Пионер космоса

Пионер космоса
Фото: ТАСС

ТАСС

Ушел из жизни космонавт Алексей Леонов

Легендарный советский космонавт Алексей Архипович Леонов, первый человек, вышедший в открытый космос, скончался 11 октября в возрасте 85 лет, говорится на сайте российской корпорации «Роскосмос». Причиной смерти стала острая сердечная недостаточность: в последнее время Леонов сильно болел и постоянно находился в больнице.

NASA прервали трансляцию выхода американских астронавтов в открытый космос, чтобы сообщить о смерти Леонова. «Мы опечалены уходом из жизни легендарного космонавта, ставшего первым человеком в истории, который вышел в открытый космос 18 марта 1965 года. Подвиг Леонова открыл дорогу другим космонавтам и поспособствовал тому, что Международная космическая станция существует до сих пор», — прокомментировали представители NASA в «Твиттере».

ТАСС

 

Алексей Леонов стал настоящей иконой не только у себя на родине, но и за ее пределами. Английский писатель Артур Кларк в своем сиквеле к произведению «2001: Космическая одиссея» назвал один из космических кораблей его именем.

Президент России Владимир Путин выразил соболезнования родным космонавта и назвал его «настоящим первопроходцем, волевой и героической личностью».

Выход в открытый космос всегда чреват огромными рисками. Во время работы на орбите Леонов чуть не погиб: защитный костюм раздуло, и космонавт долгое время не мог протиснуться обратно в люк корабля. В результате он пошел на риск и стравил воздух из костюма. 23 марта 1965 года за мужество ему присвоили звание Героя Советского Союза.

В 2015 году Алексей Леонов побывал с трехдневным туром в Лондоне. Мы приводим выдержки из лекции, которую Алексей Леонов прочел в Waterstones Piccadilly.

 

ТАСС

Что чувствовал в открытом космосе

Когда я вышел из корабля, я не помню, что чувствовал, но я услышал по радио слова Левитана: “Внимание, внимание, человек вышел в космическое пространство и находится в свободном плавании”. А у меня первая мысль: “Кто это?” Я никогда не думал, что так быстро все будет.

Как проходил полет

На 8-й минуте я почувствовал, что что-то не то, что я внутри скафандра болтаюсь. Думаю: “Сейчас доложу на Землю, открытый эфир, пойдут вопросы”. И я решил никому ничего не докладывать. Молча сбросил давление в два раза. Я понимал, что сейчас попаду в зону закипания азота, а там повезет / не повезет. Но другого выбора не было. Сбросив давление, почувствовал, что могу управлять скафандром, но при этом в корабль залезть я не мог так, как мы тренировались — ногами. Решил лезть головой. При этом я знал, что корабль так устроен, что зайти внутрь можно только ногами, поэтому решил развернуться в шлюзе. И вот здесь началась такая работа! Диаметр шлюза — 1,2 м, я в скафандре 1,9 м! Как я сложился — не знаю, но сложился! И вот тут у меня и температура поднялась, и пульс за 150, пот начал выедать глаза. В общем, развернулся, вошел в корабль, открыл шлем и ничего не вижу. А дальше пошло одно за другим.

Сначала поднялся кислород. Мы боролись семь часов, потом уснули от кислородного опьянения. Как нас пронесло, я не знаю. Но двигатели были хорошие, коллекторы не искрили. Когда пришли в себя, корабль вращался 20 градусов в секунду. Все три иллюминатора били по глазам, жутко было. И так почти сутки.

Ладно, перетерпели. Пошли на посадку — двигатель не отделяется. А мы находимся на другой стороне земного шара, посоветоваться не с кем! Ушли на другой виток, включили длинноволновое радио. Над Африкой мы доложили, что выбрали точку посадки в Заполярье. Говорю Паше (командиру корабля «Восход-2» Павлу Беляеву): “Сейчас звезды все посшибаем”.

Сели в тайгу. Еле открыли люк, его прижало. Паша выпрыгнул из корабля в снег. Смотрю — одна голова торчит. Я тоже выпрыгнул. И вот картина: тайга, космический корабль и две головы торчат. Ну что-то делать надо. Развернули радиостанцию и я телеграфным ключом начал передавать. Никто не слышит, тишина. Ночью стало -25. У нас пота в скафандрах по колено, мы замерзаем. Сняли скафандры, отжали белье, надели на себя экранно-вакуумную изоляцию (9 слоев фольги) и перепоясались стропами. И опять картинка: ночь, тайга и две сосиски у корабля. Наконец доложили. Всю ночь над нами кружил самолет. А утром из Казахстана привезли на вертолетах одежду. Куртки попали, унты попали, а брюки остались висеть на деревьях.

В конце концов вырубили в 9 км от нас площадку, сбросили туда котел литров на 600. Пришли на лыжах, срубили костер, на него поставили котел, снега набросали, воду подогрели. И вот третья картинка: тайга, космический корабль, котел, а в нем два голых человека. На вторую ночь легли спать, утром 9 км прошли на лыжах. И сразу на космодром.

А там меня ожидала расправа: “Почему не доложил? Почему принял решение сбросить давление?” Я говорю: “У меня жизни 30 минут. Если я докладываю, что у меня проблема, что вы делаете? Формируете комиссию! Решаете, докладываете, утверждаете… а я уже умер. Вот и все. Никто мне там не мог помочь. Поэтому извините, но я принял такое решение”. И тогда Сергей Павлович Королев сказал, что Леша (то есть Алексей Леонов) прав. В общей сложности тогда за 26 часов я потерял 6 кг веса. Это было ужасно.

Цитаты подготовила Кристина Москаленко

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.