Ангел и демон: любовь перед концом света

Ангел и демон: любовь перед концом света

«Благие знамения» (Good Omens)
Создатель: Нил Гейман
Великобритания и США, 2019 год

Ангел Азирафель (Майкл Шин) и демон Кроули (Дэвид Теннант) представляют интересы Рая и Ада на Земле: букинист и любитель вкусно поесть Азирафель помогает человечеству выживать в достаточно неблагоприятных условиях, в то время как Кроули, фанат группы Queen и хороших автомобилей, мелко пакостит, создавая гадость под названием M25. Несмотря на формальную игру за противоборствующие команды, ангел и демон давно дружат, выручают друг друга перед дедлайнами и прониклись странной симпатией к совсем  не идеальным людям.

Лидеры Ада и Рая относятся к людям куда более беспристрастно и планируют развернуть на Земле Армагеддон. Кроули должен подменить сына американского политика на Антихриста и начать обратный отсчет до финальной битвы между добром и злом. Азирафель и Кроули не хотят для человечества столь ужасного конца и решают заняться воспитанием Антихриста в надежде, что правильные уроки помогут мальчику стать более уравновешенным и забыть о конце света. Спустя 11 лет, за пару дней до намеченного Армагеддона, выяснится, что подмена ребенка состоялась с некоторыми отклонениями от изначального плана, и Кроули с Азирафелем следили за обычным земным мальчишкой, а местонахождение Антихриста никому не известно.

Слухи об экранизации совместного романа фантастов Терри Пратчетта и Нила Геймана ходили с начала «нулевых», когда в режиссеры записывали Терри Гиллиама, а на роли Азирафеля и Кроули рассматривали Робина Уильямса и Джонни Деппа соответственно. Шли годы, но в Голливуде никак не находили денег на этот проект, а после смерти Пратчетта в 2015 году Гейман заявил, что в одиночку он писать сценарий не собирается. Только посмертное письмо Пратчетта и финансирование Amazon Prime стало необходимой мотивацией для Геймана стать создателем шестисерийного проекта.

Бюджет Amazon позволил не только дать ход экранизации, но и пригласить лучших британских и американских актеров на даже крошечные роли: Бога здесь озвучивает Фрэнсис Макдорманд, пару реплик Сатаны произносит Бенедикт Камбербэтч, а архангела Гавриила играет Джон Хэмм. На главные же роли вместо Деппа и покойного Уильямса позвали Майкла Шина и Дэвида Теннанта, и, судя по реакции поклонников романа, Гейман смог достоверно перенести своих книжных персонажей на экран и превратить шесть тысяч лет их приключений в одну из нежнейших романтических историй в телевизоре.

Азирафель и Кроули не просто коллеги из противоборствующих департаментов, их отношения не ограничиваются и дружбой; это та самая большая любовь между противоположностями, у которых есть века и тысячелетия на то, чтобы дополнить друг друга и превратиться в один сложный организм. Герои Шина и Теннанта переступают через профессиональные границы и лояльности не только ради абстрактного блага всего человечества, но и ради своих собственных отношений, возможных только на Земле, ради их уютной жизни с музыкой, книгами и длинными ужинами в хороших ресторанах, ради всего человеческого, к чему они успели прикипеть и чем стали сами.

Саму привязанность между ангелом и демоном – сложное и неподдающееся доскональному анализу человеческое чувство – Гейман и Пратчетт противопоставляют ограниченности религии. Стремление к объективности, к достижению далеких от реальности идеалов в современном мире превратилось в одну из главных добродетелей, но «Благие знамения» в своей фантасмагоричной форме скидывают маски с идеологии, показывая, как отсутствие гуманизма и субъективности приводит к 40-дневным потопам, геноцидам и никому не нужному чемпионату мира между добром и злом.

Ненужным апокалипсис оказывается еще и потому, что разница между воинствующими сторонами оказывается, мягко говоря, не самой очевидной. Сразу после выхода сериала религиозно настроенные граждане написали петицию в «Нетфликс» (да-да, это не опечатка) с требованием прекратить продвигать сатанизм в массы и закрыть «Благие знамения». Впрочем, в вопросах дьявольщины сериал Геймана следует примеру сотен фильмов и сериалов, которые изображали зло стильным, харизматичным и с хорошим чувством юмора – об этом еще сто лет назад рассказывал Булгаков. Настоящую провокацию Пратчетт и Гейман спрятали в размытых границах между добром и злом, превратив Рай и Ад в неожиданно похожие организации с разными маркетинговыми стратегиями.

В первых сериях «Благие знамения» намекают на схожесть добра и зла через героев Кроули и Азирафеля, бунтующих против двуполярной системы каждый на своем участке. В одной из лучших сцен сериала Кроули пытается объяснить своему старому другу, что разделения на два идеологических лагеря – пустое, а смысл есть только в их общем желании сделать что-то хорошее на человеческом, а не идеологическом уровне.

Азирафель все же сопротивляется и пытается пробраться по бюрократической линии добра на самый верх, чтобы договориться об отмене Апокалипсиса. Но в божественной корпорации интересы людей значат так же мало, как и в преисподней; там защищают идеологию добра, а не маленьких людишек. За легкомысленным тоном «Благих знамений» скрывается злободневное предостережение об опасности идеологий с их великими планами и пренебрежением маленькими людьми и всеми земными радостями, которые им так дороги.

Подготовила Юлия Юзефович

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.