Милое обаяние буржуазии: выставка Dior, Designer of Dreams

Милое обаяние буржуазии: выставка Dior, Designer of Dreams

Сам мэтр с моделью по имени Лаки, 1955 год. Photo by Christian Dior, V&A

Простояв полчаса в очереди перед тем, как попасть на популярную выставку Dior, Designer of Dreams в лондонском Музее Виктории и Альберта, первое, что замечаешь уже у входа, это знаменитые «песочные часы силуэта New Look» – черно-белый костюм с юбкой под названием Bar Suit.

Photo by V&A

Даже глядя на этот довольно строгий, монохромный вариант, сразу веришь, что при создании большинства коллекций Диор вдохновлялся изгибами лепестков розы и изяществом колокольчиков ландыша. Таков был ответ пассионария от моды на запрос эпохи конца 40-х -начала 50-х, которая после тягот и дефицита военных лет истосковалась по образу женщины-цветка, эфемерной, нежной и совершенно не способной стоять за фабричным станком.

Диор родился в благополучной французской семье, которая прочила ему карьеру дипломата. Однако, будучи уже взрослым мужчиной, в 30 лет он все же решил последовать за мечтой и занялся дизайном одежды. Сейчас нам трудно представить, что когда-то его модели воспринимались как верх неприличия: все эти метры шелка и акцентированная женственность фигуры, ставшая для нас классикой, в те послевоенные годы вызывали пуританское возмущение. В итоге публика не устояла перед искушением красотой.

Выставка не ограничивает себя рамками ретро и экспозицией винтажных платьев, созданных самим отцом-основателем, а повествует о том, как образ женщины-цветка менялся в течение десятилетий под влиянием разных модельеров: Ива Сен-Лорана, Марка Боана, Джанфранко Ферре, Джона Гальяно, Рафа Симона и, сегодня, первого креативного директора женщины за всю историю бренда – Марии Грации Кьюри.

Бесподобно красивые вечерние наряды на манекенах, замерших в естественных позах под искусно подобранное освещение, монотонно рассказывают о вечной женственности – подарках феи-крестной, которые никогда не превратятся в лохмотья. В зале, где представлены духи, обувь, аксессуары Dior, ты видишь также мини-модели шелковых шедевров с неизменно узкой талией. И чувствуешь себя девочкой, которая когда-то обожала играть с куклами и представляла, что они принцессы в ожидании принца.

Принцесса Маргарет в платье от Dior, 1951 год. Photo by Cecil Beaton,V&A

Здесь есть и подлинное платье принцессы, причем английской – красавицы Маргарет, сестры Елизаветы II, чья подзабытая несчастливая личная жизнь только недавно активно обсуждалась благодаря сериалу «Корона». «Она сфокусировала на себе лихорадочный интерес публики к королевским особам и действительно была настоящей сказочной принцессой, изящной, изысканной», – писал Диор о 21-летней Маргарет. Довольное скромное вопреки ожиданиям кремовое платье с крошечной талией и портрет принцессы помещаются в отдельной секции, посвященной взаимоотношениям Диора с Великобританией.

Выставка имеет несколько тематических разделов, среди которых особенно изысканно оформлены «будуар» и увитый искусственной глицинией сад. А белоснежная многоэтажная коллекция пробников и выкроек демонстрирует, сколько интеллектуального труда стоит за созданием идеальной посадки рукава и почему Диор считал моду «последним прибежищем чуда в современном мире».

По сравнению с революционной выставкой Александра Маккуина «Дикая красота» (Savage Beauty, 2015, V&A) Designer of Dreams кажется мне событием консервативным, тщательно продуманным и немного скучным – из-за отсутствия будней. Хочется не только праздника, а жизни как она есть: вот бы увидеть обыденный нью лук, который носили в офис, в котором играли с детьми и мыли посуду. Ведь в 50-е каждая, в том числе и работающая, парижанка была обязана выглядеть элегантно вне зависимости от ситуации.

Photo by V&A

Интересно, что на выставке я то и дело слышала восторженную русскую речь: вот кто-то из русскоговорящих возмущается стилистическим оппонентом Диора – Коко Шанель, которая задолго до Диора лишила женскую одежду выразительных изгибов и сделала модным лаконичный черный цвет. Очевидно, волшебник Диор ближе и понятнее тем, кто боролся за жизнь на советских и постсоветских пространствах. Почему? Наверно, потому что парижский мир Диора транслирует абсолютное счастье «праздничной» женщины, чьи проблемы давно решил мужчина в столь же безупречно сидящем костюме.

 

Photo by V&A

Выставка открыта до 14 июля. Хотя все билеты давно распроданы, можно стать членом V&A и пойти на нее бесплатно.

Подготовила Ксения Дьякова-Тиноку

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.