Королевская выволочка пошла на пользу?

Королевская выволочка пошла на пользу?
Фото: flickr.com/number10gov

Зураб Налбандян

Не распускай язык, детка!

Если экс-премьер Дэвид Кэмерон всерьез намеревается вернуться в большую политику или хотя бы собирается выступать с публичными лекциями, ему следует быть осторожнее в своих высказываниях.

На днях он рассказал слушателям Red Box – подкаста лондонской газеты The Times, что удостоился резкого упрека со стороны Елизаветы II за то, что попросил ее помощников упросить королеву сделать публичное заявление, которое могло бы положительно повлиять на мнение жителей севера Британских островов и итоги референдума по вопросу о независимости Шотландии в 2014 году.

Несмотря на «выволочку», устроенную ему Елизаветой, за эту попытку подтолкнуть ее к вмешательству в политическую жизнь страны, что в принципе является прямым нарушением неписаной британской конституции, в только что вышедших в свет мемуарах Кэмерона есть странная фраза: «Я был бы куда более успешным премьер-министром без этих еженедельных доз мудрости» (имеются в виду регулярные встречи и беседы с Ее Величеством. – З.Н.).

Цель этих бесед – неформальное информирование монарха о последних политических и государственных новостях в королевстве. Они обычно проходят «один на один» и никакие записи не ведутся. Поэтому у британцев нет представления, о чем говорят избираемый народом глава правительства с неизбираемым народом главой государства. Лишь иногда, а по сути говоря, необычайно редко, в публичное пространство вдруг пробиваются какие-то отдельные фразы и оценки. Они, конечно, важны для историков, для биографов британских премьеров и британских же монархов.

Несколько лет назад отличились даже театральные деятели. В одном из лондонских театров с большим успехом давали спектакль «Аудиенция», где речь шла как раз о встречах королевы Елизаветы II со своими премьер-министрами, которых набралось уже 15. Пьесу написал опытный британский драматург Питер Морган, а роль взрослой королевы исполняла дважды оскароносная актриса украинского происхождения Хелен Миррен (Елена Миронова), которая давно уже набила руку на исполнении роли Елизаветы II в кино и театре.

«Аудиенция» как напоминание

Спектакль послужил поводом для прессы в очередной раз вернуться к теме этих «аудиенций» и их значения для королевы, премьер-министров и британской общественности. Никаких особенных секретов он не открыл, но ввел зрителя в мир этих бесед, показал их стилистику, настроения участников. При этом темы бесед остались в тени. Питер Морган искусно отодвинул их на задний план. Как бы говоря зрителю: если вы знаете, о чем шла речь, то не стану обременять вас подробностями. Тем более, что многие детали по-прежнему остаются под завесой секретности.

Но в каком настроении молодая королева встречала своего первого премьера Уинстона Черчилля, где они обычно разговаривали, как проходили их встречи?

Как вела себя Елизавета, которой еще не было 30, с великим британцем, считавшимся вместе со Сталиным и Рузвельтом членом выдающейся тройки мировых лидеров, разгромившей Гитлера и его военную машину?

В середине 50-х годов прошлого века Черчилль был сильно болен, и врачи не могли поручиться, что прославленный глава британского правительства времен Второй мировой войны сможет продолжать руководить страной. Однако, чтобы не огорчать население острова, было решено подробности о состоянии его здоровья не разглашать. Эти их встречи хорошо прописаны и отлично сыграны в свежем сериале «Корона».

Королева, была, естественно, в курсе ситуации, ее ежедневно информировали о здоровье великого премьера. Она редко сама вызывала Черчилля. Однако прекрасно понимая, в каком неуверенном состоянии пребывает глава государства, регулярно посещал молодого и неопытного монарха. Силы его были на исходе, но он не мог себе позволить отказаться от встреч с совсем еще «необстрелянной» королевой.

Пожилой премьер вел себя осторожно, не поучал Елизавету, а старался давать ей понять, как сам он ведет себя в сложных ситуациях, случающихся порой в жизни крупных европейских государств, за которыми внимательно следят в других больших столицах. А главное – почему?

Понимала ли это молодая Елизавета? Думала ли тогда, что настанет время, когда она сама будет стараться быть осторожной с молодыми неопытными политиками и премьерами? Вряд ли. В наше время молодым начальникам редко бывает присущ талант бережного отношения к начинающим сотрудникам, которых легко вывести из себя, сбить с толку и надолго, а иногда и навсегда, выбить из колеи.

