Двум смертям бывать

Двум смертям бывать

«Матрешка» (Russian Doll)
Создатели: Наташа Лионн, Эми Полер, Лесли Хэдланд
США, 2019 год

 

Надя Вулвоков (Наташа Лионн) – 36-летняя разработчица видеоигр, подозрительно похожа на молодую Аллу Пугачеву, живет в Ист-Виллидж в компании то и дело убегающего от нее кота. Действие сериала начинается на вечеринке в честь дня рождения Нади: девушка смотрит на себя в зеркало, на фоне играет ‘Gotta Get Up’ Гарри Нилсона, в туалет ломятся какие-то нетерпеливые люди, а лучшая подруга Максин (Грета Ли) поздравляет с днем рождения и угощает косяком. Надя быстро найдет себе парня на ночь, выставит его за дверь сразу после секса, по дороге за сигаретами увидит своего потерявшегося кота, но тут же попадет под машину и умрет.

Вот, казалось бы, и сказочке конец, но Надя снова стоит у зеркала, в дверь туалета стучат, на фоне играет ‘Gotta Get Up’. Сначала Надя подумает, что у нее острая форма дежавю; позже решит, что всему виной косяк Максин. Потом она упадет с лестницы и снова умрет. Потом замерзнет в парке и вернется к зеркалу и Гарри Нилсону. Потом снова упадет с лестницы и начнет пользоваться исключительно пожарным выходом. Пытаясь найти объяснение этому опасному «дню сурка», Надя встретит Алана (Чарли Барнетт), который тоже умирает и воскресает с подозрительной регулярностью.

Главная цель Нади, Алана и зрителей – разобраться в природе этого странного мира, понять, почему в нем оказались именно эти два человека и как им вернуться к нормальному существованию. На протяжении первых серий кажется, что героиня Лионн переживает идентичный день: Максин продолжает поздравлять ее с днем рождения, курить израильский косяк и готовить курицу, на вечеринке занудный профессор литературы говорит про Апдайка, а на лестницах творится полный беспредел. Постоянное возвращение в исходную точку напоминает недавний интерактивный фильм «Нетфликса» «Черное зеркало: Брандашмыг», в котором зрители упирались в определенную концовку, а потом возвращались на старт в поисках альтернативного вывода. У Нади концовки всегда одинаковые – ее сломанная шея и другие травмы, несовместимые с жизнью, и ищет она решение, которое поможет выбраться из этой бесконечной петли.

Позже выяснится, что эта временная петля не так однозначна: с вечеринки начинают пропадать гости; фрукты и цветы, свежие в начале сезона, к четвертой серии начинают гнить и увядать, а в квартирах остается все меньше мебели. Надя начнет подозревать, что жизни, в которых она умерла, продолжаются без нее, а их количество бесконечно. Взяв за основу свой программистский опыт, Надя так же с головой окунается в паранойю в духе лучших работ Филипа К. Дика и заподозрит, что и Алан, и она – баги в коде и что-то в их поведении вызывает аварийное завершение программы. Размышление о возможных объяснениях – лучшее, что есть в «Матрешке». Создатели сериала отказываются сводить сериал к конкретным выводам, и в интернете можно найти теории на любой вкус и цвет: классические религиозные идеи о чистилище, сомнения во вменяемости Нади, фантастические идеи о параллельных измерениях и реальности как компьютерной симуляции и даже предположения, что «Матрешка» является осмыслением волнений в Томпкинс-сквер-парке в конце 80-х, которые сильно изменили Ист-Виллидж. Открытость «Матрешки» к самым безумным трактовкам, короткие эпизоды и яркая главная героиня – получите рецепт очередного хита «Нетфликса» для просмотра в один заход.

Впрочем, у этого хита есть какая-никакая концовка, и с ней у сериала проблемы. В одной из сцен классический зануда и педант Алан предполагает, что бесконечный цикл смертей связан с аморальной жизнью Алана и Нади: когда-то в прошлом они наверняка сделали кому-то гадость, плохо себя вели и теперь попали в странное чистилище. Надя отмахивается от этой теории, уверенно заявив, что ничего плохого она в жизни не делала, все ее любят, а теория Алана слишком предсказуемая и скучная. Удивительно, что создатели сериала в попытках как-то свернуть первый сезон если и приходят к какому-то выводу, то связан он именно с ошибками прошлого.

С первой серии Надя громко заявляет, что ей не нужны сложные отношения, а нужны две пачки сигарет в день, любимый кот и регулярный секс без обязательств. Эти красные флаги, конечно же, указывают на детские травмы, которые вскоре появляются в виде безумной мамы (Хлоя Севиньи), которую Наде вроде жалко, но мама уже разбила все зеркала в доме и кормит девочку одними арбузами. В глубине души Надя считает, что она предала маму, но боится разобраться в этих мыслях и потому создает свой привлекательный, но не очень полезный для психики циничный фасад.

Решением этой достойной обсуждения проблемы становится Алан. Идея сценаристов понятна: Надя и Алан – полные противоположности, противоположности притягиваются и меняют друг друга к лучшему. Даже если скинуть со счетов тот факт, что этому приему приблизительно три с половиной тысячи лет и он редко срабатывает в реальной жизни, Надю и Алана невозможно представить вместе. Между ними нет никакой химии, во время их сексуальной сцены хочется закрыть глаза, заткнуть уши и спрятаться за диван. Невесту Алана, которая наконец-то набралась сил с ним расстаться, понимаешь и поддерживаешь шампанским, а Надю, которой подсунули этот подарок, жалко до слез. Она же сорвется и убьет этого зануду через неделю. С детскими травмами действительно надо разбираться, но почему это обязательно надо делать с помощью неприятного парня со своими тараканами в голове, вопрос открытый.

 

Подготовила Юлия Юзефович

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.