Чему нас учат эпидемии прошлых веков

Чему нас учат эпидемии прошлых веков
Фото:vintage.es

«Сидите дома»   

С 14-го и до 17-го века Европа воевала с чумой. Средневековые авторитеты в медицине Гиппократ и Гален  в свое время высказывались об эпидемиях прямо и без обиняков: «Быстро покидай это место, уходи подальше и не торопись возвращаться». 

Этому совету и пытались следовать жители Европы, когда их настигла Черная Смерть, или чума середины 14-го века, однако этого было недостаточно. К тому же некоторые не захотели покидать свои дома — вместо этого они обратились к религии. Процессии верующих ходили из города в город, избивая себя плетьми и моля прощения у Всевышнего, который, судя по всему, был недоволен человечеством. 

Разумеется, в распоряжении средневековых медиков было много волшебных снадобий: от привязывания живых цыплят к бубону до напитков с примесью ртути, мышьяка и толченого рога единорога — что бы им ни было на самом деле. Все это не помогало! Как не помогали букетики цветов и душистые помады для очистки воздуха от переносящих заразу миазмов: люди верили, что чуму вызывают дурные запахи. Однако посреди этого хаоса на свет вдруг родились первые меры эпидемиологического контроля.

Первыми за дело взялись венецианцы. Поскольку болезнь наверняка приносили из других стран, итальянские торговые республики ввели специальные меры для прибывающих кораблей: изоляцию в море на 30, а затем на 40 дней — слово «карантин» означает «сорок» на итальянском. Второй распространенной мерой сталo захоронение тел умерших на специальных кладбищах по определенным правилам.

wikimedia.org

 Затем всех больных стали изолировать в их домах, а после этого — свозить в специальные «чумные дома» за городом (в их роли обычно выступали монастыри: в обмен на уход за больными монахи получали от государства еду и деньги на содержание зданий). Но меры были приняты слишком поздно, и жители итальянских республик умирали тысячами — смертность от бубонной чумы доходила до 50%. 

В Англии первые санитарные меры приняли после того, как дочь короля Эдуарда III, принцесса Иоанна, в сентябре 1348 года отправилась в путь, чтобы заключить династический брак с Педро I Кастильским, но по дороге, на стоянке в Бордо,  заразилась чумой и умерла. Эдуард был в отчаянии, но в то же время решил принять меры для того, чтобы сдержать чуму в Англии. При нем впервые начали очищать улицы от мусора и экскрементов, а также разработали специальные процедуры погребения жертв чумы: гробы оборачивали кожей, а сверху обмазывали смолой, чтобы надежно удержать заразу внутри.

Все эти меры позволяли англичанам более или менее контролировать эпидемии — вплоть до Великой лондонской чумы 1665 года. Но и остальная Европа не отставала: благодаря новым строгим законам и пропаганде, ставшей более успешной с изобретением печатного пресса, уже к середине 15-го века улицы европейских городов начали приближаться к санитарным стандартам Римской империи. То есть спустя тысячелетие здесь появились водопровод, канализация и сервисы по уборке улиц и вывозу мертвых.

«Не пейте сырую воду»  

Важным этапом развития общественного здравоохранения для Лондона стала эпидемия холеры в 1832 году. Большинство врачей того времени придерживались «теории миазмов»,  то есть считали, что холеру вызывает зловоние. 

Однако эта эпидемия обратила внимание врачебного сообщества на жизнь бедноты. Реформатор Эдвин Чедвик, первый глава Board of Health, отметил, что канализация в Лондоне оставляет желать лучшего. Систему стоков переделали, но отходы человеческой жизнедеятельности стали спускать в Темзу, которая в то время служила основным источником питьевой воды. 

Flickr @shareresearchconsortium

Миазмов не стало — а болезнь оставалась. Верный источник распространения болезни — через воду — назвал доктор Джон Сноу, но в его теорию не верили вплоть до Великой Вони 1852 года, когда из-за особенно жаркого лета Темза начала пересыхать, явив горожанам неаппетитное дно. Это событие спровоцировало строительство новой системы канализации. 

В следующем году эпидемия вернулась — и неожиданно подтвердила гипотезу Сноу, потому что все заболевшие жили в Восточном Лондоне, который не подсоединили к новой канализации. Специально созданная комиссия подтвердила правоту этой версии, и это стало основой первого в истории страны постоянной комиссии General Board of Health, при содействии которой позже на законодательном уровне закрепили многие важные государственные механизмы. Например, регулирование работы систем канализации и вывоза мусора, содержания животных, качества воды, регистрация и инспектирование детских садов и больниц и так далее.