Мне приходилось присутствовать на ее встречах с простыми британцами. Это и чаепития в саду Букингемского дворца, которые обычно устраиваются в июле, незадолго до того, как Елизавета с семьей отправляется в летний отпуск в свой шотландский замок Бальморал. Тот самый замок, где застала ее трагическая весть о гибели в парижском тоннеле Дианы – матери ее внуков Уильяма и Гарри.

Приглашения на очень скромные чаепития рассылает лорд-чемберлен (глава администрации Ее Величества). Речь идет о нескольких сотнях официальных конвертов. В каждом из них пригласительный билет, адресованный конкретному лицу и подписанный лично лорд-чемберленом. Вместе с пригласительным в конверте можно найти информацию, которая поможет гостю получить представление о том, как проходят чаепития, кого из королевской семьи там можно встретить, как следует одеться по такому случаю и многое другое.

Трудно себе представить, что имена всех приглашенных заранее согласуются с королевой. Большинство этих людей она или члены ее семьи увидят на чаепитии впервые в жизни.

Шатры на дворцовой лужайке

На лужайке перед зданием дворца были установлены три огромных шатра, и в каждом накрыты длинные столы с угощениями. Все очень скромно: сэндвичи-малютки с сыром, курятиной, помидорами; такие же маленькие пирожные, лимонад, кофе и, конечно, чай.

Ровно в 16:00 на ступеньках дворца появились королева Елизавета, ее супруг принц Филипп – герцог Эдинбургский, а также их старший сын принц Уэльский Чарльз, являющийся главным наследником престола. Монарх и оба принца были в обыкновенном гражданском облачении без каких-либо знаков королевского отличия.

За несколько минут до их появления гвардейцы проложили в толпе гостей три коридора, по которым и двинулись королева, принц Филипп и принц Чарльз.

Мне ужасно хотелось услышать, о чем будет говорить с гостями королева, как будет выбирать собеседников, как долго будет длиться разговор и прочие подобные детали. В какой-то момент людские коридоры искривились, и коридор королевы начал сливаться с «аллеей» ее сына. Сделав вид, что запутался в толпе, быстро перескочил из одного коридора в другой. Так удалось пробиться поближе к Ее Величеству и услышать хотя бы некоторые из ее кратких бесед с гостями.

К тому времени я уже имел некоторое представление о том, как Елизавета говорит с простыми людьми, как она умеет сопереживать беде и горю, обнадеживать, шутить… Все это она умела делать мастерски.

Те, кому удавалось поговорить с ней, отходили не скрывая своего восхищения.

В тот день королева ушла с лужайки последней. И это несмотря на то, что день выдался не по-лондонски жарким, солнце палило нещадно, а Елизавете и Филиппу уже было далеко за 70. В таком возрасте и при такой погоде совсем не просто провести столько времени на ногах. Да еще вникать в чужие проблемы, давать людям советы. Но когда королева, наконец, зашла в «свой шатер», у нее был лишь слегка усталый вид.

Самой продолжительной в тот день была ее беседа с молодым сотрудником крупной благотворительной организации, недавно вернувшимся из Анголы, где он курировал работу тех, кто занимался разминированием минных полей, оставшихся после длительной гражданской войны.

И сама Елизавета, и ее муж и сын вели разговоры со своими гостями «на равных». Ни тени высокомерия, подчеркнутое внимание к собеседникам, к тому, что и как они рассказывают. У тех, в свою очередь, – никакого подобострастия и восторгов. Все происходило достойно и естественно.

«Садовые чаепития» проводятся в Букингемском дворце с лета 1860 года. Впервые они были организованы при королеве Виктории и стали весьма удобной формой общения членов королевской семьи со своими подданными. Обо всем этом рассказала мне сотрудница пресс-отдела королевы. Она же сообщила, что все «чаепития» проводятся в июле – самом сухом месяце в Лондоне. А на случай дождя гости могут спрятаться в шатрах или укрыться зонтами, специально приготовленными сотрудниками дворца. Был даже случай, когда двое гостей пострадали от удара молнии. К счастью, все обошлось.

Побеседовав с монархом и ее ближайшими родственниками, гости не спеша направились к столам с угощением. Всего, как сообщили мне в пресс-отделе дворца, в этот день было съедено 20 тысяч сэндвичей, столько же пирожных и выпито 27 тысяч чашек чая. Общая длина чайных столов составила почти 150 метров.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.