Победа «Зеленой книги»: назад в 1990 год

Победа «Зеленой книги»: назад в 1990 год

«Зеленая книга» Питера Фаррелли получила «Оскар» как «лучший фильм», чем моментально взбесила интернет и большинство кинокритиков. «Англия» рассказывает, почему на этот раз прав интернет, а не Киноакадемия

В прошлые годы у «Оскара» всегда был фаворит в номинации на лучшую картину. На этот раз чуть выше шанс на победу был у «Ромы» Альфонсо Куарона, но из анонимных комментариев на The Hollywood Reporter выходило, что члены Киноакадемии активнее голосовали за «Фаворитку» и «Черного клановца». В списке номинантов значилась и «Черная пантера» – второй самый кассовый фильм года и первый «супергеройский» фильм, номинированный на главный «Оскар». Чем не идеальная возможность оправдаться за #OscarsSoWhite?

Академия действительно решила доказать, что она поняла прошлые ошибки, но сделала это очень своеобразно и, ко всеобщему удивлению, вручила «Оскар» за лучший фильм «Зеленой книге» Питера Фаррелли. Джулия Робертс только успела произнести слова «зеленая» и «книга», а Спайк Ли уже помчался в сторону выхода (правда, из зала его не выпустили), «Твиттер» начал атаку мемами, а журналист LA Times Джастин Чанг опубликовал статью, в которой объяснил, почему «Зеленая книга» – худший победитель в номинации «Лучшая картина» со времен «Столкновения».

До «Оскаров» фильм Фаррелли выиграл «Золотой глобус» за «лучшую комедию или мюзикл», на фестивале в Торонто ему вручили приз зрительских симпатий, Махершала Али собрал, кажется, все призы за лучшую мужскую роль, а на imdb.com «Зеленая книга» уже попала в список 250 лучших фильмов. Впрочем, всем достижениям картины сопутствовал бесконечный поток обвинений и критики как в адрес самого фильма, так и в отношении ее создателей и актеров. Родственники Дона Ширли заявили, что сюжет фильма не имеет отношения к реальности, а Ширли и Валлелонга никогда не были друзьями. Вигго Мортенсен в одном из выступлений смачно высказался о фильме с использованием «н-слова». Али извинился за то, что не проконсультировался о своей роли с родственниками Ширли. В интернете нашелся старый твит Ника Валлелонги в поддержку теории Дональда Трампа о мусульманах, якобы отмечавших 11 сентября в Джерси-сити (самое время вспомнить, что Махершала Али – мусульманин), а из старого материала Newsweek выяснилось, что Фаррелли показывал свой член Камерон Диаз и считал это отличной шуткой.

Но даже если выкинуть из уравнения гениталии и ксенофобию, главная проблема все равно остается: это фильм о расовом конфликте, который рассказан с позиции белого американца. Тот факт, что создатели «Зеленой книги» не упомянули в своей благодарственной речи Дона Ширли, лишь подтверждает очевидное – это фильм не о Ширли и его решении концертировать по южным штатам, а о Тони Валлелонге, который был расистом, а после общения с Ширли стал нерасистом. Ура! Даже это заявление кажется спорным: в начале фильма Валлелонга выкидывает стаканы, из которых пили афроамериканские сантехники, а через два часа он становится самым толерантным парнем в Бронксе. Дело даже не в фантастичности такого сценария, а в том, что ни в 60-е, ни сейчас недостаточно быть «нерасистом»; надо быть антирасистом. «Нерасист» — это не повод для почетной медальки, а лишь базовая конфигурация нравственного человека.

То же самое относится и к самому фильму: «Зеленая книга» пытается стать всего лишь «нерасистским фильмом» о расе, в то время как и «Черный клановец», и «Черная пантера» – это, безусловно, антирасистские, антифашистские и антиколониальные заявления. Фильм Фаррелли сделан белыми американцами для белой же аудитории. Валлелонга здесь превращается в классического «белого спасителя», объясняющего черному герою, в чем он неправ и как ему жить. Герой Мортенсена заявляет, что он лучше понимает афроамериканцев, ведь он, бедный парень из Бронкса, ест жареную курицу и слушает Арету Франклин. Что сводит афроамериканцев к стертому в пыль стереотипу о бедных и необразованных людях, которые любят KFC и не понимают классическую музыку.

«Зеленая книга» создана и с учетом «белой вины»: грехи предков скрыть уже нельзя, но многие белые американцы пытаются отделить себя от систематического расизма, доказав и себе, и остальным, что где-то в прошлом было плохо, но мы все исправили. Фильмы Спайка Ли, Райана Куглера и Барри Дженкинса напоминают своим белым зрителям, что они продолжают получать выгоду от этой системы, поддерживают ее своим «All Lives Matter» и даже голосуют за нее. Но кто хочет видеть себя откровенным злодеем? «Зеленая книга» позволяет белым американцам поверить в собственную благодетель: мы не злодеи, мы просто запутались.

В 1990 году «Оскар» за лучший фильм получил «Шофер мисс Дейзи», в котором афроамериканец Хоук работает шофером у закостенелой расистки, которая к концу фильма осознает свои ошибки. В том же году «Оскар» проигнорировал одну из лучших картин Спайка Ли «Делай как надо!», отметив его лишь номинациями за сценарий и игру второго плана. Прошло тридцать лет. Спайк Ли, наплевав на вежливость, заявляет, что судейство вынесло неправильное решение, а за все эти годы по существу ничего не изменилось, лишь мисс Дейзи и Хоук поменялись местами и превратились в Дона Ширли и Тони Валлелонгу.

«Зеленая книга» — это не победа над расизмом и не прогресс в Киноакадемии, а отказ поверить в то, что расизм продолжает оставаться основой американского общества, и бороться с ним надо чуть более активно, чем фразами: «Давайте жить дружно. Давайте, вы прекратите жаловаться. Все же хорошо, да?»

Подготовила Юлия Юзефович


Читать рецензию автора на фильм:

Борьба с расизмом сквозь фильтры Голливуда

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.