Грешное дело

Грешное дело
Предположительно, так выглядели врачи 14-го века в больнице Сент-Томас, известной так же, как Lock hospital //i2.wp.com

«Уважаемый бизнес», венерические заболевания, чума и интересы лондонской полиции

«Наш успешный стартап со шлюхами»

В 1209 году был открыт Тауэрский мост, и в бордели Саутварка хлынули новички: те, кто раньше не мог или не хотел перебираться через реку даже ради увлекательного мира платного секса. Спрос на услуги возрос настолько, что пришлось отстроить на северном берегу Темзы (но все равно за пределами стен City of London) новую улицу с легальными борделями c говорящим названием Cock Lane.

Любопытно, что даже за рекой улица все еще принадлежала подворью саутваркской церкви St Mary Overie, то есть епископу Винчестерскому – видимо, чтобы на новые заведения распространялись правила 1161 года. То есть прямо как у Маяковского: «Мы говорим «бордель» – подразумеваем «епископ Винчестерский».

Известно, что несколько домов на Cock Lane принадлежали настоятелю собора Святого Павла (не нынешнего, а старого, сгоревшего во время Великого пожара). Легальная инвестиция со стабильным доходом.

Тогдашнее британское общество очень терпимо относилось к проституткам. Правда, за торговлю телом внутри лондонских стен их отправляли в тюрьму на 40 дней, а также отказывали грешницам в захоронении на церковных кладбищах (а других и не было), а в остальном без проблем, такие же люди, как все.

Теолог и юрист Томас Чобемский посвятил им аж четыре главы грандиозного труда о том, какие покаяния налагать на исповедовавшихся грешников (это такая смесь комментариев к судебному кодексу, теологических изысканий и психотерапии), и открыто заявлял, что проститутки заслуживают платы за свою работу наравне с любыми другими трудовыми людьми. Однако до профсоюза секс-работников дело не дошло: случилась эпидемия небывалой болезни.

«Идите прямо до Шлюшьей норы, а затем сверните на Ссаную аллею»

Отступление: в 14-м веке одним из популярных рецептов профилактики заражения венерическими заболеваниями (авторства John of Gaddesden) была такая последовательность действий: а) немедленно после секса нужно прыгать вверх и вниз; б) затем сбежать по лестнице задом наперед; в) понюхать перец, чтобы как следует чихнуть; г) пощекотать гениталии перышком, смоченным в уксусе, чтобы смыть зараженную сперму; д) затем тщательно вымыть половые органы в отваре из роз, пряных трав и уксуса. Если вы думаете, что это слишком сложный рецепт, то остальные рецепты были еще хуже.

Ну и едва ли кто-то им следовал: даже если бег по лестнице задом наперед спасает от венерических заболеваний, он также здорово увеличивает перспективу сломать шею.

Но важно тут то, что врачи уже понимали, что некоторые болезни связаны именно с сексом. В 1321 году король Эдвард II открыл в Саутварке Lock Hospital – «госпиталь для прокаженных», а прокаженными тогда считали кого угодно с кожными язвами. В городском сленге выражение Lock Hospital так и осталось прозвищем для любого вендиспансера. Улицы Саутварка в те годы были плодородной почвой не только для греха, но и для распространения заболеваний. На улицах не было ни мостовой, ни сточных канав. Резиденты и посетители опорожняли свои кишечники и мочевые пузыри в любом удобном тихом местечке. Свидетельствуют об этом неформальные названия улиц — что-то вроде ориентиров, по которым было легко понять назначение этого темного переулка. Улицы для торговли телом назывались Codpiece Lane, Cuckold Court и Sluts’ Hole, а улицы вокруг Dirty Lane, Foul Lane и Pissing Lane. Такие вот средневековые технологии городской навигации.

 Это все сделало улицы Саутварка идеальной лабораторией для распространения чумы, которая поразила город в 1348 году и стоила ему, по мнениям источников, до половины населения: от 50 до 100 тысяч человек.

Улица Лондона во время чумы. Photo by wikimedia.org

Пир во время чумы и его последствия

Эдуард III требовал, чтобы лондонские власти чистили улицы, но ему просто-напросто ответили, что все уборщики мертвы. Чем больше людей умирало, тем меньше оставалось для того, чтобы похоронить тела, и тем быстрее распространялась чума.

В одном только Саутварке хоронили более 200 тел в день — это были уже даже не индивидуальные могилы, а просто траншеи, которые заполняли телами и засыпали. Если копать и хоронить было некому, то тела оставляли в крипте ближайшей церкви: ведь присутствие божественного, как известно, лучшая защита от заражения. А когда плоть разлагалась, то «чистые кости» компактно закапывали на небольшом участке, порой даже без молитвы.

В 1349 году Эдуард III и парламент сбежали из Лондона в безопасную сельскую местность, а за ними и епископ Винчестерский со свитой и все состоятельные граждане. А вот бордели Саутварка оставались открыты весь период чумы — несмотря на предупреждения властей о том, что беспорядочные половые отношения со многими партнерами увеличивают риск инфекции (надо же, как мало изменились предупреждения за последние 600 лет).

Генри Кингтон, историк 14-го века, писал, что публичные дома были даже популярнее обычного: многие лондонцы предались фатализму. Раз заразу можно подцепить где угодно — то какая разница, и почему бы не сделать это в объятиях доброй шлюхи? По крайней мере умрешь с удовольствием. В общем, люди ловили момент.

«Несите своих умерших». Photo by wikimedia.org

Не удивительно, что когда в 1350 году король и парламент вернулись в Лондон, они обнаружили на противоположном берегу от Вестминстера район, поглощенный анархией. Без доброго присмотра полиции епископа Винчестерского бордели и таверны Саутварка стали излюбленным местом мелких криминальных элементов: фактически любой, кто совершил преступление в Сити, просто-напросто пересекал Лондонский мост, просил убежища и получал теплый прием. А затем без наказания наглел еще больше.

Судя по источникам, в следующие 20 лет молодчики из Саутварка начали сколачивать банды по 200 человек, которые время от времени пересекали мост, грабили жителей Сити и спокойно возвращались обратно, где им не угрожало никакое наказание. Лондонская полиция же не собиралась соваться в эту злачную дыру: их больше всего их интересовало то, чтобы проститутки не выходили за пределы отведенных им территорий.

Дело в том, что некоторые нуждающиеся жительницы города вели двойную жизнь: проживая внутри городских стен, они каждый день отправлялись на работу на Cock Lane или в Саутварк. Так что совсем скоро секс-работницам просто запретили проживать в Лондоне. В 1383 году закон возвещал, что если проститутка, где бы она ни работала, будет арестована в Лондоне, то ей должно обрить голову, а затем прокатить по улицам на специальной телеге с тремя министрелями, которые играли на музыкальных инструментах и привлекали толпу, а затем поместить в ближайшую тюрьму, где публично выпороть. Пойманная второй раз отправлялась в тюрьму на десять дней, а третий раз — грубо выпроваживалась за городские ворота и в Саутварк.

Продолжение – в следующем номере газеты

Подготовила Вера Щербина

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.