«Чихайте и кашляйте в платок»

И наконец уже в 20-м веке пришло время знаменитой «испанки», или «пурпурного гриппа». Кстати, распространение болезни началось вовсе не в Испании. Просто во время Первой мировой войны страны, участвующие в военных действиях, старательно цензурировали все новости, которые могли подорвать боевой дух солдат — а Испания оставалась нейтральной и открыто печатала бюллетени о количестве заболевших. Современные исследователи считают, что первый случай заболевания возник в Америке, на территории Канзаса или Миссисипи.

Вирус «испанки» принадлежал к тому же семейству, что и современный COVID-19, однако был намного более смертельным: от испанского гриппа умерло от 50 до 100 млн человек — столько же, сколько погибло в ходе Второй мировой войны. 

Заболевание прошло в три волны: во время первой симптомы болезни не отличались от обычного гриппа, и именно тогда ее занесли в Европу. Вторая волна заболеваний началась в августе 1918 года, и именно на ее счету больше всего смертельных случаев. Типичные приметы «испанки» – носовое кровотечение, пневмония, энцефалит, температура под сорок, кровь в моче и –  кома. Заболевание было «демократичным» и не щадило никого, от солдат в окопах до привилегированной аристократии — самым высокопоставленным больным стал король Испании Альфонс XIII. 

К декабрю 1918 года количество заболевших резко уменьшилось. Считалось, что мир преодолел эпидемию — и вот тогда Австралия, до того закрывшаяся от иностранцев, открыла границы, и ее накрыла третья волна.  Из Австралии «испанка» вновь вернулась в Европу и Америку. Эпидемия окончательно завершилась в Европе только в мае 1919 года, а в Японии бушевала еще год.

commons.wikimedia.org

В то время врачам было мало известно о  вирусах — их открыли всего за десять лет до эпидемии, и исследователи не знали, что их молекулы могут вызывать болезни. В сентябре 1918 года испанская газета поучала читателей: «Болезнь вызывается бациллами Пфеффера, которые невероятно малы и видны только под микроскопом». Ричард Пфеффер, студент бактериолога открывателя «палочки Коха» Роберта Коха, уверял, что он открыл бациллу, которая вызывает грипп, и предлагал вводить вакцину на ее основе пациентам — причем вакцина помогала! С высоты сегодняшнего дня понятно, что вакцина облегчала течение вторичных заболеваний — например, пневмонии. Эта путаница заставила потерять драгоценное время и привела к увеличению количества жертв.

Тем не менее «испанка» полностью изменила общественное здравоохранение. Плакаты, марлевые маски, плакаты, которые призывали чихать и кашлять в платок и не плевать на улице, призывы отменить рукопожатия — это мелочи по сравнению с тем, что здравоохранение разных стран начало координировать свою работу.

В 1920 году была основана ВОЗ — Всемирная организация здравоохранения. В 20-е гг. прошлого века правительства многих стран пришли к идее централизованного государственного здравоохранения — первым такую систему ввел СССР, а следом за ним — многие страны Западной Европы. В США, где многие пострадали от «испанки», предпочли другую систему, основанную на предоставляемом работодателем медицинском страховании. Также СССР стал новатором в другом: новый стандарт медицины предполагал, что врач должен не только лечить заболевание, но и предотвращать его. Эта идея постепенно распространилась на другие страны и легла в основу современной эпидемиологии — науки, появившейся меньше ста лет назад.

А что же о сегодняшнем вирусе — удастся ли нам преодолеть эту напасть? Сейчас известно, что ни у кого нет иммунитета к ней. Опыт лечения эпидемии свиного гриппа в 2009 году показал, что им редко заболевали люди старше 65 — у них еще сохранялись остатки унаследованного иммунитета от «испанки». Но современная ситуация выглядит иначе и, похоже, зависит от личного  иммунитета каждого. Современные ученые — к примеру, Грэм Муни из Института истории медицины в Университете Джона Хопкинса — считают, что наше общество хуже подготовлено к эпидемии: в начале 20-го века люди были лучше подготовлены к регулярным вспышкам различных заболеваний. А это значит, что нам нужно тщательно присмотреться к урокам прошлого.

Подготовила Вера Щербина

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked with *

Cancel reply

This site uses cookies and different analytics technologies to monitor how you interact with our Website or obtain data from third parties and collect your browser technical configuration data. Please visit our privacy policy to find more information about cookies.