Почему Корбин согласился на второй референдум по «Брекзиту»?

Почему Корбин согласился на второй референдум по «Брекзиту»?
Поведение Корбина перед первым референдумом объяснялось его личной неприязнью к слишком либеральной позиции Евросоюза //flickr.com/zongo

Зураб Налбандян

Индифферентный социалист

В поисках ответа на вопрос, поставленный в заголовке этой статьи, придется вернуться в весну 2016 года, когда избранный незадолго до этого лидер лейбористов Джереми Корбин не проявлял почти никакой активности в борьбе против наиболее решительных «брекзитеров», всеми правдами и неправдами старавшихся убедить избирателей в необходимости вытолкнуть Великобританию из Евросоюза.

У многих наблюдателей сложилось тогда впечатление, что лидеру лейбористов как будто было все равно, где окажется его страна: в Европе или вне ее. Даже тогда, когда Найджел Фарадж, Борис Джонсон и иже с ними лезли из кожи вон, чтоб доказать тем, кто пойдет в июне к избирательным урнам, что без ЕС населению Соединенного Королевства будет несравнимо лучше, чем с ним.

Пока тогдашний премьер-министр Дэвид Кэмерон и проевропейские министры его кабинета – в особенности глава Минфина Джордж Осборн – с фактами в руках доказывали обратное, тогда как лейбористы под руководством Корбина упорно проявляли плохо скрываемую индифферентность.

Результат не заставил себя долго ждать. Всего за неделю до референдума почти все опросы показывали, что сторонники Евросоюза лидируют с приличным отрывом в 4-7%. Но в последнюю неделю картина стала быстро меняться. Пропагандистская шумиха, устроенная «брекзитерами» из числа консерваторов, членов UKIP и даже проевропейски настроенных лейбористов, начала приносить свои плоды.

24 июня 2016 года в 04:55 утра многолетний телеведущий первого канала ВВС Дэвид Димбелби с плохо скрываемым удивлением объявил сенсационные итоги референдума. За «Брекзит» проголосовали 51,9%, или 17 миллионов, 410 тысяч и 742 человека. Против – 48,1%, или 16 миллионов, 141,241 человек.

В общей сложности в референдуме приняли участие более 33,55 млн британцев. Преимущество победителей над побежденными составило чуть меньше 4% голосов. В численном выражении речь идет о миллионе с четвертью.

Левак запутался

И все-таки, почему Корбин фактически отстранился от энергичной защиты членства Великобритании в Евросоюзе? Что толкнуло его на сторону «брекзитеров» в 2016 году? Это непраздные вопросы. Правильные ответы на них с большой вероятностью могли бы внести серьезные коррективы в результаты первого референдума и избавить британцев от стресса, который многие из них испытывают на протяжении почти трех последних лет.

Некоторые британские политические аналитики придерживаются мнения, что поведение Корбина перед первым референдумом объяснялось его личной неприязнью к слишком либеральной позиции Евросоюза, который чрезмерно откровенно следует идеологической линии таких ведущих западных стран, как Соединенные Штаты, Великобритания, Франция, Германия, Япония, Канада.

В таком объяснении поведения лидера лейбористов накануне июньского плебисцита 2016 года безусловно есть доля здравого смысла. Ведь Корбин уже много десятилетий является ярым поборником идей Маркса и Троцкого. Он активно поддерживал Ирландскую республиканскую армию (ИРА), требовавшую присоединения Северной Ирландии к Ирландской Республике. Откровенно сочувствовал палестинцам, обещавшим сбросить Израиль в Средиземное море. Симпатизировал Кубе, СССР, выступал против войны в Ираке, за отказ Британии от ядерного оружия. Словом, что и говорить, заслуженный левак, который по сей день пишет еженедельные комментарии в газету британских коммунистов Morning Star.

Политику с таким послужным списком вряд ли по пути с современными брюссельскими либеральными бюрократами.

Ошибка или предупреждение?

Какими будут для лейбористов последствия нынешнего раскола? Тут мнения расходятся. Одни наблюдатели полагают, что уход «Группы восьмерых» есть не что иное, как результат ошибки руководства партии, которая не сумела выбрать политическую платформу, которая в большей или меньшей степени удовлетворила бы основную массу депутатов-лейбористов.

В этой связи все обозреватели сравнивают нынешнюю ситуацию с началом 80-х годов, когда эту же партию покинула «Группа четырех». В нее входили только четыре парламентария, однако по определению The Daily Telegraph это были политические тяжеловесы, объединенные общей идеологической платформой. Нынешние же «беглецы», судя по их заявлениям, преследуют различные цели и не имеют общих идеологических взглядов. Зато их достаточно расплывчато заявленная миссия позволит сравнительно легко примкнуть к их рядам как другим лейбористам, так и депутатам из иных политических объединений и, в частности, из числа депутатов партии тори.

В целом прогноз газеты сводится к тому, что «мятеж восьмерки» вряд ли приведет к глобальной структурной перестройке британской политики и возникновению новых игроков на партийном поле. Хотя многое будет зависеть от того, как отреагирует на «мятеж» руководство лейбористов и консерваторов.

Лидеры не тянут резину

Ответ Корбина не заставил себя долго ждать. Из стана лейбористов последовал недвусмысленный намек, что партия согласится на новый референдум по «Брекзиту». Интересно, в каком виде будет сформулирован этот ответ, но судя по тому, что заместитель лидера лейбористов и одновременно теневой министр финансов Джон Макдоннелл уже заявил, что официальное заявление лидера партии последует в ближайшие дни, значит так оно и будет. Ясно и то, что Корбин занервничал.

В отличие от Терезы Мэй, которая, как говорится, тоже не стала «тянуть резину». В статье, опубликованной на днях в Daily Mail, она использовала краткие, но категоричные формулировки. Премьер-министр заявила, что Британия выйдет из состава ЕС при условии, что депутаты парламента не станут паниковать.

«Несмотря на все разногласия в парламенте, я убеждена, что Соединенное Королевство выйдет из состава ЕС, – писала глава правительства. – В ходе дискуссий с руководством Евросоюза и лидерами всех стран ЕС я поняла, что все хотят, чтобы соглашение о выходе Великобритании из ЕС было заключено. Мы разрабатываем детальные планы, с тем чтобы парламент мог играть ясную и серьезную роль в следующей фазе переговоров о будущих отношениях между Великобританией и ЕС».

Премьер-министр убеждена, что договоренность с Евросоюзом может быть достигнута. «Во вторник я заявила в парламенте, что депутаты смогут проголосовать по вопросу о достигнутом с ЕС соглашении не позднее 12 марта. Я уверена, что они одобрят это соглашение. Но, так как многие депутаты опасаются, что остается мало времени и их точка зрения не будет услышана, я дала еще два обещания. Если депутаты отвергнут достигнутую с Евросоюзом договоренность, им будет предоставлена возможность одобрить или отвергнуть выход Великобритании из состава ЕС 29 марта без какого бы то ни было соглашения. Если парламент отвергнет выход без соглашения, то правительство предложит депутатам одобрить временный перенос даты «Брекзита». Если депутаты парламента согласятся на подобную меру, правительство попытается заручиться согласием ЕС. Я не хочу переноса даты. Мы должны сконцентрировать все усилия на достижении соглашения с тем, чтобы выйти из ЕС 29 марта, чтобы и бизнес, и граждане были уверены в том, что их ожидает в недалеком будущем».

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.