Доктор придет, пару таблеток метадона даст, поспишь в камере хотя бы, а потом на выход. Самое хорошее, что здесь полиция нормальная, участливая. Человеческое понимание от них ты чувствуешь. Не боишься, как наших. Хочешь есть — на, ешь. Хочешь кофе — на кофе.»

Кульминация этой печальной истории – хэппи-энд, встреча Сергей со спасительницей. Дама сердца столкнулась с ним на улице – он предсказуемо попросил у нее денег. Это был уже третий год его жизни на улице.

Единственный плюс бездомной жизни – на улице Сергей прекрасно выучил английский, и у него с Кристиной практически нет проблем с «трудностями перевода»

«Я успел: как психологи говорят и врачи, есть определенный срок, когда человека с улицы можно еще вернуть обратно. Кристина – католичка, она верит в Бога, причем очень сильно. И, как она объяснила мне, Бог ей сказал: «Забери его, иначе он останется на этой улице». Она пошла, нашла меня, знала, где я обычно собираю деньги. Сказала: «Будешь жить у меня». Спустя какое-то время, месяца три прошло, я украл у нее деньги. Я продолжал употреблять героин. Естественно, обнаружив пропажу, Кристина меня выгнала. Но спустя три месяца опять меня нашла и сказала: «Я поняла, в чем твоя проблема, не бойся – все будет в порядке». Потом мы с ней подали на программу реабилитации. Она подтвердила, что я живу у нее в квартире, и я смог поступить на лечение. Через год мне сделали паспорт.»

Изменилась к лучшему жизнь и самой Кристины, которая работает уборщицей. Сергей предложил ей купить кое-какую технику, завести животных…

«Она долго упиралась. «Нет, не надо, мы не будем ничего покупать». У нее не было ни котенка, ни ребенка: в 18 лет ее практически изнасиловали, и с тех пор она зареклась с мужчинами иметь дело. Первое, что мы купили, – маленький DVD-плеер. Купил я тогда Кристине диск, какую-то комедию. Она смотрела и хохотала как ребенок, впервые увидевший клоуна. Потом мы уже купили ей ноутбук, телефон, завели трех котов. Отношения у нас действительно очень странные. Дружбой их не назовешь, спим вместе, все делаем вместе. Многие мои друзья считают, что это просто чувство благодарности с моей стороны. Я говорю: я бы понял это за эти годы и ушел. Но у меня есть чувства к ней. Она удивительная: сильная, смелая, настоящий ураган, могла бы открыть свой бизнес легко, но намеренно довольствуется малым.

Мама моя, смешная, когда познакомилась с Кристиной, сказала: «Не мог помоложе никого найти?» Хотя они уже меня похоронили за те годы, что я почти не выходил на связь.  

А вот ее друзья и семья сначала принимали меня в штыки, говорили, что ограблю, зарежу. Потом уже, когда годы прошли, они поменяли свою позицию с плюса на минус, но почему-то считают, что мне от нее все время что-то нужно. Хотя что?»

Сейчас Сергей не работает, помогает Кристине по хозяйству. Говорит, что мешает прием метадона по расписанию, и в этом году терапия должна наконец закончиться. А «для полного счастья работа ему нужна обязательно».

На вопрос «как помочь бездомному человеку» Сергей ответил следующее:

«Надо сначала решить для себя: а хочешь ли ты ему помочь? И что ты можешь ему дать? Лучше всего подойти и узнать, какая у него проблема и что ему сейчас нужно. Как я сказал раньше, люди часто покупают еду. Но на тот момент человек может быть неголодный. Хранить еду негде. Она уйдет в мусор. Подойди, узнай. Если он хочет есть, купи еды и все равно дай денег. Потому что важнее них для него ничего не будет. Даже если это на дозу. По крайней мере, он продержится какое-то время.»

И, возможно, случится чудо… Оказавшийся на улице человек кому-то окажется нужен не благодаря чему-то, а вопреки всему – так, как Кристине был нужен Сергей.

Подготовила Ксения Дьякова-Тиноку

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

2 Comments

  • Ed
    21.02.2019, 18:29

    "купи еды и все равно дай денег. Потому что важнее них для него ничего не будет. Даже если это на дозу"…
    Еда – а, но зачем поощрять наркомана деньгами? Может ему герыч тогда сразу приносить?..Каким образом он с иглы слезет и попытается вернутся к нормальной жизни, если ему на наркотики на блюдечке с голубой каёмочкой приносят? Зачем ему что-то менять?..Насчёт помыться – если есть возможность £ 25 за разгрузку заработать, почему не взять абонемент на месяц в спортзал – там не спортом заниматься, но можно хоть каждый день мыться..Понятное дело, что они зависимые люди, и у них одна цель – уколоться и забыться..Просто к чему все эти оправдания?

    REPLY
  • RR@Ed
    14.03.2019, 09:45

    Отличный комент, Ed!
    Всё так, всё в точку! Героноинового торчка очень сложно исправить, если он сам того не хочет. Торчку из рассказа не сильно хотелось что то в жизни менять и только поэтому он провёл на улице 3 года, а не пару месяцев. Рассказы про пасспорта и прочее это всё ерунда – милостыней он мог запросто набрать на всё что надо. Только некогда… надо герыч мутить и бухать и жалеть себя. К сожалению только немногие могу найти силы.
    А метадон в большинстве случаев это просто самообман

    REPLY

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.